Одесса будто снова возвращается в кровавые девяностые

 Мертвый сезон есть мертвый сезон. Сейчас, вроде, не должно было бы происходить ничего мало-мальски существенного. Даже Шустер сбежал от жары и суда над Тимошенко во всей кровью выстраданный отпуск, и нас теперь потчуют лишь выжимками из его шоу, без которого, полагают начальники 1-го канала, нам и дня не прожить. Но кое-что в нашей провинции все-таки, случается. Иногда кажется, что отцы города специально подождали с некоторыми сюрпризами до безумной жары. Однако их надежды на то, что, одесситы, у которых плавятся мозги, не станут потеть возле телевизоров и задавать местным парламентариям нахальные вопросы, не оправдались. Вопросы сыплются, один другого неприятнее. И по поводу подаренного непонятно кому аэропорта. И о победной реляции Костусева о снижении на десять процентов тарифов на содержание домов и придомовых территорий. И в связи со страстями по оплате парковочных мест, обернувшимися скандалом у входа в горисполком с одним депутатом и разбитой головой другого.

Врио городского головы все это, похоже, слишком глубоко не задело. Зато он, с видимым наслаждением принял участие в дворовом спортивном празднике, с мороженым и физическими упражнениями, и посулил городской детворе перед телекамерами, что намерен, себя не жалея, и впредь открывать детские игровые и спортплощадки; что количество их будет расти и расти до бесконечности; что именно в этом состоит его профессиональный и отеческий долг перед паствой, сиречь городской громадой. Тут он был весьма убедительным. В какую-то минуту показалось: вот что должно было стать главным его занятием на долгие годы. Не переезды из одного здания Антимонопольного комитета в другое, не бесплодное протирание штанов в Верховной Раде, не попытки пристроиться поудобнее в кресле на Думской, каторые ни к чему хорошему не приведут, а сооружение детских площадок, коим и так несть числа, которые он сдавал и сдавал бы без устали в эксплуатацию, перерезая красные ленточки, собирая щедрую дань благодарности от мам и бабушек, чьи чада до сих пор ускользали за подобными развлечениями в соседние дворы. И подумалось, как, все же, прекрасен и хорош любой из нас, когда находится на своем месте. А то вот взяли да пересадили человека с ментальностью пионервожатого или массовика-затейника на государственную должность, и тут же все его достоинства немедленно обернулись против него самого, его подчиненных и нас, грешных; стали прямой своей противоположностью.

Все теперь только и говорят, что о скандале на пороге мэрии. Чаще и охотнее, чем о кинофестивале. А я начну с другого. Смотрите, Костусев, с гордостью поведал нам, что начал выполнять свои предвыборные обещания. Много месяцев подряд его укоряли тем, что он, произнося свои предвыборные спичи, врал столько раз, сколько открывал рот. И насчет бюджета, который вырастет в два с половиной раза, и насчет тарифов, которые при его содействии станут разумными, и,и,и… А теперь зловредным критикам придется заткнуться. Нате вам, злопыхатели! Я возвратил вам десять процентов денег, которые незаконно отнимали коммунальщики за то, чего не делали с вашими домами и дворами. Я, всем градоначальникам начальник, сумел сделать то, за что до меня не брался никто! Но что-то здесь не вяжется. Помнится, и прежние городские руководители только и делали, что убеждали нас – внимательно просматривайте договоры с жилищниками -- ни в коем случае не оплачивайте работ, которых фактически никто не выполнял. Доказать в таких случаях свою правоту легче легкого. А потому, если вас надувают, знайте, что в том виноваты вы сами. Многие граждане приняли этот дельный совет к сведению и постоянно платили значительно меньше обозначенных на бумаге средних тарифов.

Напомню и то, какая буча поднялась в свое время, когда в расчетах УЖКХ была найдена ошибка. Славу первопроходца в этом кляузном деле приписал себе тогда, как обычно, один из Костусевых, то бишь, -- Гончаренко. Правда, на самом деле недосмотр был обнаружен, если не ошибаюсь, другим человеком, Матковским, который недавно по собственной инициативе ушел из горадминстрации Костусева.

Дело в том, что, рассчитывая тарифы, специалисты не учли тогда одного важного обстоятельства. Значительные территории и метражи зданий, расположенных в разных районах города; принадлежащих старому, историческому и относительно новому жилфондам, эксплуатируются не нами, смертными, а юридическими лицами, всевозможными фирмами, офисами, магазинчиками. Но с них и спрос другой. Они – это совершенно ясно – должны платить больше. Ошибка была исправлена. Суета, после того, как Гончаренко всласть попиарился, улеглась. Точно так же она уляжется и сейчас, после того, как Костусев всласть покрасуется в чужом лавровом венке. И так же, как это имело место несколько лет назад, мы не узнаем от каких цифр он, так сказать, «плясал»; какова структура его расчетов; не получим всей полноты информации, необходимой, чтобы объективно оценить его социальный подвиг. Вы понимаете, конечно, что, произнося имя Костусев, я имею в виду всех тех, кто трудится в тени этого великого человека. Так вот, упомянутые сомнения заставляют предположить наличие здесь факта некоторого надувательства. Что такое, скажите, снижение тарифов на десять процентов, везде, в любой точке города одинаковое? Такого подведения под общий знаменатель быть не может. Слишком уж разнится состояние жилого фонда где-нибудь на старых Черемушках и, предположим, в районе Поля чудес, на поселке Котовского, или, к примеру, в Вузовском районе. Словом, здесь больше путаницы, нежели реальной экономики. По крайней мере, для нас.

Та же путаница господствует в рассуждениях о парковках. Сегодня изобретательный зам. председателя облсовета Гончаренко счел тему парковочных тарифов чрезвычайно для себя благодарной. Автомобилистов становится все больше, и каждый из них имеет право избирать и быть избранным. Отсюда вытекает сугубая важность отношения этой публики к чиновнику, которому, конечно же, смерть как хочется попасть в Верховную Раду. А что, дело житейское -- вон какие отпускные получили эти ребята в нынешнем году, за семь десятков тысяч гривняков зашкаливает! Автомобилисты могут реализации желания Гончаренко посодействовать, как никто. Однако где ему справиться с исполкомом, у которого свое отношение к этой проблеме!

Здесь опять необходима историческая справка. За парковки Гончаренко взялся не первым, но и не впервые. Тем, кто следит за политической жизнью Одессы, памятен, должно быть, пиар-фильм этого депутата, где он уже пытался продемонстрировать преступную, на его взгляд, антинародную подоплеку одесского парковочного проекта. До него этим занимался Сергей Бовбалан, который, опираясь на, якобы, предусмотренные законом нормативы, доказывал, что у нас имеют право брать с машины около гривны, не более. Но и он решительно ничего не добился. Не думаю, что виной тому была злая воля прежнего руководства города. Чтобы справиться с дикими парковками и парковщиками, дисциплинировать их, заставить честно платить в казну, нужно было дойти до такой степени возмущения, которая подвигла на многие революционные решения Саакашвили. Гурвиц сделать этого не успел, хотя и собирался. Ему, как всякому нормальному горожанину, было понятно, что нельзя именовать парковками никак не приспособленные для выполнения этой функции обочины, которые сужают и без того узкие улицы. За что должны платить граждане парковочный сбор, если здесь нет карманов для стоянки машин; если никто не гарантирует безопасного их хранения; если вокруг нет элементарных камер видеонаблюдения, если единственное, на что согласен бомжеватый детинушка в оранжевом жилете, -- проследить, чтобы, сдавая назад, вы не въехали в бок чужого экипажа, который пытается пробраться мимо вас по заставленной транспортом улице? Куда уходят народные денежки, выплаченные за парковку, тоже с достаточной степенью точности не определить. Квитанций никто не дает. Если, возвратившись к месту парковки, вы и находите под щетками на лобовом стекле какой-то клочок бумажки, то это, скорее всего, указание на то, что вы уже рассчитались за стоянку или, напротив, с вас предстоит спросить.

Ну, а тарифы – вообще темный лес. По-моему, кроме Нового рынка, вокруг которого вот уже несколько лет с вас больше трех гривен никто не требует, по всему городу царит хаос. На Греческой площади, возле Антошки, с вас могут потребовать и семь, и десять целковых. С другой стороны той же площади просят пятерку. На Торговой, между Коблевской и Садовой, – тоже. На Жуковского – не меньше. При этом парковщик может объяснить размеры таксы тем, что она принадлежит жадному депутату горсовета – так сказать, требует, мерзавец, никуда не деться. К морю вы съезжаете парковаться за десятку. Ну, и так далее. Однажды я криво-косо пристроился на пыльной обочине у третьей горбольницы, где никогда парковщиками и не пахло. Но как только вышел из машины, передо мной образовался юноша в жилете, надетом на голое тело, и дружелюбно, хотя отчасти и сварливо, осведомился, долго ли я собираюсь стоять? Винюсь, к этому часу (а была середина дня) у меня на душе накипело, и я таким тоном попросил парня заглянуть ко мне в глаза, что он счел за лучшее быстренько удалиться.

В общем, неразбериха творится с этим у нас страшная. И делать действительно что-то нужно. Думаю, лучше всего начать срочно строить паркинги. И не втыкать в центре города на пятне любого сгнившего домика новую свечку, а, быть может, отводить эти места для небольших и дорогих, охраняемых, паркинг-лотов, как говорят у них, за бугром. А для того, чтобы звероподобные сборщики податей не требовали у вас лишнего, обдавая вас запахом вчерашней сивухи, стоило бы установить кое-где на обочинах, как в Америке хотя бы, миттеры – своеобразные кассовые аппараты с флажками на циферблатах, у которых вы можете стоять до тех пор, пока флажок не упадет, показывая тем самым, что оплаченное вами время стоянки закончилось. Между прочим, в 2005 году мне показывали в мэрии проект, предусматривающий миттеры; раскрашенные в разные цвета поребрики, заменяющие некоторые дорожные знаки, и многое другое, что должно было упорядочить парковочную ситуацию. К сожалению, повторю, очень многого команда Гурвица сделать не успела.

А теперь скажите мне (независимо от того, пиарится депутат или нет): разве не прав Гончаренко, требуя объяснить, откуда мэрия берет цифры, которые ложатся в основу расчетов оплаты за парковку в разных районах города? Согласитесь, если нам говорят, что платить за стоянку придется впятеро дороже прежнего, то хотелось бы понять, где отправная точка? Что это – бовбалановская гривна без малого или нынешние пятерка, семерка, десятка? И почему в городскую казну пойдет, если не ошибаюсь, лишь двадцать процентов доходов парксервиса? Куда денутся остальные деньги? Как испарились из стояночного реестра четыре тысячи парковочных мест? По-прежнему непонятно и то, каким образом без строительства разного рода больших и маленьких паркингов с компьютерной системой оплаты или, на худой конец, кассовыми аппаратами, будут учитываться денежки, которые мы обязаны вручать диковатого вида парковщикам. Впрочем, если им повысят, соответственно росту тарифов, обязательный план, они, наверняка, разбегутся или изобретут новый способ бескровного отъема денег у автолюбителей и города.

Здесь уместно процитировать члена исполкома Руслана Чернолуцкого. «Вопрос по парковочным тарифам был вынесен на рассмотрение, прокурор Одессы внёс свою ремарку в части того, что схема по повышению тарифов и поступлению средств в бюджет не до конца прозрачна, Мэр дал протокольное поручение разобраться с экономической составляющей». Здорово звучит, не правда ли? Принимается решение вынести на сессию экономический вопрос, суть которого разработчикам и юристам пока неясна. Чистый бред! Вот и приходится признать, что Гончаренко, затеявший по этому поводу общественные слушания, чиновниками, по сути, сорванные, как ни крути, прав. А то, что было отдано распоряжение (догадайтесь кем именно) не пускать на заседание горисполкома депутата облсовета от города, и вовсе нонсенс.

Единственное замечание. Зная мстительный и вздорный характер своего папаши, не стоило Гончаренко вступать в драку с милицией. Кому, как не ему, знать, что милиционеры у нас – нерассуждающие оловянные солдатики – беспрекословно выполняют приказы начальников, а те – своих хозяев. Прорывающийся с истошными криками в здание мэрии зам. председателя областного совета, выглядел анекдотично. Ему бы надо было, возможно, броситься к Матвейчуку. А тот бы нежно попросил о поддержке главу местного облУВД, а главный милиционер области послал бы на помощь молодому политику отряд «Беркута», а «Беркут» положил бы и охрану исполкома, и весь исполком фэйсами в пол, с руками на затылках. И было бы о чем нести в своей колченогой «Правде» Григорию Кваснюку, который искренне любит Гончаренко и уделил бы его персоне по нафантазированному радостному поводу куда больший объем безумных, горячечных комментариев. А так, он лишь укорил бузотера за получасовое опоздание на закрытую исполкомовскую тусовку. Большого журналиста, поровителя маразмирующих маргиналов, не смутило то обстоятельство, что Гончаренко прежде всего бросился в больницу к своему другу и соратнику Шмушковичу, которому, когда тот вышел из дому, проломили какой-то железякой голову, и только потом возвратился к государственной важности делам. А поскольку Гончаренко и Шмушкович в парковочном сюжете крепко повязаны, у них есть все основания предположить, что с одним из них попыталась расправиться «парковочная мафия».

Тошно обо всем этом писать и говорить. Одесса будто снова возвращается в кровавые девяностые. Мало того, что страна находится в состоянии крайне неустойчивого равновесия; мало того, что протестные настроения растут в массах со скоростью снежного кома; мало того, что дерегуляторы экономико-правовых отношений во всех сферах человеческой деятельности, вроде неистребимого Бродского, запутали своей болтовней нормальных людей так, что те потеряли способность рассуждать, следуя здравому смыслу, логике, а не искусно подогреваемым эмоциям, -- мало всего перечисленного, так еще и дома, в городе, всегда терпеливо относившемся к любым, самым противоречивым практикам; городе, предрасположенном к эксперименту, риску, пионерским решениям, начинает воцаряться атмосфера политического скоморошества, круговой поруки, чиновичьей лжи и бандитского беспредела.

Загляните на местные сайты. Чего и кого вы только там не встретите в связи со столкновением позиций вокруг парковок! Тут и Комитет избирателей Украины, ставший на сторону Гончаренко, и представители проекта «Общественный контроль за состоянием дорог», считающие всю парковочную отрасль в Одессе предприятием незаконным, и Эдуард Матвейчук, который поставил под личный контроль расследование инцидента со Шмушковичем. А о всевозможных форумчанах с их уничижительными характеристиками в адрес чиновничества и говорить нет нужды. Вот такой у нас, к сожалению, мертвый сезон!

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE