Наблюдать Азарова по телевидению для пожилых людей — чистое удовольствие

 Примерно такое, как сегодня читать передовицы «Правды» и смотреть программу «Вести с полей» семидесятых годов. Третье тысячелетие во дворе, вокруг все изменилось, вместо овощебазы современный оптовый рынок,
а Николай Янович тот же. На фоне изобилия овощей и фруктов, того и гляди, скажет: экономика должна быть экономной. Нет, не скажет. Потому что уже сказал.

ЗАЩИТНАЯ ДАМБА

8 августа, открывая заседание Кабинета министров, премьер произнес спич, посвященный противодействию финансовому кризису. В основном речь шла о разработке государственного бюджета на 2012 год, в котором должны быть предусмотрены меры по сглаживанию возможных экономических рисков на мировых рынках.

Знать бы, где упадешь, подстелил бы соломки. Эту мудрость народную не грех помнить всем и всегда. Помнит ее и премьер-министр Украины. Только стелить соломку, судя по всему, собирается не там, где украинская экономика вероятней всего споткнется, а там, где правительству удобнее отсидеться, отгородиться от мировых бед.

«Этот бюджет нам нужно сложить с большим запасом прочности, — сказал Азаров. — Образно говоря, создать защитную дамбу против вполне вероятных вызовов на мировых рынках. Бюджет должен быть предельно экономным. Дефицит бюджета нужно свести к минимуму».

При этом в «экономном» бюджете должны быть предусмотрены адекватные расходы на социальную защиту населения и созданы резервы, достаточные для того, чтобы пережить непростое время. Такие, в общем, задачи. А в частности, нужно найти способы  эти задачи решить. Один из таких способов Николай Янович предложил сходу.

Способ этот не поражает оригинальностью и состоит в том, чтобы оживить внутреннее производство в Украине, что, в свою очередь, приведет к увеличению потребления украинских товаров и услуг. Поддержка отечественного производителя на словах принадлежит к бесспорным приоритетам всех правительств на свете. Но на деле поддержка может быть разной. В том числе такой, что производителя губит.

В предчувствии кризиса нынешнее правительство решило украинского производителя поддержать системно. Министерству экономического развития и торговли до первого сентября поручено разработать государственную программу импортозамещения, и бюджет-2012, по требованию премьера, должен быть согласован с этой программой.

Непосредственным поводом для ускоренной разработки программы является негативное внешнеторговое сальдо, которое в первом квартале 2011 года в торговле товарами выросло в 2,2 раза и составило 3,1 миллиарда долларов. Причем весь «негатив», превышение импорта над экспортом в Украине, приходится на торговлю со странами СНГ. Приходится еще до того, как Таможенный союз стал комплексно себя «защищать».

В странах, реально поддерживающих своих производителей, программ импортозамещения нет. Но они есть у членов Таможенного союза — в России, в Белоруссии, в Казахстане, в странах, где чиновники паразитируют на бизнесе, а государство регулирует финансовые потоки, используя политические инструменты. От этого в кратко-срочной перспективе отдельные производители получают сверхприбыль, делятся с отечественными покровителями, а деньги переводят в оффшоры. О развитии бизнеса, увеличении конкурентоспособности при этом никто и не вспоминает. Зачем, если все довольны?

В России и в Казахстане, между прочим, программы импортозамещения многие считают идеальным механизмом коррупции, и бизнес сражается не за их внедрение, а за общие правила игры на внутреннем рынке и свободную конкуренцию на внешних рынках. Но до победы такой точки зрения в Украине — как пешком до Луны. Легче построить дамбу, искусственно выстроить систему преференций (которая при Кучме уже существовала в Украине) и нарваться на торговое противостояние с экономически развитыми членами ВТО.

КРИЗИС. ВОЛНА ЗА ВОЛНОЙ НАБЕГАЕТ

Экономические риски на мировых рынках, между тем, не мираж, а суровая реальность. Как и мировой финансово-экономический кризис. Причем в последнее время становится все ясней, что кризис, как и разруха, не в компьютерах Международного валютного фонда, центральных банков и фондовых бирж, а в головах политиков и финансистов.

Чисто политическое противостояние президента Обамы и ультраконсервативной части республиканцев в конгрессе США наглядно показало, что раскачать лодку глобальной экономики можно небольшими усилиями группы упрямых людей, часть из которых даже не понимают, что делают.

Результатом первой волны мирового финансово-экономического кризиса 2008 года, помимо существенного замедления темпов роста производства в большинстве стран, стал рост государственного долга там, где правительства спасали свои банки и крупнейшие компании. Не имея других рычагов воздействия, они в буквальном смысле накачивали экономику деньгами. Но при этом сами оказались на грани банкротства.

Темпы экономического роста в США и в европейских странах после острой фазы кризиса не вернулись к докризисным величинам. Рецессия, скорее всего, — постоянный фактор послекризисного мира. Налоговые поступления почти не растут. В таких условиях требовать резкого сокращения бюджетного дефицита и госдолга без перспективы получить извне финансовую помощь — значит добиваться немедленного банкротства государства.

В дефолт США, впрочем, никто не верил, но сама вероятность того, что американцы могут хотя бы на день отсрочить выплаты по долговым обязательствам, напугала экономистов так, что психологически они приготовились к катастрофе. И эта готовность сама по себе провоцирует кризис. В Европе, где промышленность только начала оживать, опять прогнозируют замедление ее роста, а стало быть, спроса на энергоносители, импортное сырье и металлопродукцию. А это уже прямо касается Украины.

Строить в такой ситуации экономическую дамбу на западе нашей страны крайне невыгодно. На искусственное ограничение импорта европейских товаров в Украину (неважно, каким способом) страны Евросоюза могут ответить естественной переориентацией на приобретение аналогичной продукции в России. Сработает экспортозамещение, не оформленное ни в какую программу.

Чтобы оно не сработало, нужно, в общем, немного. Добиться быстрейшего заключения договора о зоне свободной торговли с Евросоюзом и готовность играть на рынке по общим с Европой правилам честной конкуренции.

Что касается дамбы на востоке, то подобную дамбу строит Россия в виде Таможенного союза. И до завершения постройки успешно использует квоты и произвольные ограничения для ввоза украинских товаров от трубопроката до мясомолочной продукции и карамели. А чтобы жизнь сахаром не казалась и в остальных странах, Центробанк Российской Федерации для усиления конкурентоспособности и защиты отечественных производителей девальвирует рубль по отношению к доллару и евро.

Панику, связанную с вероятностью дефолта США, соседи использовали себе на пользу, ослабив без потрясений собственную валюту на 7,2 процента. Что на такой же процент сделало на внешних рынках привлекательней товары, оцененные в рублях.

А наша гривня привязана к доллару жестко. И трехлетняя пляска вокруг цифры восемь наводит на воспоминания о том, что некогда деревянные стоили дороже зеленых с постоянным курсом в 65 копеек, а за скупку и хранение долларов давали немалый срок. Экономика, говорят, тогда процветала. Только в супермаркете ничего нельзя было купить. Да и самих супермаркетов не было.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.
http://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE