В поисках Откровения: о митинге на Соборке, посвященном трагедии в Николаеве. Фото

 Информация, прошедшая в Интернете, о митинге в поддержку Оксаны из Николаева, которая пострадала от зверств николаевских мажоров, прошла буквально накануне. Как всегда, главными

читателями Интернета оказались именно СМИ: когда я подошел к Соборке без пяти двенадцать, там были только журналисты. Зато было их, как на сенсационной пресс-конференции: не менее 10 камер, с десяток фотографов и т. д. Правда, самих митингующих было до боли мало. Лишь в начале первого пришел молодой человек, который не поленился сделать плакат в поддержку Оксаны. Затем подошли еще несколько человек, а где-то в двадцать минут первого этот импровизированный митинг посетил и один из лидеров одесского БЮТа – Сергей Веселов. Скажу честно, мне очень хотелось выступить. Однако не хотелось создавать впечатление, что я пытаюсь использовать эту трагедию для собственного пиара, поэтому я старался соблюсти свой статус журналиста и только записывал происходящее.

Надо сказать, что весь этот «митинг», а на нем было не-журналистов максимум человек десять – пятнадцать, оставил довольно грустное впечатление. Любой митинг – это прежде всего хэппенинг, шоу. В этом нет ничего зазорного или лукавого. Просто любое совместное действо людей живет по определенным законам. Каждый человек сам по себе может вести себя достаточно свободно (если не мешает активно другим людям), но если соберется даже десять человек, некие «правила игры» должны быть обязательно. Я, например, считаю, что тот, кто дал объявление о митинге, должен был как минимум принести с собой мегафон или усилитель, подумать о минимуме выступающих и прочем «джентльменском наборе» самого примитивного митинга.

Я говорю не об официозе, не о «заданности», не о «продажности» и не о «заангажированности». Милый мальчик, который пришел с плакатом, просто десять раз повторил свои слова, от чего сразу появилась оскомина. Трагедия, разумеется, не перестала быть трагедией, но ощущение «забалтывания» события все-таки возникло.

Разумеется, можно в очередной раз говорить о том, что люди сами проявили инициативу, что по собственной воле вышли на улицу, и так далее. И все это будет правильно и верно. Но это одна часть правды. Суть же гораздо глубже и страшнее. Многие из тех, кто вышел или хотели бы выйти, имели в виду нечто совершенно иное, чем просто дело об этом изнасиловании и попытке зверского убийства. Ведь масса людей – а в Николаеве, по данным АТВ, вышло 2000 человек – вышла на улицу не потому, что жаль Оксану, а потому, что сжимается кольцо, и каждый (именно каждый!) более-менее разумный человек шкурой ощущает, что и он в любой момент может оказаться на месте этой девушки.

Я понимаю, что эти слова будут звучать обидно, но мне думается, что попытки свести разговор только к словам заботы об Оксане сродни рассуждениям крепостных, что барин не вправе их бить до смерти, а только до первой крови.

На самом деле трагедия с Оксаной вскрывает самые гнойные вопросы нашей жизни, и прежде всего – бесправия человека и всесилия милиции. Ибо только милиция, неподконтрольная обществу, может породить такой произвол. Проблема ведь не в наличии извергов среди детей власть предержащих. Такие бывают всегда, при любой власти. Трагедия в милиции, которая по своей воле творит суд и сама принимает решения, кого миловать (не будем сейчас касаться немаловажного вопроса о «цене» этой милости), а кого наказывать. Не случайно первоначально милиция приняла версию, что только тот один, кого оставили за решеткой, виновен в изуверстве. И если бы не протесты людей – все так бы и осталось. И неизвестно, что еще будет, когда волна протестов схлынет.

Не может быть справедливого расследования в стране, где в уголовном суде оправдательные приговоры составляют десятые доли процента. Не может быть справедливого расследования в стране, где милиция неподконтрольна обществу. Где милиция может делать все, что захочет, если только не наступит на любимую мозоль высокопоставленного начальника или его чада. И вот тут все происходит строго наоборот: полное бесправие одних оборачивается полной безнаказанностью других.

Я хочу верить, что уголовное дело Оксаны будет доведено до справедливого  конца, что она благополучно покинет больницу и что мажорам не удастся уйти от ответа. Но это будет только в том случае, если общество научится быть мудрым, смотреть в корень, как советовал один литературный персонаж, и видеть за отдельными случаями общую картину – трагедию нашего бесправия.

Во время передачи АТВ, посвященной событиям вокруг Оксаны из Николаева, один из гостей стал говорить о том, что милиция должна понимать… Я не хочу повторять. Если общество не научится заставлять силовые структуры слушать себя, то там, в этих самых силовых структурах, никто ничего не поймет. Даже самые «добрые пастыри» становятся  нестерпимыми, если стада их безропотны.

odessa-daily.com.ua

    powered by CACKLE