«Задержание Болдина – жест охраняющей власть системы»

 Жаловаться на то, что на наши головы ежедневно обрушиваются невероятный водопад информации, в котором недолго и захлебнуться, давно стало бессмысленным. С этим ничего не поделаешь. Этому не воспрепятствуешь. Но куда опаснее переизбытка информационных сообщений обилие в этом потоке дезинформации. И отличить правду ото лжи чрезвычайно трудно. Правда, мозг человеческий, как сложнейший природный компьютер, способен без ущерба для себя переварить и не такое. Куда хуже обстоят дела с нашим психическим здоровьем, которое подвергается при этом такой мощной деформации, что свихнуться просто ничего не стоит.

Прекрасный журналист Анатолий Стреляный написал однажды о феномене агрессивного неосведомленного большинства, которое повинно во многих бедах рода человеческого. Но это самое большинство ничего не знает о собственной неинформированности, откуда и проистекают все его ложные оценки. Оно-то, получая в избытке информацию наизнанку, определенным образом в чьих-то интересах переработанную, полагает, что пользуется бесспорными источниками объективных данных о предмете обсуждения. И в собственных глазах выглядит честным, как беспорочный младенец. И столь же наивным, добавлю я, потому что не видит, не чувствует, как его водят за нос, и приветствует решения властей предержащих, которые иной раз превращают нашу повседневность в подобие психушки, где все поставлено с ног на голову. Там главный врач не позволяет снять с крюка в потолке изображающего люстру пациента лишь потому, что в комнате станет оттого темно. Впрочем, главврач, скорее всего, ломает комедию. Он за точное исполнение предписанной ему роли хорошо получает.

А что делать нам, кому отведены роли бессловесных пациентов? Как нам противодействовать этому безумию? Тут выход один. Размышлять – спокойно, неторопливо, взвешивая все «за» и «против», сравнивая сказанное тем либо другим политиком; пытаясь понять, кому происходящее выгодно; не доверяя на слово ни ангелу, ни черту; требуя документального подтверждения любого тезиса, не принимая ничего на веру. Только так мы сохраним надежду сберечь рассудок; выбраться за ворота сумасшедшего дома с наименьшими потерями, не превращаясь в тупой и упрямый электорат – то самое неосведомленное большинство, о котором только что шла речь. А теперь от общих рассуждений перейдем в делам нашим скорбным. Хотя бы к оценке факта задержания заместителя начальника юридической службы горисполкома (в каденцию Гурвица) Максима Болдина.

Думаю, вы понимаете: что бы там ни твердили на язвительных форумах дотошные и разнузданные комментаторы, задержание Болдина – жест охраняющей власть системы, преследующий двоякую цель. Во-первых, надавив на молодого и, как кому-то кажется, хрупкого, неопытного человека, припугнуть куда более закаленного в житейских сражениях Смоляра – дескать, сейчас этот парень расколется, и тебе, бывший начальник представительства по управлению коммунальной собственности, придется поведать правду, отчего двадцать три объекта недвижимости, принадлежащих городской громаде, оказались чуть ли не за так в распоряжении частной структуры. Во-вторых, дать понять горожанам, что все члены команды Гурвица воры и обязательно окажутся на нарах.

А теперь давайте сделаем то, к чему я только что вас призывал. Начнем рассуждать. И для начала вспомним, с чьей подачи прокуратура занялась Смоляром, а теперь вот сосредоточилась на Болдине. Эти ее действия инициированы, так называемой, марковской комиссией по расследованию преступной деятельности предшественников. Иными словами, Марков, чья ненависть к Гурвицу широко известна, и находящийся в очевидной зависимости от своего друга и советчика (это видно невооруженным глазом) Костусев, испытывающий к изгнанному из города мэру не менее сильные чувства, пытаются реализовать свои угрозы. Особенно же это важно для врио городского головы. Он, не выполнивший ни одного из предвыборных обещаний, спит и видит, как бы свалить все свои неудачи на Гурвица, который, мол, оставил ему город в состоянии еще худшим, нежели он, Костусев, предполагал, отчего у новой администрации решительно ничего не получается.

Вот кому выгодны напраслина в адрес Эдуарда Гурвица, прокурорское преследование Смоляра и, по принципу, рикошета, -- Болдина. При этом, заметьте, никто из главных действующих лиц этого фарса ни одного обвинения, основанного на документально зафиксированных фактах, не выдвинул. Не считать же таковым вполне легитимное решение сессии горсовета, как бы к нему ни относиться. Это выглядело бы так же смешно, как костусевское заявление о том, что именно Гурвиц повинен в колебании курсов твердых валют.

Теперь – о коммунальной собственности, якобы украденной у нас Смоляром. Здесь прошу вас быть особенно внимательными. Так вот, все объекты недвижимости, о которых ведут речь обвинители, к моменту, когда было принято решение передать их в частное владение, городу, по существу, уже не принадлежали. Задолго до возвращения Гурвица в город они были сданы боделановской администрацией в аренду сроком на пятьдесят лет тому же лицу или лицам, которые получили их в свое распоряжение позднее, на спорной сессии. Я, на самом деле, не знаю и не хочу знать кто это поименно. Но поскольку среди арендаторов на срок средней человеческой жизни был банкир Галантерник, буду пользоваться в своих выкладках этим именем.

Так вот, сессия дала согласие на приватизацию двадцати трех находящихся в аренде объектов, включая центральный загс, при условии передачи в коммунальную собственность здания площадью почти семь тысяч квадратных метров. Если бы сделка не состоялась, Галантерник и Ко, как арендаторы, так и пользовались бы этими домами до глубокой старости. Это, по-видимому, и послужило поводом и основанием для осуществления своеобразного обмена.

Скажите, должны ли отвечать физические лица, даже занимавшие серьезные позиции в структуре местной исполнительной власти, за решения, принятые коллективным органом местного самоуправления, представляющим наши общие интересы? Должны ли отвечать Смоляр, Болдин, другие бывшие сотрудники горисполкома за результаты голосования городского совета, согласившегося с экспертной оценкой соответствующей комиссии? Любой грамотный юрист в ответ на этот вопрос только пожмет плечами: конечно же, нет! И тут ничего не меняется от того, что пришедшая на смену прежней горадминистрация и нынешний совет расчеты своих предшественников считают неверными – настаивают на том, что стоимость зданий намеренно занизили, в связи с чем городу был нанесен ущерб то ли в 33, то ли в 38 миллионов гривен.

Регионалы, которые сегодня правят бал в городском совете, не пожелали принимать во внимание даже того обстоятельства, что в совете прежнего созыва тон задавали их идеологические собратья. А это ни в какие ворота не лезет. Сегодняшним хозяевам жизни стоило бы поразмыслить о том, что могут им насчитать завтра, в совете следующего созыва, анализируя, например, трюк с липовым понижением тарифов или парковочное жульничество. Не задуматься ли и о другом: что разумнее, демократичнее, целесообразнее – преемственность власти или постоянные публичные казни предшественников? Ведь каждый из мэров или депутатов когда-нибудь получает к своему имени приставку «экс», становится вчерашним и, стало быть, оказывается, если сохранить сложившуюся в последнее время традицию, бесправной жертвой тех, кто пришел им на смену.

Интересно, как станет отвечать Костусев, когда придет его срок, на недоуменный вопрос своих следователей -- почему городу нанесен многомиллионный ущерб в связи с актом дарения микроскопической фирме, которая никто и звать никак, целостного имущественного комплекса аэропорта? Кто его подвиг на этот шаг и каковы расчеты, заставившие горадминистрацию оставить себе лишь двадцать пять процентов курицы, способной нести золотые яйца, причем, наверняка, самую неаппетитную ее часть, вроде кожистых лапок, на которых обычно ковыляет «избушка на курьих ножках». Метафора из сказки вполне уместна, потому что только в сказках глупые самодержцы попадают в сети всяческой нечисти, которая обещает инвестировать в их царства молочные реки и кисельные берега, а ограничивается в лучшем случае птичьим пометом.

И любопытно, кто – Костусев или депутаты – будут отвечать перед людьми, если приближающаяся сессия к числу платежных документов на парковках отнесет не предусмотренные законом приходные ордера, с невнятными реквизитами, выданные неведомо кем и когда. Ведь их можно наклепать хоть миллион, хоть два, а потом спокойно выбросить в мусорный контейнер.

Не менее интересно, что скажет Костусев следствию по поводу «средневзвешенных тарифов». Этот изобретенный им термин вызывает в памяти скабрезный анекдот по поводу среднего уровня нравственности по селу. Припоминаете? Если соседка справа -- это самое и соседка слева – то же, то и я …ну, скажем так – беспутная женщина? Какие основания у врио мэра настаивать на том, что люди у нас сами выбирают для себя размеры квартплаты. Ведь это абсолютная чушь. Одно дело не платить за не предоставленные услуги, другое -- манипулировать тарифами. Каждый одессит знает, что они с 2008 года были и пока остаются неизменными. А выбивать из ЖКС-ов подписание составленных жильцами актов о том, что того-то – сего-то они, ЖКСы, нам недодали, с уходом Гурвица и его команды стало немыслимо сложной задачей.

В общем, «обещал-сделал» в понимании Костусева, это, в нашем понимании и с точки зрения всякого знакомого с элементарной логикой человека, -- повод для будущих судебных разбирательств. Но врио мэра это невдомек. Защитник русского языка не помнит замечательных народных пословиц: «не рой могилу ближнему – сам в ней не окажешься», «не плюй в колодец – пригодится водицы напиться», «в чужом глазу соринку видит, в своем бревна не замечает», «слово не воробей, вылетит не поймаешь». А зря не помнит. Их смысл весьма глубок. Впрочем, когда-нибудь он это узнает. Ведь «цыплят по осени считают», не так ли? И «хорошо смеется тот, кто смеется последним». Еще не вечер. Подождем.

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE