«Отражения»: Костусев попытался продать «Магнолию». Однако не получилось

 Вы уж извините, но я буду упрямо твердить свое. Прошел год пребывания у власти врио городского головы Костусева. Один из главных пунктов его победной реляции – реструктуризация кредита,

 известного у нас как «преступный» в кавычках долг Гурвица в швейцарских франках перед «ВNP paribas», хотя основным «кредитодателем выступал» и выступает «ERSTE» банк. «BNP paribas», одному из кредиторов, Костусев, как вы знаете, 10 миллионов перечислил и таким образом с ним рассчитался. Другое дело, как рассчитался. Об этом мы еще поговорим. Наступил черед «ERSTE» банка. Обязательства перед ним, вызывающие у не имеющего серьезной финансовой подготовки Костусева истерическое состояние, заставили последнего всеми правдами и неправдами «выбивать» и в конце концов «выбить» из Минфина разрешение на пересчет долга в гривны и распределение его выплат частями, в течение пяти лет, под 14,5 процентов годовых.

 По этому поводу просто невозиожно не дать некоторых комментариев Естественно, с привлечением мнений специалистов, авторитетных в этой сложной для неподготовленного человека области. Но прежде, чем коснуться основной темы я снова, в который уже раз, задаю прокуратуре, СБУ, всем заинтересованным сторонам один и тот же вопрос.

 Почему Костусев, выплативший в декабре 2010 года банку-кредитору 10 миллионов франков из общего фонда бюджета, в связи с чем учителя, врачи, ваши родные и близкие не получили своевременно зарплаты (причем перед самым Новым годом), не был привлечен к уголовной ответственности? Срок давности по этому букету преступлений еще не истек. Тут и нецелевое использование бюджетных средств, и превышение служебных полномочий (сессия приняла противоположное решение -- о реструктурировании или рефинансировании долга), словом, -- нанесение ущерба карману городской громады, причем в особо крупных размерах. Для ясности повторю: согласно Бюджетному кодексу Украины, кредиты и займы могут гаситься только за счет средств, находящихся на Специальных фондах. Использование для этого средств Общего фонда или краткосрочного казначейского займа, как и переброска средств из общего фонда бюджета в специальный фонд без решения сессии, которого у Косусева, заметьте, не было, строжайше запрещены. Таким образом, действия врио городского головы, не пожелавшего прислушаться к голосу разума, -- а процесс реструктуризации или рефинансирования был к тому времени всесторонее подготовлен, носили криминальный характер. В ферале финанситы, разбирающиеся в ситуации куда лучше нашего проффесора, начали вести соответствующие переговоры с BNP и Erste банками, и те уже тогда были готовы на досрочное погашение долга, без каких-либо ставок, да еще и с дисконтом – скидкой, которую получил бы город. Чтобы стало понятным, как велась эта финансовая игра, добавлю: в нее был, одновременно с только что названными, вовлечен некий инвестиционный банк, обозначим его буквой «Х», готовый выкупить в виде муниципальных облигаций новый городской займ, бвде таковой появится, если получит право продавать его частями (с выгодой для себя) иным участникам финансового рынка. Третий круг составляли банки «А», «В», «С», которые сошлись на том, что скупят предлагаемое банком «Х», но теми порциями, которые им покажутся приемлемыми…

 Пока на этом остановлюсь. Вам, наверняка, описанная схема кажется весьма запутанной, если не спекулятивной. Но такова реальность финансового рынка. Деньги такой же товар, как нефть или уголь. Они покупаются и продаются. Все у всех – города, страны, правительства -- находятся в долгу. Долги перекупаются, перепродаются. Кредиты погашаются из средств новых займов. Кто-то более расторопный, поглощает неразумного или ленивого. Но в результате развивается экономика. Растет благосостояние общества. Это очень серьезная наука, где лозунги о квасном патриотизме не работают. На подготовку многоходовой финансовой схемы, основанной на предвидении колебаний курсов основных валют, у Геннадия Нечаевского и его команды, о которых я уже однажды упоминал, ушло десять месяцев напряженной дипломатической работы. Костусев же все завалил в один день.

 Теперь хотелось бы помочь вам разобраться в том, правы ли те, кто приветствует врио городского головы за то, что он перевел долг в гривны и будет отдавать его, выплачивая небольшой по нынешним временам кредитный процент. Действительно ставка в 14.75% достаточно низка, но это преимущество сводится почти на нет закрепленным соглашением с банком курсом франка по отношению к гривне (10.2) и так называемой «валютной оговоркой», т.е. при любых колебаниях гривны ЭРСТЭ будет все равно получать свои 14,75% в пересчете в франк (или доллар/евро). До этой смешной реструтуризации цифра ставки была куда меньше -- 8.25%. Чувствуете разницу? На таких условиях перефинансировать долг был бы готов любой банк, работающий в Украине: Сбербанк России, Альфа Банк, BNP Paribas, CitiBank, UBS, Credit Swiss и даже местные кредитно-финансовые учреждения.

 Иными словами, привязка к колебаниям курса валют означает, что город фактически всегда платит, помимо тела кредита, 14,75% его объема, а в случае, если курс «франк – гривна» превысит 10.20, то и больше. Фактически это кредит во франках по существующему курсу под 14,75% годовых. Просто он будет выплачиваться в гривне. Таких лохов, как наш городской очильник, надо еще поискать!

 А ведь в декабре 2010 года Костусеву предлагалось перевести кредит в гривну, растянув процесс его погашения на пять лет против нынешних трех с половиной, на следующих, прямо скажем, завидных условиях:
 - Ставка -- 14-16%;
 - никакого залога в виде муниципальной собственности -- это должны были быть обычные украинские муниципальные облигации;
 - никакой привязки к валюте;
 - возможность досрочного погашения долга;
 - никаких штрафов;
 - никаких международных судов;
 -возможность рефинансироваться в том случае, если банковские ставки в Украине упадут в течении 5 лет. Допускаю, что вам все еще не совсем понятно, в чем костусевский просчет. Поэтому предлагаю для полноты картины пример из жизни, который поможет вам окончательно разобраться в этих тонких материях.

 Вообразите, что в августе 2007 года я отдолжил вам на 3 года $100 (курс был тогда 4.85 гр за $1) под 10% годовых, но дал не $100, а 505 гр (по курсу мая 2007 г., когда он равнялся, если помните, 5.05 гр за $1). Точно так же, кстати, действовал город, закрепив в своем договоре о реструктурировании не курс гривны по отношению к франку на момент подписания документа, а рекордный, агустовский курс. При этом я подтвердил, что процент остается тем же -- 10% --, но уже не на $100, а на 505 гр. Как видите, вы уже «попали» на разницу между 5.05 и 4.85. Вслед за тем, я вас предупредил о том, что если «заговорщик-Гурвиц» повлияет на изменение курса гривны, и курс этот в момент очредной выплаты процентов или отдачи долга окажется выше 5.05 гр за $1, вы компенсируете мне эту разницу ("привязка" к колебаниям валюты).

 Теперь считаем:
 1. Я дал вам в августе 2007 года $100, что фактически равнялось 485 гр, но засчитал вам в долг 505 гр.
 2. В августе 2008 года, вы выплатили мне 10% от $100. Но так как курс к тому времени уже вырос до 7.85, вы мне оказались должны 78.5 гривны
 3. В августе 2009 года курс оставался таким же, и вы заплатили мне еще 78.5 гривен процентов.
 4. В августе 2010 года, когда курс доллара поднялся до 8.00 вам пришлось мне вернуть, во-первых, тело кредита -- $100, то есть 800 гривен, и очередные 10% годовых – еще 80 гривен.

 Итак, вы взяли у меня в долг на три года $100 под 10% годовых. И если бы не было этой замечательной привязки к курсу, я получил бы от вас назад $130, или, если бы курс с августа 2007 не менялся, -- 630.5 гривен. Однако получил 800 + 78.5 +78.5 + 80= 1037 гр. Все законно, но таким образом кредитная ставка выросла почти до 40% в год.

 Извините за то, что я перегрузил вас цифрами, но в связи с костусевскими успехами на ниве реструктуризации долгов мы скоро без штанов останемся, потому что гривна, независимо от утешительных прогнозов правительственного интернета, обязательно к концу года поползет вниз. И это, оценивая результаты годичной деятельности врио городского головы на непосильном для него посту, нужно обязательно учитывать.

 Теперь – о прочих событиях за минувшую неделю. Любое из них было в высочайшей степени предсказуемым. «Варион», присвоивший две столовые «Ветерана», отдавать их не намерен. Рейдерский захват осуществлен по банальной схеме. Прокуратура, по-видимому, либо дезинформирована, либо покровительствует рейдерам. Дурацкая протокольная оговорка, предложенная чиновниками мэрии, разрушила хорошо налаженную систему функционирования благотворительных столовых. Для нашей эпохи полного, хамского пренебрежения к интересам и нуждам малых сих, это естественно. К сожалению, и сами ветераны, по крайней мере, многие из них, страшась потерять кусок хлеба, не выглядели борцами за свои права, не проявили высоких моральных качеств; не стали горой за людей, которые годами их обихаживали. И это лишнее свидетельство жестокости времени, которое порой уничтожает в людях все человеческое.

 Некоторое удовлетворение нам должно было принести известие о том, что даже президент, заглянувший в Одессу всего лишь на три часа, успел узнать о безобразной раздаче драгоценной земли в Отраде и повелел разобраться в коллизии ответственным должностным лицам. Областная прокуратура среагировала в данном случае правильно и потребовала вернуть украденное одесской громаде, отменить выдачу собственноручно подписанных Костусевым госактов на землю. Идет много разговоров о том, что без общественных слушаний такого рода решения приниматься впредь не будут. Но посмотрим, чем все закончится. У нас и вокруг спущенного с молотка за бесценок аэропорта было немало дискуссий, но пока не изменилось решительно ничего.

 О том, что громкие заявления, отнюдь, не означают, что справедливость в нашей жизни восторжествует, свидетельствует и происходящее с санаторием «Магнолия». Недавно на градсовете был принят превосходный проект реконструкции здравницы, предложенный архитетором Глазыриным. Но художнику, честно говоря, все едино, где, в чьей гостиной будут висеть написанные им полотна. Так и в этом случае. Проект проектом. Однако настораживают смутные речи Кваснюка, который, напоминая о том, что многие строения на территории «Магнолии» давно выкуплены частными лицами, твердит: санаторий, дескать, не продается; просто владельцев недвижимости на его территории заставят заплатить за землю, на которой они обосновались. Но, простите, если эти ребята расплатятся за землю, то «Магнолия», по крайней мере, большая ее часть, окончательно и бесповоротно станет их собственностью, правда, превосходным образом реконструированной. И это при том, что, насколько известно общественности, на имущественный комплекс «Магнолии» наложен арест и, стало быть, совершать какие-то действия купли-продажи, с нею нельзя. Впрочем, действительно ли санаторий под арестом, не знает толком даже сам глава Одесского представительства Фонда госимущества Алексей Косьмин. Осторожность его высказываний понятна -- у нас в любую минуту может произойти все, что угодно. Если в Одессе был избран мэром Костусев, который, между прочим, глубоко презирая законы, писаные и неписаные, готов продать землю Магнолии любому купцу, который предложит миллионов пятьдесят, удивляться не приходится ничему. А горожанам останется, как обычно, толочь воду в ступе и пальчики облизывать.

 Не менее любопытен забавный конфликт между городом и городом. С одной стороны, в повестку сессии горсовета вносится проект решения о Генплане Одессы, с другой, не проведены по этому поводу общественные слушания и ряд иных мероприятий, которых требует недавно принятый городской Устав. Сегодня я еще не знаю, к чему приведет обращение в прокуратуру Игоря Елина, заместителя председателя совета областной общественной организации «Сохраним Одессу сами», в котором он просит предписать городскому совету на нынешней сессии Генплан не рассматривать. Если это произойдет, буду приветствовать расцвет демократии в Одессе. Но зная, каково отношение исполкомовской братии к общественным организациям, тем более к излишне, на взгляд чиновников, чувствительным, думаю, у Елина ничего не выйдет. Костусев и его компания, уже настрополившиеся застроить побережье своими гстиничками (вспомните о притязаниях его фирмы «Рыночные технологии»), вряд ли не найдут способа этого идеалиста обойти по кривой. А если не сделают этого сегодня, возьмутся за дело затра, и своего не упустят. Ладно. Подождем окончания сессии. Уверяю вас, поводов для размышлений появится у нас сколько угодно!

 P.S. Наш выпуск уже был подготовлен к выходу в свет, когда пришли первые известия со скоротечной сессии горсовета. О том, что на ней происходило и как следовало бы оценивать ее результаты, мы поговорим в следующий вторник. К тому времени появится много дополнительной информации. А пока констатируем следующие факты. Костусев, несмотря на многочисленные предостережения с разных сторон, все-таки, попытался продать «Магнолию». Однако не получилось. То же произошло с пунктом повестки дня сессии, которым предусматривалось рассмотреть проект Генплана Одессы. Конечно, просьбы господина Елина, как и предполмагалось, не произвели на нашу совершенно независимую прокуратуру никакого впечатления. Народу был дан ответ, что прокуратура, конечно, выступит с протестом, но позже, когда сессия утвердит проект Генплана своим решением. Делу помогло поведение фракции партии регионов, которая голосовать «за» отказалась сразу. В результате победила не демократия, а хорошо налаженная вертикаль власти. Почему? Об этом у нас будет отдельный разговор. Ну, и нельзя не поздравить одесситов, не дожидаясь следующего вторника, с тем, что «дачники» из «Отрады» единогласно и «добровольно» отказались от костусевского подарка. Спасибо Президенту! Перетрудившегося нового Ришелье – на свалку!

 Валерий Барановский
 авторская программа "Отражения"
 Одесса

    powered by CACKLE