Пока городом управлял Эдуард Гурвиц, все шло, как надо. Видео

 Ну, вот мы и дождались. В помещении русского театра состоялся годовой отчет врио городского головы. Правда, не открытый, куда могли бы придти все желающие, а лишь для тщательно отобранных делегатов от городской громады, которые явились сюда по приглашению, и журналистов, успевших вовремя пройти суровую аккредитацию. Все, ближние и дальние рубежи на пути к театру, избранному для перформанса, были задолго до начала представления перекрыты милицией; бенефициант опоздал минут на пятнадцать; пикетировавшую мероприятие группу недовольных оттеснили в сторону, и действо началось, с первых же минут напоминая глухой совок шестидесятых.

Даже оформление сцены, вернее, композиция в которую был вписан выступающий: грандиозный, вздымающийся, так сказать, от пола до потолка, безликий, имперский фон и на нем -- маленькая, но весьма значительная фигурка в пиджаке от «Бриони», вырастающая из ствола круглой трибуны; все, что смогли увидеть и оценить набившие зал граждане, а с ними и телезрители, жаждавшие исповедального зрелища, вызвало в памяти кремлевский Дворец съездов с фигурой харизматического склеротика на первом плане. Но пока наш герой, елейно ухмыляясь, произносил свою карикатурную речь, на другом конце города, у столовой «Ветеран-4», длился другой спектакль – рейдерский захват благотворительной организации не знающими, что такое честь и совесть наемниками некоего «Вариона», тоже не подозревающего об элементарной человеческой порядочности. Голодные пожилые люди, для которых бесплатные обеды «Ветерана» были, может быть, единственной надеждой удержаться в этой жизни, несмотря на возраст, отважились на кулачную потасовку, пытаясь образумить директора фирмы--захватчика Викторию Данову. И напрасно. Чуть позже эта дама, безнадежный социально--психологический статус которой определяется с первого на нее взгляда, притворяясь валенком, изложила с экранов телевизоров версию, заключающуюся в том, что она -- в своем праве, а потому представителям «Ветерана» надлежит немедленно освободить не только эту, но и другие столовые, подаренные ей исполкомом, чье решение освящено судом.

Скажите, какой порядочный, нормальный градоначальник не попытался бы до судного дня утихомирить страсти, удовлетворить притязания и просьбы стариков и старух, немощных людей, которых с помощью грязных, противоправных манипуляций его же подчиненные обрекли на голодание? Думаю, не нашлось бы такого градоначальника, если бы, конечно, вся эта безобразная канитель не была его рук делом.

Казалось бы, излишне в который уже раз излагать здесь сюжет противостояния между нынешней мэрией и благотворительной организацией «Ветеран», которая по возрасту уже давно оправдывает свое название и назначение. Но придется, потому что без того наш рассказ может показаться кому-либо из зрителей-новичков невнятным. Так вот, «Ветеран» заключил с прежними одесскими властями договор, срок которого далеко не истек, о том, что будет, получая от города небольшое воспомоществование и пользуясь арендными льготами, бесплатно кормить в своих столовых уйму бесприютного, неимущего, больного старостью народа. Пафос идеи руководителя «Ветерана», весьма энергичного, инициативного и умного Виктора Станкевича, состоял в том, что он печет пирожки, часть из которых, между прочим, съедают его подопечные; кроме того, продает их кому угодно, а заодно устраивает в помещениях столовых поминальные обеды. Это и давало ему достаточно средств для того, чтобы не только кормить стариков и бездомных, а и получать некоторую прибыль, необходимую для поддержания собственных штанов и воспроизводства. Плохо ли? Нет, конечно. И пока городом управлял Эдуард Гурвиц, все шло, как надо. Новая же мэрия, отличающаяся характером мелочным, вооруженная руками загребущими, если речь идет о чужом имуществе, а заодно -- феноменальными безграмотностью и глупостью в осуществлении своих агрессивных планов, естественно, не могла стерпеть, что какой-то Станкевич, находившийся в добром согласии с ее предшественницей, мэрией Гурвица, платит за помещения, которые эксплуатирует, несчастную гривну и только. Бывшее управление социальной защиты было сразу же переименовано в департамент труда и социальной политики, и на этом основании договор со Станкевичем, срок действия которого истекает лишь в 2026 году, был признан недействительным. Об этом, заметно нервничая, как бы осознавая хлипкость своей позиции, заявила совсем недавно в интервью телеагентству «Репортер» начальник департамента Елена Китайская, доставшаяся Костусеву в наследство от Гурвица и находившаяся с последним в свое время в состоянии полного согласия и преданности. Китайская сообщила одесситам, что Станкевич зря жалуется. Надо было ему принять участие в тендере на помещения, которые он занимает, и победить. А так, в соответствии с законом, договор Станкевича с мэрией уже ничего не значит, и столовые переходят в распоряжение нового хозяина – «Вариона», который не погнушался участием в тендере и выиграл его на безальтернативной основе.

{flvremote}http://www.krug.com.ua/public/video/1111/16/OTRAGENIYA_198.flv{/flvremote}

Слышали ли вы что-нибудь более нелепое с правовой точки зрения? Любой юрист вам объяснит, что при изменении названия одного из договаривавшихся о чем-то юридических лиц, соглашение между ними действительно переоформляется. Но при отсутствии претензий одной стороны к другой переоформление заключается просто в замене названия на бумаге, и вся недолга. К Станкевичу у ветернаов и, стало быть, у мэрии претензий нет и быть не может. Тогда в чем дело? Да лишь в том, что: а) Станкевич -- враг, ибо дружил с прежними, и б) мэрии хочется кушать. В том, почему рейдером назначен именно «Варион», еще предстоит разобраться. А пока столовая «Ветеран-4» оккупирована. Тех немногих стариков, кто преодолел -- от безвыходности – тошноту и попытался там столоваться, в первый день накормили, пользуясь остатками продуктов старого «Ветерана», а уже на второй предложили несъедобные, «бумажные» пельмени. Так что, впереди суды и суды. Нынешний же, позволивший «Вариону» кинуться во все тяжкие, был потешным. Ведь фирма учинила иск по отношению к мэрии, которая уже давно отдала ей столовые, но под давлением общественности и прессы притворилась, что пошла на попятный. А теперь беспорочный или просто несоведомленный о многих обстоятельствах дела судья как бы подтвердил ее прежнее решение. Мэрия не сопротивлялась, то есть проиграла суд самой себе. Бесстыдство, да еще какое! Впрочем, чему удивляться, когда на сторону «Вариона» стал, да еще и с абсолютной, наглой безаппеляционностью, секретарь горсовета Брындак, тот самый, который подарил Костусеву курочку, исправно несущую по утрам яйца (не золотые ли?), превративший врио городского головы в добропорядочного фермера. Брындаку, живущему в Одессе без году неделю, надо было бы попытаться вникнуть в суть жалоб голодающих стариков. Но где там! Партия регионов всегда права, даже если это утверждает функционер, у которого молоко на губах не обсохло.

Почему я так много места уделил истории, которая тянется не первый день? Да лишь потому, что именно она, да еще, пожалуй, захват земли на побережье, фактическое дарение ее гражданам, имеющим прямое или косвенное отношение к фирме вице-врио городского головы Черненко, характеризуют коллективную «физиономию» Костусева и его ближайшего окружения наилучшим образом. Что же до его сольного выступления, то не нужно было к гадалке ходить, чтобы предсказать, чем и как он будет похваляться с высокой сцены.

Разумеется, начал он с гуманитарных достижений городских властей. Тут и русский язык, который Костусев отчаянно защищает, вступая всякий раз в неопасный бой с тенью; и право горожан, если пожелают, выходить девятого мая на улицы под красными знаменами; и побрякушки, символы власти, не дающие наследнику Маразли спокойно спать; и Устав города. То есть, все то, что выглядит со стороны значительно, но, как говорится, на хлеб не намажешь. И об этом мы уже рассуждали безумно много. Но, опасаясь вам надоесть, кое-что попытаюсь повторить другими словами.

Скажите, многие ли из вас, прекрасно знающих, что еще недавно никто в Одессе не выслеживал националистов, не называл патриотов Украины фашистами; что всегда, задолго до появления на горизонте Костусева, можно было, если хочется, отдать ребенка в русскую школу; что судопроизводство на русском языке никто не отменял и так далее, и так далее, -- многие ли из вас заглядывали в «Хартию о региональных языках или языках национальных меньшинств», кстати говоря, не ратифицированную в России, на которую опираются нынешние воители в области лингвистики. Тогда отыщите в Интернете эти несколько страничек, и вы увидите, что речь идет о праве любого национального меньшинства или носителей некоего регионального языка, то есть языка, который имеет широкое хождение в каком-то регионе, на владение, по крайней мере, одним телевизионным каналом, одним радийным каналом и пр. А еще -- на ведение судопроизводства на своем языке. На получение каких-то муниципальных решений на нем же. Это примерно то, что имеет место в многонациональной Америке. А она, как вам известно, будет побольше многонациональной Одессы. Там не только легко найти в кабельных сетях испанский, еврейский, турецкий, армянский телеканалы, но -- на среднеарифметическом американском телевидении -- увидеть просто обязательных для Штатов дикторов--евреев, афроамериканцев, китайцев; черных, белых, желтых, чтобы не возникло, не дай Бог, и легкого подозрения в ущемлении кого бы то ни было в их национальных правах. Так что, если следовать Хартии буквально, следует не только напомнить защитникам русского языка о том, что у нас есть куда больше одного русского теле-- и радиоканала, но и потребовать появления в кабельных сетях гагаузского, болгарского, еврейского, молдавского, немецкого, греческого, армянского, продолжайте сами, телевидений. Попробуйте против этого возразить. И еще одно. В Хартии, демонстрирующей самое уважительное отношение к региональным языкам, нет ни слова о том, что какой-либо из них имеет право претендовать на статус государственного. Таким образом, и в теоретическом плане воинственная команда Костусева передергивает факты, и в практическом лукавит, ибо в Одессе никто и никогда в языковой сфере не проявлял фанатизма. Политические фетиши эпохи Ющенко, отражавшиеся в страшилках Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, никто никогда не принимал всерьез, и возникающие при этом препятствия удавалось легко обойти. До сих пор мы видим рекламу, субтитрованную на украинском; смотрим передачи, где по-украински говорит лишь диктор, и все это называется национальным продуктом.

Думаю, если бы украинофобы не разжигали страстей искусственно, здравый смысл рано или поздно взял бы свое. Правда, это ни к чему проводникам имперского русского проекта. Но мы должны быть умнее и не упускать из вида того странного для них факта, что согласно социометрическим опросам значительная часть наших молодых соотечественников считает себя сторонниками украинского и с удовольствием его изучает. Старшее поколение, понятно, консервативно. Но ориентироваться следует, наверное, на молодых. Не станут же в тех же Соединенных Штатах спрашивать о том, что предпочтительнее – английский язык или русский – у пенсионеров в Пламмер-парке в Лос Анджелесе, где сидят и маются от безделья и вынужденной немоты сотни русских евреев.

Ладно. Бог с ней, с этой темой. Коснемся вскользь других. О флагах мы толковали совсем недавно, в мае. Утверждаю, что и до прошедшего праздника любой из вас мог, вооружившись красным флагом на древке какой угодно длины, а не только под строго регламентированной в размерах копии Знамени Победы, выйти в центр города и промаршировать в колонне ветеранов по любой улице. Никто к вам не подошел бы и не сделал бы замечания. Так что, возня, поднятая прошлой весной; загнавшая даже нашего невозмутимого президента в состояние гроги, была обыкновенной политической провокацией, начатой, как в последнее время водится, в Одессе, стремящейся и в осуществлении весьма сомнительного русского проекта быть впереди планеты всей. Иными словами, Янукович дожен был за публичный конфуз быть благодарным именно одесситам. О геройской звезде на гербе города и говорить не хочется. Она там была и осталась на месте. Чуть-чуть преобразились ее детали, но этого явно недостаточно для победных политических реляций. Что там еще? Устав? Скажите честно, что-нибудь изменилось в вашей жизни после его принятия? То-то и оно! А знаки мэрской власти, которыми намерен себя украсить врио городского головы, вызывут у одесситов и вовсе развеселое настроение. Представляете себе эту клоунаду на сессиях, где гражданин Костусев будет выглядеть как венценосная особа, примостившаяся в золотой орденской цепи с бляхой под штандартом своего имени. Не хватает только короны, державы и скипетра. А, может быть, меча, чтобы сносить головы врагам и неверующим. Бред, да и только! Однако, когда этого клептомана спросили в журнале «Эксперт», давно ли он болен и отчего у него такие замашки, он сослался на Маразли, харьковского Кернеса (ничего себе сравнение -- бедный Маразли!) и, представьте себе, -- на Гурвица, который, видите ли, тоже носил такие побрякушки. «Я сам видел!» -- заявил Костусев и, конечно же, по своему обыкновению солгал.

Прочие пункты отчета врио городского головы малоинтересны, и содержание их легко предсказуемо. Пустая болтовня на тему «обещал-сделал», сопряженная с присвоением себе успехов команды Эдуарда Гурвица. В тех же случаях, где Костусев сообщал нам о собственных концепциях, только дух перехватывало. Пример тому – заявление о скором реформировании медицинской отрасли, имеющее своей целью получение бесплатного и, заметьте, хорошего медицинского обслуживания. Оказывается, реформирование сведется к объединению трех тубдиспансеров в один, преобразованию седьмой горбольницы в поликлинику и планам соединить в одну четыре стоматполиклиники. Нормальный совковый подход к делу. Если помните, при совке тоже что-то постоянно объединяли, дабы потом, при новом хозяине, снова разделить. Его предшественники новые больницы строили, переоснащали старые; кормили больных; спасали недоношенных детей; загодя лекарства накапливали, чтобы хроники не страдали от перебоев в снабжении; о страховой медицине мечтали и даже кое-какие расчеты уже делали, а этот фольклорный герой, как тот сказочный портняжка, одним ударом прикончивший десятерых, но не разбойников, а мух, -- разом, в одну ночь придумал, как обеспечить одесситам, в отличие от происходящего по всей Украине, бесплатную медпомощь. Чушь, да и только! А вот переговоры о строительстве больницы скорой помощи – единственный серьезный пункт в докладе Костусева -- начинал с бизнесменом Киваном Аднаном, если вы помните, Эдуард Гурвиц.

А как замечательно, мучеником и героем, не щадящим живота своего ради общего блага, выглядел Костусев, когда оседлал своего любимого конька, снова рассказал о страшных гурвицевских долгах, с которыми он, просто выбиваясь из сил, наконец, справился. Мы уже информировали вас о том, чего стоят и во что нам обойдутся его безграмотные услуги по реструктуризации долга «BNP paribas» и на следующей неделе еще раз возвратимся к теме о финансовых дарованиях Костусева, сегодня на это просто времени не хватит. Но одно обстоятельство требует постоянных напоминаний и вопросов. А именно – почему прокуратура не привлекла Костусева к уголовной ответственности за нецелевое использование общего фонда бюджета, откуда он, задержав неоправданно заработную плату тысячам горожан, беззастенчиво не рассчитавшись с ними перед Новым годом, не получив на то согласия совета, выплатил первый транш по долговым обязательствам города? При этом он, прененебрегший вовремя данными ему советами, отказался реструктуризировать долг на очень выгодных на ту пору условиях, но обратился к механизму реструктуризации теперь, только на условиях кабальных, и сделал это с многочисленными финансовыми и правовыми ошибками? Возможно, наш вопрос носит характер риторический. Точно так же, как попытка корреспондента журнала «Эксперт», которого удивила стоимость костусевского домишка в Киеве, выяснить, платил ли он со своих миллионов налоги? Ответ Костусева был более, чем красноречивым: естественно, не платил; тогда не делал этого никто. Если бы кто-нибудь из соответствующих инстанций дал себе труд поинтересоваться у итальянцев, знала ли их налоговая служба о том, что в Аппенинском сапоге, где не сквозит, не дует, устроился в тепле и безопасности тип, который грабит Италию – иначе сокрытие от налогов огромных сумм, о которых говорит Костусев, не назовешь, -- скандал поднялся бы грандиозный. Особенно, если бы те же налоговики постарались познакомиться со структурой бизнеса, приносящего такие прибыли. Однако этого пока никто не сделал. А жаль. Может быть, в результате такого расследования не состоялось бы назначения криминального миллионщика на должность председателя Антимонопольного комитета. Не пустили бы козла в огород. Впрочем, если бы так, у комитета не было бы, вероятно, роскошного здания в центре города. Этим, как главным своим достижением, без устали хвастается бывший его хозин.

Все это хорошо. Но наибольший восторг аудитории должны были вызвать земельные аферы Костусева. Куда ни кинь, везде, сквозь всю липовую документацию, проступает его довольный, сильно раздобревший на мэрских хлебах луноподобный лик. Чего стоит хотя бы раздача неведомо кому сорока шести соток драгоценной земельки в Отраде, с чем связаны компании «Геоконсалтинг» и «Винфорт», откуда нити тянутся к ближайшему окружению Костусева, его первому заместителю Черненко, который, как только запахло жареным, поспешил исчезнуть с горизонта. Особенно же тут интересно, что фирма «Геоконсалтинг» имеет отношение к другой – «Рыночные технологии», которую контролировал и контролирует Костусев. Именно с ее помощью он пытался в свое время захватить значительную территорию побережья для возведения там высотной гостиницы. Помешал Гурвиц. Однако сегодня эта идея всплыла вновь. Как это происходит? В генплан Одессы, обсуждавшийся при Гурвице (другого у нас нет), начали вновь просачиваться некие изменения, хотя в графике плана они и не отражаются. Вновь всплыл проект некоего «Макстроя», отмененный админсудом в 2009 году, по которому ему должны были быть отведены 26 соток земли в районе пляжа «Дельфин». А в двух шагах от этой площадки предполагалось отдать без малого два с половиной гектара тем же «Рыночным технологиям». Последняя фирма сейчас оформлена на доверенное лицо Костусева. Кстати, юридический ее адрес – ул.Катаева, 3 -- совпадает с адресом «Винфорта», того самого, принадлежащего Черненко и замешанного в афере с землей в Отраде. Видите, как все заверчено, запущено. Теперь следует вообразить, что при новой власти Генплан с уточнениями будет принят. В таком случае все эти «Макстрои», «Рыночные технологии», «Винфорты» начнут весело сооружать то, что давно хотели; на самом берегу, против чего, помнится, яростно возражал некогда тот же Костусев. Склоны покроются многоэтажными, плохо согласованными между собою комплексами.

Тот факт, что Костусев даже во время отчета водит одесситов за нос, вытекает из происходящего вокруг санатория «Магнолия». Отвечая на вопрос о санатории, он городил что-то абсолютно несуразное. Дескать, на территории «Магнолии» за годы много чего понастроили частные лица. Выдернуть из-под их строений землю невозможно. Тогда пусть за нее платят. Именно с этой целью производилась оценка «Магнолии». А остальное принадлежит гражданам. Никто санатория закрывать не собирается. Но, насколько нам известно, дела обстоят иначе. С одной стороны, «Магнолию» собираются реконструировать, о чем будет идти речь на градостроительном совете 16 ноября. С другой же, на сессии 22 ноября, ее, несмотря на прокурорский протест, будут пытаться продать – для того, на самом деле, и оценивали. Нонсенс! Ну, разве им можно верить?

Как можно доверять человеку, который ведет себя, как хамелеон. Еще недавно СМИ, находящиеся от него и его единомышленников в унизительной зависимости, почем зря поносили Руслана Тарпана за результаты реконструкции гостиницы на Дерибасовской. Сегодня Костусев приписал успешное завершение работ себе. «Только благодаря нашей жесткой позиции удалось воссоздать первозданный облик гостиницы «Большая Московская», — заявил он во время отчета. И между прочим, бровью не моргнул, хотя, когда депутат Марков вынес на обсуждение городского совета предложение забрать у компании-застройщика право на реконструкцию «Большой Московской», горсовет такое решение принял, а Костусев его подписал. Оказывается, и реконструкция улицы Шорса тоже завершилась, благодаря его усилиям, хотя большая часть работы была проделана в каденцию Гурвица, как и подготовка к асфальтированию очередного участка трассы «Север-Юг», от Горбатого моста до платформы «Поездная». Костусев же в хоре ненавистников Гурвица и то, и другое подвергал жесточайшей, граничащей с личными оскорблениями критике. Гурвиц начал и ремонт фасадов в исторической части города, который Костусев обещает закончить к концу следующего года. Почему так нескоро? Да потому что, ненавидя и Гурвица, и Тарпана, исполнителя работ, размонтировал строительные леса, завел глупую тяжбу, основанную на своей завиральной арифметике (и как он, человек не приспособленный к самому простенькому бизнесу, мог зарабатывать такие деньжищи за рубежом?!), затем восстановил леса, чтобы Тарпан же закончил начатое. Что добавить к сказанному? Может быть то, что на месте бывшего здания шестого роддома, в парке им. Шевченко, появится не медицинский центр, о чем нам прожужжали уши, а, держитесь за стул, общежитие для милиционеров. Иными словами, -- элитный дом для милицейских генералов, которые, получив такой подарок, будут, по рассуждению Костусева, благодарны ему по гроб жизни. Прямая выгода.

Не хочется продолжать. Ждать от врио городского головы, что он преподнесет нам серьезный отчет; что объяснит, наконец, с чем связан, например, акт дарения аэропорта частному бизнесу или аннулирование большинства социальных программ, было бы бессмысленным. Одна из его слушательниц очень вежливо спросила, не скучает ли он по Антимонопольному комитету, не хочет ли туда возвратиться? Костусев, разумеется, ответил выспренне и фальшиво. Вежливая дама ретировалась. А ведь она была, по сути, права. Если уж не хотят одесского очильника судить за все, что успел натворить, забрали бы его от нас поскорее. Он явно не тянет тяжелый воз городского хозяйства. Не под силу ему руководить миллионным городом, да еще в такой сложной внутриполитической обстановке. А не заберут, значит, нам самим следует его выдворить, воспользовавшись хотя бы инициативой «Фронта змін». В этом уже уверены практически все настырные участники обсуждения злобы дня на всевозможных интернет-форумах. Единственное, чего они не знают: кого звать взамен. Скажу совершенно определенно. Эдуарда Гурвица. Его недоброжелатели могут сколько угодно клясть меня в хвост и в гриву. Я буду все равно твердить это имя. Делал Гурвиц ошибки? Конечно, делал. Ленин был прав. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Но он не корчил из себя великого политика, не уничтожал Одессу, не губил городскую экономику, не разбазаривал наше имущество; помогал обездоленным, заботился о сиротах; знал, на что имеет право, а на что нет; умел ладить с теми, кто городу полезен; находил общий язык со столицей; преобразил, наконец, центр Одессы внешне и готов был взяться за окраины, да не успел. Каждый, кто видел в октябре прошлого года выброшенные в урны мешки с бюллетенями, где галочка стояла против его имени; каждый, кто приходил на Думскую вместе с тысячами его сторонников; каждый, кто понимает, что местные выборы были нагло сфальсифицированными властью, примет мою точку зрения безоговорочно. Особенно после пустого и лживого годового отчета врио городского головы. А дуракам, извините, закон не писан.

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE