«Нынешние хозяева города по-прежнему боятся возвращения Эдуарда Гурвица». Видео

 Знаете, когда в обществе затевается какая-нибудь очередная дискуссия; когда скрещивают шпаги в словесных дуэлях директора многочисленных институтов околополитических исследований, возникающих, как грибы
после дождя; когда исчезают хорошие, умные газеты; телевидение становится все больше похожим на коммунальную квартиру, где главное – демонстративно плюнуть в борщ соседу; а количество так называемых медиаэкспертов при этом растет просто неприличными темпами, -- у каждого нормального человека начинает кружиться голова. Кому верить? Кто честен? На чье мнение полагаться? Где правда, а где ложь? Увы, посоветовать тут можно одно. Не обращая внимания ни на какие авторитеты; памятуя о том, что все эти политологи и аналитики назначили себя на должности толкователей новейшей истории сами, проделать их работу заново – самостоятельно, подвергая критическому рассмотрению любой тезис, любую точку зрения на тот либо иной предмет.

Эта нудная сентенция сразу покажется вам не такой уж лишней, если вы обратите свой взор на конфликт между городом и благотворительным фондом «Ветеран», о котором мы уже столько раз рассказывали, что изучение фактов, лежащих в основе тяжбы, уже не требуется. Но выводы, которые сделаны в одной из статей, опубликованных в Интернете, немедленно вызывают желание задать ее автору, некоему Ветрову, о котором я никогда раньше не слыхивал, несколько вопросов.

Оставим за скобками стилистику публикации. Ограничимся потешной из нее цитатой и перейдем к сути. «Иногда один небольшой лживый факт рождает ком обмана, который выбрасывается на уши одесситов. Так называемое «Дело о столовых «Ветеран» — это даже не дело, а обычное управленческое решение, которое может вызывать вопросы только у тех, кто не знает истинное положение дел». Сильно сказано, правда? Но вы-то как раз «истинное положение дел» знаете. Вам известно, что фонд и город сошлись в свое время на соглашении, согласно которому первому из партнеров передаются за символическую арендную плату помещения столовых, а второй берется за осуществление на их базе коммерческой деятельности, которая даст возможность бесплатно кормить уйму нуждающегося народа.

Оппонент руководителя фонда -- Виктора Станкевича -- иронизирует. «Хорошая себе благотворительность, когда получаешь деньги из бюджета города на питание малоимущих и при этом неплохо зарабатываешь, продавая произведенную продукцию и одновременно проводя за деньги различные мероприятия в своих столовых. И почему в этом случае, эффективная коммерческая деятельность должна сопровождаться символической арендной платой в виде 1 гривни?» Да потому, ответите вы, что сумм, которые город перечисляет Станкевичу из бюджета, не хватило бы и на один обед в день рождения Костусева, даже в узком семейном кругу. Остальное добавляет фонд. Из прибыли, которую получает, торгуя пирожками и сдавая помещения столовых для проведения поминок. Теперь понятно, почему с него берут какую-то жалкую гривну?

Критик, видимо, науськанный горисполкомом, не унимается. «Очень трудно понять, -- спрашивает он лицемерно, -- почему тот же господин Станкевич должен получать право пользоваться помещениями трех столовых без конкурса. Ведь есть закон, процедура и четкий порядок, которые требуют проводить конкурс. Иначе – прямое нарушение закона, обвинение в коррупции. И за какие такие заслуги Виктор Станкевич может претендовать на особые условия? Все желающие в конкурсе участвуют, а для Станкевича – это ниже собственного достоинства». Да потому, ответите вы, следуя нашей методе, что существует решение сессии исполкома, где ясно сказано: Станкевич имеет право использовать столовые в описанных выше целях до 5 февраля 2026 года. И потому конкурс на уже занятые его фирмой помещения – прямое нарушение закона. Это и объясняет, почему ни в каких тендерах до истечения указанного срока благотворительный фонд «Ветеран» участвовать не должен и не собирается. Последнее должны понимать в конкурирующей с ним фирме «Варион», которая пошла, все-таки, на фиктивный тендер с подачи исполкомовских мошенников.

Фраза же – «город потерял право собственности на помещения» -- свидетельствует о глупости ее написавшего. Город отдал нечто кому-то в аренду. Между прочим, по решению громады, интересы которой представляют избранные ею депутаты. Таким образом, чтобы использовать эти помещения как-то иначе, нужно либо дождаться окончания срока аренды, либо отменить ее, опять-таки, опираясь на требования закона.

Заключительный аккорд интернетского опуса так же безграмотен и нелеп, как все остальное. «Теперь, когда монополия Станкевича закончилась, уже очень трудно ему объяснить, а почему же «неуемный Дон Кихот» Виктор Станкевич, отдающий всю прибыль своего коммерческого предприятия тысячам голодных одесситов, не продолжает свою деятельность в новых условиях. Если в действиях Станкевича столько благотворительности, то ничто не мешает продолжать эту работу и сейчас». Да потому, остается ответить наемному Митрофанушке с Интернет-сайта, что Станкевич никогда не обязывался отдавать на благотворительные обеды Всю свою прибыль. Иначе его идея захлебнулась бы, как тысячи подобных ей прекраснодушных идей, до того, как начала приносить какие-то результаты. Ведь в том-то и вся штука, что он деньги не крадет, а зарабатывает, и часть заработанного отдает людям. А горсовет лишь помогает ему в этом. Если же платить за столовые полную арендную плату, предприятие тут же окажется нерентабельным, и говорить о полноценных обедах не придется. Коли «Варион» готов оплачивать по полной программе площади трех столовых, да еще и кормить столько же народа, сколько кормит Станкевич, это может означать лишь одно: там параллельно будут, наверное, деньги печатать. Как бы с такими «пирожками» не сесть за решетку! Но это так, шутка. Ребенку понятно, что борьба со Станкевичем носит отчасти политический (он прекрасно уживался с предшественниками Костусева), отчасти экономический характер (кому-то захотелось прибрать к рукам вкусные квадратные метры). Расчет простой: страсти улягутся и что там случится дальше, никого уже не будет интересовать. Кроме, может быть, ветеранов, в любви к которым Костусев клянется практически каждый праздник. Они останутся голодными. Но эта мелочь, по его мнению, не стоит внимания.

Точно такому же беспристрастному анализу нетрудно подвергнуть еще одну публикацию, на сей раз -- о референдуме по поводу отставки городского головы, инициированном «Фронтом зм1н». «Червячки сомнений» обнаружился в мыслях ее автора, Сергея Диброва (я опять намеренно сохраняю стилистику оригинала), когда он увидел на сцене культурного центра, где проходило собрание инициативной группы, партийную символику и портрет Арсения Яценюка. Дескать, как же так? Призывать к референдуму могут лишь члены территориальной громады, а Яценюк таковым не является. Это верно. Но члены партии, проживающие в Одессе и собравшиеся здесь для того, чтобы поставить свои подписи под соответствующим документом, -- одесситы. Референдум предложила провести местная организация «Фронту зм1н». И плакаты с портретами, о которых идет речь, лишь свидетельствуют о том, что руководство партии начинание своей одесской ячейки одобряет.

Нужно ли объяснять и то, почему Арсений Яценюк всячески приветствует референдум, который еще раз напоминает одесситам о том, как украли победу на выборах у его партии и ее кандидата, эффективного, добросовестного мэра Одессы Эдуарда Гурвица, и заставят задуматься наших земляков над тем, нужно ли и дальше терпеть костусевскую команду, захватившую исполком с помощью грандиозного админресурса? Неужто автор статьи этого не понял?

Конечно, понял. И тут же объяснился. Предложил одесситам выразить недоверие не столько врио городского головы, сколько всему депутатскому корпусу с его региональным большинство и фракцией «Фронту зм1н» впридачу. Вот где собака зарыта! По стратегическому замыслу заказчиков статьи, инициаторы референдума тут попадают в западню. Если откажутся от сделанного Дибровым предложения, значит, вроде бы, боятся потерять теплые места в совете, и гневные их филиппики по поводу проводимой Костусевым политики сводятся к критике конкретного мэра-неудачника, уход которого городу ничего не даст. А потому – либо долой всех, либо и референдум не нужен.

Но все это шито белыми нитками. Вряд ли среди нас есть хоть один человек, которому не ясно, что всякий вновь избранный городской голова получает в свое распоряжение (по крайней мере, на определенный срок) некий карт-бланш. И если он умеет слушать и слышать, если дальновиден и прагматичен, каким был, кстати говоря, Гурвиц, непременно сумеет, решая разнообразные задачи городского строительства, договориться с большинством в совете о продуктивном взаимодействии. Выражать же – при нынешнем законодательстве, при существовании нынешней властной вертикали -- недоверие региональному большинству, абсолютно бесперспективно. Такого рода идею, наверняка любезную сердцу Костусева, сегодня можно расценить как неумную шутку или провокацию.

Недаром лидер «Фронту зм1н» заявил в прошедшую субботу на своей пресс-конференции о том, что его партия готова подать в суд на городскую администрацию Одессы, если она будет препятствовать проведению референдума. Ведь все документы, необходимые для регистрации инициативных групп, которым предстоит собирать подписи горожан, своевременно поданы в горисполком, который обязан в течение десяти дней согласовать начало акции.

{flvremote}http://www.krug.com.ua/public/video/1011/12/OTRAGENIYA_193.flv{/flvremote}

    
Городские власти чувствуют шаткость своей позиции. Иначе они не возвращались бы вновь и вновь к имени Гурвица, продолжая бесплодные попытки его дезавуировать. К их числу следует отнести, например, напоминание в подконтрольных им СМИ о «чеченском», в кавычках, следе Эдуарда Гурвица в связи с тем, что уничтоженный в Одессе наемный убийца родом из Ичкерии. Дескать, кто привел в Одессу чеченцев, кто их тут привечал? Разумеется, бывший мэр! Но хотелось бы думать, что горожане не забыли о том, с каким энтузиазмом эксплуатировала эту тему в предвыборный период марковская партия, которая в завиральном раже дошла до заявлений о том, что городского голову до сих пор финансирует Чечня. Они тогда даже заявления накатали – как водится у стукачей – сразу в ФСБ России и украинскую СБУ. Все эти доносы, естественно, обернулись пшиком. Тот факт, что делегация руководителей Ичкерии, которую принимал в свое время Гурвиц, была вполне легитимна; что это были уважаемые граждане, руководители одной из суверенных республик в составе Российской Федерации, подчеркивался и присутствием при проведении этих мероприятий официальных лиц из дипкорпуса и наших чиновников, отнюдь не самых последних функционеров украинской государственной структуры, наподобие, хотя бы, руководителя комиссии по законности горсовета Сергея Кивалова. Затевать новую возню вокруг, так сказать, «чеченских привязанностей» Гурвица просто бессовестно. Это свидетельствует лишь об одном. Нынешние хозяева города по-прежнему боятся его возвращения. Жизнь ведь не стоит на месте. Многое меняется. В том числе и в Киеве. Сегодня судья Ярош, например, позиционируется как «скандально известная», а завтра будет признано очевидное -- возвращая Гурвица в город, она действовала в точном соответствии с буквой закона. Сегодня Марков заявляет, что центристская, по сути, партия регионов не может представлять интересы юга и юго-востока страны; что тут, надо понимать, его политическая группировка подсуетится, а завтра мы ненароком узнаем, что его партия в связи со своим ярко выраженным сепаратизмом снята с регистрации в Минюсте. Все может быть.

Не потому ли марковцы, сломя головы, торопятся. Стараются хоть что-нибудь еще прибрать к рукам. С их подачи нынешние одесские власти намерены, например, затеять инвентаризацию городской торговой сети, которая давно не дает покоя «Родине», обломавшей зубы на действующих рынках. Некая комиссия должна прошерстить все торговые точки, не упуская из виду торговых мест, располагающихся поблизости от базаров, и если найдет, что кто-либо из предпринимателей какие-то правила нарушил, каких-либо нормативов не выдержал, запутался в документах, не станет, понятное дело, ему помогать, а тут же погонит его прочь, а торговую точку умыкнет в коммунальную собственность.
Конечно, беспорядочная торговля на улицах, бурному расцвету которой способствовал тот же горисполком (не за взятки ли, в контексте последних сводок прокуратуры и МВД?), -- такая торговля есть зло. Но не зло ли явиться в чей-то магазинчик, который с таким трудом удалось согласовать и построить, и экспроприировать его, придравшись к какому-нибудь из десятков нарушений, сопровождающих в наше коррупционное время торговую деятельность самых честных предпринимателей. И уж будьте уверены, приходить будут на готовенькое к кому надо, и точно знают, кто именно получит в свое распоряжение «собственность казненного». Эти новые хозяева уже, вероятно, стоят в очереди в приемных марионеточной партии.

Ну, и напоследок. На прошлой неделе я сочувственно высказался по поводу зама врио городского головы Елены Павловой, которая, де, не в свои сани села, но, хочется надеяться, вовремя из них выпрыгнет и уцелеет. А сегодня вынужден сказать, что обмишулился, предполагая за ней незаангажированность и умение оставаться в рамках человеческой порядочности, работая там, где о таких вещах и не слыхивали. В исполкомовской почтовой рассылке появилось странное, не очень грамотно написанное, какое-то, извините, игрушечное заявление Павловой о коррупции в школах, с которой она будет, прямо скажем, нещадно бороться. В нем перечислены поборы с родителей, которые всем нам известны с незапамятных времен. Полагаю, что собирать деньги на ремонты и прочее школы, если останутся в таком же, как нынче, нищенском состоянии, будут и завтра, и послезавтра, когда следы Павловой в исполкоме давно простынут. Зачем же она, человек, как до сих пор казалось, мирный и не слишком амбициозный, разразилась гневной энцикликой? Не затем ли, чтобы подготовить почву для снятия с работы, не дожидаясь скорого окончания контракта -- в июле 2012 года, не говоря уже о выходе на пенсию Нины Николаевны Крахотиной, директора 119-ой школы, которая посвятила детям всю сознательную жизнь. Павлова, вступила с директором, обладающим высоким чувством собственного достоинства, в мелкий и глупый конфликт, обвиняя ее во взимании денег с родителей, которые хотели бы отдать своих детей в ее школу. Позже выяснилось, что к Крахотиной все это не имеет никакого отношения. Но как же городскому чиновнику снести такой конфуз! И пожилого учителя начали, извините, выпасать – требовать, чтобы она написала заявление «по собственному желанию»; следить за каждым ее шагом; выяснять в поликлинике, действительно ли она больна, если сидит на больничном, и так далее. Конечно, у Павловой с Крахотиной ничего не получится. Я уверен, что в дело вмешается общественность. На защиту учителя, чье имя совсем недавно было включено в книгу «Флагманы образования и науки», встанут и знаменитые выпускники 119-ой, и достаточно влиятельные родители детей, которые годами будут вспоминать о своей школе с теплотой и уважением. Но этот досадный эпизод дает отчетливое представление об атмосфере в сегодняшней мэрии; о том, какие, с позволения сказать, ценности ею проповедуются; о чиновничьей круговой поруке, царящей в Одессе. И лишний раз заставляют поверить в своевременность призыва «Фронту зм1н»: Костусева – в отставку!

Валерий Барановский,
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE