Одесские СМИ: Бунт осмысленный и не беспощадный

 Во вторник, 20 сентября, граждане Украины, кто по телевизору, а кто и воочию, могли наблюдать картинку, близкую к той, какую некогда организовал Эйзенштейн, снимая «штурм» Зимнего дворца.
В кино все удалось. Солдаты и матросы перелезли через ограду и свергли власть буржуев. А несколько поколений советских людей считали кадры художественного фильма документальными.

НАСКОК НЕ МОГ ЗАКОНЧИТЬСЯ УДАЧЕЙ

Штурм Верховной Рады, несмотря на зрелищность и демонстрацию сильных чувств участниками атаки, в памяти народа не отпечатается и в историю не войдет. Великий кинорежиссер играл всерьез, а вожаки бунта — нет. Никто не собирался врываться в зал под куполом и тем более выносить народных депутатов из парламента вместе с креслами. Ожесточенная борьба за сохранение льгот и прибавок к пенсиям не может привести к революции.

И не надо преувеличивать накал протестных настроений льготников. Большинство из них, особенно на востоке и юге Украины, — электоральная опора нынешнего режима, сторонники «сильной власти», которая способна обеспечить сохранение хотя бы нынешнего низкого уровня жизни. Будь у режима такая возможность — бунтов бы не было.

20 сентября инициаторы митинга под стенами Верховной Рады — Украинский союз ветеранов Афганистана («воинов-интернационалистов») и организация «Никто, кроме нас» — хотели добиться, чтобы парламент исключил из преамбулы принятого 9 сентября в первом чтении Закона «О гарантиях государства по исполнению судебных решений» положение о том, что размер льгот, социальных пособий и прибавок к пенсиям для шестнадцати категорий граждан регулируется не законодательством, а Кабинетом министров Украины. В соответствии с возможностями госбюджета.

На практике это значит, что некоторые категории льготников ежемесячно теряли бы не одну тысячу гривень. И свои потери не могли бы (как до нынешнего времени) оспаривать и компенсировать через суд.

То, что принятый в первом чтении законопроект очевидно нарушает 22 статью Конституции Украины (она запрещает отменять и сужать права граждан, уже предоставленные законом), то, что по этому поводу Конституционный суд уже принимал решение, не смутило 9 сентября парламентское большинство. Полтора года оно подчиняется не Конституции, а команде с Банковой. Нужны сильные средства, чтобы привлечь внимание народных кнопкодавов к другим раздражителям.

Эти средства использовали рассерженные льготники. И только. Они не предполагали, что игрушечный штурм вызовет настоящую панику среди тех, кто привык к полной безнаказанности. К уверенности, что сине-желтый депутатский значок дает право сохранять или даже увеличивать льготы себе и отказывать в самом необходимом миллионам инвалидов, ветеранов и пенсионеров.

Дело дошло до того, что некоторые нардепы, в том числе известный дирижер Чечетов, когда часть протестующих попытались ворваться в Верховную Раду, стали впопыхах снимать с лацканов пиджаков депутатские значки, а «самые храбрые» через черный ход попросту дали деру. Отдуваться за всех пришлось лидеру большинства Ефремову, которого социально близкие «афганцы» при личном контакте послали на три буквы, а предложенную Александром Сергеевичем рабочую группу по согласованию положений законопроекта посоветовали, как бы мягче выразиться, засунуть в определенное место.

Не лучше толпа обошлась и с представителями оппозиции, которых обложили со всех этажей еще до того, как хорошо одетые господа стали поддерживать протестующих и в стандартных выражениях критиковать антинародный режим.

Дальше, однако, события стали развиваться по типу старого анекдота, когда крестьяне подступают к барину с вилами, а на вопрос, что надо, отвечают — «ничаво». Ничего и не получилось. Рассмотрение законопроекта, вызвавшего возражения даже среди депутатов большинства, еще до бунта решено было отложить, как минимум, на неделю. Снять с рассмотрения весь законопроект, как требовали участники митинга, народные депутаты не пожелали.

Вождей митингующих пригласили кого в парламент, кого в Кабмин, чтобы вечером по общенациональным каналам показать картинку общения власти с народом. В качестве барина перед теми, кто не желал расходиться, выступил вице-отец украинских реформ Сергей Тигипко. Ему и сказали коллективное «ничаво».

МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЕРНЁМСЯ

После этого революция разъехалась по регионам и разошлась по домам, пообещав вернуться, если антинародный законопроект опять попытаются протащить. А его обязательно попытаются протащить в том или ином виде. Потому что для полной выплаты всех законных добавок и обеспечения льгот нужны десятки, а может быть, сотни миллиардов гривень, которых в бюджете нет и не предвидится. Даже если скрутить отечественный бизнес в бараний рог и насухо выжать налоги из населения лет на десять вперед.

Если быть честными до конца, надо признать, что проблему нельзя решить обычным путем в обозримом будущем. А надо отменять двадцать вторую статью Конституции и штук тридцать законов, предоставляющих от имени государства блага и привилегии, которые государство обеспечить не может. Но политик, способный предложить такое обществу, должен обладать высочайшим авторитетом, пользоваться такой популярностью, какой не пользуется ни один из представителей современной украинской элиты.

Если быть честными не до конца, проблему льгот можно решать частями, принимая неконституционные законы и договариваясь с каждой категорией льготников отдельно. Понятно, что мужественные афганские ветераны, военные отставники и просто решительные люди в таких переговорах всегда будут иметь преимущество. Только подобные переговоры, даже когда их ведут с позиции силы, не могут повлиять на политическую суть режима, а спонтанные бунты при этом нельзя считать революцией.

Это понимает власть, которая нисколько не боится ветеранов и мелкими подачками рассчитывает приобрести их расположение. Понимает это и оппозиция, которая протест льготников может использовать разве что в целях пропаганды.

Почему же тогда во властных коридорах паника? Почему на содержание спецподразделений МВД и внутренних войск выделяется больше средств, чем на содержание армии, призванной защищать Отечество от внешних врагов? Почему, защищаясь от «врагов внутренних», здания, где расположены центральные органы государственного управления, в Киеве обносят оградами, барьерами и металлическими щитами, как в военное время? Почему государственные администрации и так называемые органы самоуправления по всей стране через суды ограничивают возможность проведения массовых мероприятий?

Ответ прост. Жесткая властная вертикаль, сформированная Партией регионов после конституционного переворота, оказалась неприспособленной к управлению страной в условиях политического и экономического кризиса. Эта вертикаль умеет давить и тащить. А кроме этого придумать ничего не может. Но недовольство нарастает со всех сторон. И мелкие ручейки протеста, разные по природе и по содержанию, безо всякого руководства, без команд и без должной организации способны соединиться в реку.

Так случилось почти сто лет назад, когда в Петрограде очереди в булочных неожиданно переросли в демонстрации, а демонстрации… Думаю, многие знают, чем закончилась эта история.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.
http://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE