Одесситы: «Мы готовы защищать наш санаторий…»

 В прошлый четверг трудовой коллектив «ЗАО «Клинический санаторий «Лермонтовский» провел собрание и сформировал штаб, который будет взаимодействовать с властью по вопросу сохранения санатория как круглогодичного
лечебного учреждения, известного в Украине и за ее пределами.

На момент проведения собрания санаторию «Лермонтовский», дочернему предприятию ЗАО «Укрпрофздравница», закрытому с конца прошлого года по причине отсутствия финансирования, грозило окончательное исчезновение с карты Одессы, а его коллективу — увольнение без выходного пособия. Медперсонал с таким положением дел мириться не согласен и надеется, что жители родного города помогут и поддержат их.

Руководство обещало сотрудникам, что в апреле санаторий начнет функционировать, отпуска без содержания, наконец, закончатся, но все оказалось не так. Наступил апрель, а им предложили написать заявления об увольнении «по согласованию сторон». В ответ на это предложение коллектив создал инициативную группу по защите своих социальных прав и по защите территории санатория.

Накануне собрания в редакцию «Юга» принесли письмо с шестьюдесятью подписями. На нем значится одиннадцать адресатов, и первый из них — Президент Украины Виктор Янукович. Журналистов «Юга» пригласили на собрание коллектива.

С небольшими сокращениями цитирую письмо, которое «позвало в дорогу»: «Нас, двести семьдесят специалистов, из которых пятьдесят шесть врачей и медсестер, а остальные обслуживающий персонал, хотят оставить без работы и средств к существованию. Территория площадью около десяти гектаров в парковой зоне недалеко от моря в Приморском районе города, скорее всего, будет продана. Санаторий «Лермонтовский» был основан в 1914 году и является ведущим санаторием юга Украины по лечению сердечно-сосудистых заболеваний, нервной системы и нарушений кровообращения мозга, а также реабилитации после инфарктов.

Руководством санатория в лице главного врача Е.Косоверова созданы все условия по развалу санатория. Так, сотрудников неоднократно вынуждали написать заявления об увольнении «по собственному желанию». В конце 2010 года коллектив был отправлен в неоплачиваемый отпуск на весь зимний период, чего ранее никогда не случалось. И это при том, что поток желающих лечиться у нас никогда не прекращается, и пациенты приезжают даже из-за границы.

Отключение отопления, электроэнергии и газа привело к частичному обвалу потолков, вздутию паркета и разрыву обогревательных батарей. Не понятно, куда раньше девались денежные средства при стоимости путевки 5800—6800 гривень и полной заполняемости санатория — 350—400 койко-мест. Косметический ремонт санатория не делался давно. Сейчас нам сообщили, что санаторий будет работать только в летний сезон.

Одесситам не раз приходилось видеть, как другие санатории были специально доведены до банкротства, а затем проданы. В результате в городе не осталось санаториев, которые могут лечить больных.

Просим вашего вмешательства в ситуацию, дабы не допустить разграбления государственного имущества, а больных не оставить без лечения и профилактики заболеваний».

Вот такой крик души коллектива стал достоянием сразу всех городских СМИ.

В назначенный день и час в зале санаторного клуба собрались сотрудники медучреждения, благодарные пациенты, депутаты и пресса. Вести собрание попросили заведующую отделением реабилитации беременных женщин Ирину Думик. Первому предоставили слово главврачу санатория Евгению Косоверову, так как на тот момент его все считали главным виновником возникшей ситуации. Забегая вперед, скажу, что к концу собрания, когда о наболевшем высказались все, кто хотел, «общественное мнение» резко изменилось в пользу главврача. Вины с него, конечно, никто не снимал, но по-человечески поняли. Больше всего сокрушались о том, что чрезмерно верили своему руководителю и слишком поздно поняли, что оказались «в ловушке».

— Собрание надо было проводить еще в феврале, время упустили, — то и дело слышалось в зале.

Собрание готовила инициативная группа, и о его проведении главврач узнал чуть ли не позже всех.

— Уважаемые коллеги, — сказал Е.Косоверов, — я повторял и повторяю: дело в том, что санаторий на сегодняшний день не имеет средств. Я вижу выход либо в поиске того, кто их даст, либо самим выбираться из этого положения, другого выхода я не вижу. Поверьте мне, никто не выкупает санаторий, никто ко мне не обращался и никто от «Лермонтовского» ничего не просил, кроме одного, чтобы санаторий работал. Но «Лермонтовский» является дочерним предприятием ЗАО «Укрпрофздравница». Наш собственник — это Федерация профсоюзов Украины и Фонд социального страхования, который всегда выкупал максимальное количество путевок: вначале на первый квартал, потом — на второй. Сейчас у ЗАО на территории Украины больше шестидесяти санаториев, и у него тоже нет денег, так как санатории стоят.

Мы не можем работать, когда у нас двадцать курсовок и столько же стационарных больных. Условия нашего санатория таковы (с учетом наличия котельной, территории, корпусов), что мы должны быть заполнены. В среднем, сто — сто пятьдесят человек должны быть постоянно. Это будет та «подушка» безопасности, которая даст нам возможность находиться на плаву, зарабатывать деньги, работать круглогодично.

На сегодняшний день мы как приморская здравница не имеем ни своей лечебной грязи, ни минеральной воды. У нас есть только приморский климат, и больше ничего. Мы не можем рассчитывать на то, что будем работать круглогодично при условии, что Фонд соцстрахования не берет путевки. Нужно создать комфортные условия для того, чтобы человек, приехавший зимой, мог восстановить свое здоровье и получить удовольствие. Мы не готовы к этому, мы всегда жили, что называется, с листа: получили деньги — отремонтировали три-четыре палаты, получили деньги — сделали ремонт шестого корпуса.

Сами мы никогда не имели достаточно средств, на которые можно было бы свободно развиваться, поэтому ваша инициатива спасать «Лермонтовский» эмоционально правильная, но тридцать путевок санаторий не вытянут. Разве что с другим руководителем, но я выхода не вижу. Отпуска за свой счет закончились. Вы можете выходить на работу, но платить зарплату нечем, и я буду вынужден проводить сокращение. У нас большой налог на землю — сто сорок тысяч гривень в месяц. Не имея ни копейки поступлений, мы не можем платить эту сумму. Мы — не завод, ничего не производим, мы отдаем свое здоровье ради здоровья других. Нам надо как-то прожить до июля, до появления путевок соцстраха. Только после этого мы сможем отдать какие-то долги, если, конечно, город поможет нам с оплатой налога на землю.

По словам главврача, продолжительность работы санатория будет зависеть от того, какие путевки выкупит страховой фонд, возможно, сезон работы продлится до конца года. При этом Е.Косоверов заметил, что положение в стране на сегодняшний день таково, что фонд социального страхования уменьшился в три раза.

— Эмоции — это нормальное человеческое состояние, — сказал Евгений Косоверов, — но прошу вас: вместе с нашими гостями, депутатами, которые представляют власть, найдите и предложите конструктивное решение.

Итак, коллективу предстояло решить две проблемы: найти «рецепты» по защите своих социальных прав и по сохранению территории санатория, площадь которого на сегодняшний день составляет почти десять гектаров.

— Хочется рассказать о хронологии событий, о том, как все происходило, — сказала врач-кардиолог Татьяна Снисаренко. — Пятнадцатого января санаторий практически прекратил свое существование: остановил прием пациентов, и все сотрудники написали заявления об отпусках без содержания.

От руководства были получены устные гарантии, что с первого апреля мы приступим к работе, однако этого не произошло. Только восьмого апреля нас собрали и в достаточно жесткой форме предложили написать всем без исключения сотрудникам заявления об увольнении по взаимному соглашению сторон. Юристы нам объяснили, что такие заявления не предусматривают никаких выплат по материальной компенсации за вынужденный простой, который произошел не по вине сотрудников. Такая запись в трудовой книжке не дает права получать компенсацию при взятии на учет в центре занятости.

Теперь нас уверяют, что санаторий начнет работать с первого июля, но это заверение не подтверждено ни документами, ни договорами. Гарантий, что мы будем работать в июле, нет. Возникает вопрос: кому выгодно, чтобы санаторий прекратил свое существование? Мы просим, чтобы в отношении нас соблюдалось трудовое законодательство, так как все мы хотим работать, нам всем надо кормить свои семьи.

Врач кабинета функциональной диагностики Татьяна Мадревская сказала:

— Наш санаторий — клинический, и он никак не может быть сезонным, так как такие заболевания, как инфаркт, инсульт, травмы, случаются в любое время года и не носят сезонный характер. Люди, которые перенесли эти заболевания в декабре, январе, не могут ждать июля, когда мы откроемся. Практика закрытия санатория на зимний период в целях экономии привела к тому, что в первом корпусе лопнули батареи, обвалился потолок, вздулся паркет. Еще одна такая зима — и все корпуса будут уничтожены.

Мы предлагали начать работать, продавать путевки, курсовки, проводить процедуры, исследования, но нам отвечали: «Экономически невыгодно». А что выгодно? Санаторию девяносто шесть лет, и всегда это было выгодно, а сегодня невыгодно? Все помнят, как мы праздновали

девяностопятилетие. Был красивый праздник, были приглашены высокопоставленные чиновники, депутаты. Звучали красивые речи, вручались грамоты… И что мы видим через полтора года? Разруха, руины, массовое увольнение сотрудников.

Мы все знаем, как были уничтожены санатории «Дружба», «Украина», «Россия», «Молдова», санаторий имени Чувырина. Но мы также знаем примеры, как защищали свои учреждения сотрудники больницы водников, детского оздоровительного лагеря «Молодая гвардия», хозрасчетной поликлиники на улице Жуковского и другие. Мы призываем всех неравнодушных одесситов помочь нам сберечь нашу здравницу, открыть ее и ни в коем случае не сделать ее сезонной.

Заведующая многопрофильной реабилитацией Раиса Шульга, обращаясь к депутатам, присутствовавшим в зале, выразила надежду, что они пришли как друзья, и обязательно помогут здравнице.

— Я заведую многопрофильной реабилитацией, — сказала она, — в которой есть три отделения: послеинфарктной реабилитации, послеинсультной и посттравматической реабилитации. Отделение послеинфарктной реабилитации функционирует восемнадцатый год. Мы ставили на ноги больных после тяжелейших инфарктов и операций на сердце. Они друзья санатория и готовы покупать наши путевки на реабилитацию за свои средства, а это немалые деньги. Они в ужасе от того, что санаторий закрыт.

Пятнадцатый год у нас работает отделение послеинсультной реабилитации, и через наши руки прошли около шести тысяч человек. Они — инвалиды, но они просятся к нам потому, что знают: мы им поможем. Мы не просто врачи, мы врачи-реабилитологи.

В отделении посттравматической реабилитации у нас лечились люди со сложными переломами, после операции на конечностях или позвоночнике. Мы подняли на ноги и этих больных, а где в дальнейшем люди будут лечиться?

Я очень прошу вас, не изгоняйте нас, помогите нам найти такую статью закона, по которой мы сможем работать. Наша здравница не может быть сезонной. Наших больных надо беречь. Как можно не беречь беременных женщин? Наши больные верят нам, нашим массажистам, медсестрам, банщицам, они хотят лечиться только у нас. У коллектива претензии не к главному врачу, а к ЗАО «Укрпрофздравница»: если мы ЗАО не нравимся, пусть передадут нас государству.

Слово по очереди предоставили всем благодарным пациентам, которые в трудный для здравницы час пришли поддержать медиков.

— Мне очень странно, что санаторий закрыли из-за снижения продажи путевок, но при этом вы не обратились за помощью ни в городской совет, ни в областной, — сказал Юрий Геращенко, помощник заместителя председателя облсовета Николая Тындюка, президент экологического центра устойчивого развития Украины. — В конце концов, если нет желающих в Украине, можно было наладить отношения с Белоруссией, чтобы ежемесячно выкупали по двести путевок. Металлурги России готовы лечиться, и деньги на эти цели они имеют, я уже не говорю о дальнем зарубежье.

Если речь идет о комфортности, то при работающем санатории минимальную комфортность номеров можно было бы создать, а люди, которые ценят лечение, не привередливы. Если собственник бросает санаторий на произвол судьбы, то стоит вспомнить, что «Укрпрофздравница» не заработала и не купила этот санаторий. Он создан за наши с вами профсоюзные деньги, которые платили мы, наши родители и наши дедушки и бабушки. Санаторий передан ЗАО в управление, но управляет оно плохо. Нужен эффективный собственник, но частных собственников тоже стоит опасаться. Есть множество примеров, когда выкупали заводы, резали их на металлолом. Могут выкупить и санаторий, пообещать, что угодно, а потом построить на его месте многоэтажные дома.

Юрий Геращенко пообещал коллективу привлечь внимание общественности к этой проблеме.

На собрании присутствовали депутат облсовета Сергей Веселов и депутат горсовета Георгий Селянин. Они также пообещали поддержать сотрудников санатория.

Дмитрий Гутахов, председатель Одесской ассоциации «Украина — Израиль», советник председателя Одесского облсовета по национальным вопросам, поблагодарил коллектив санатория за высокий профессионализм и поделился собственным опытом.

Больше двадцати пяти лет он проработал директором завода, а когда ушел на пенсию, новые «шустрые руководители» постепенно уничтожили завод, и теперь вместо четырехсот двадцати трех рабочих там всего сорок пять. И завода нет. А начиналось все с отпусков за свой счет, сокращения неугодных, деления территории и так далее. Сказано это было к тому, что Дмитрий Гутахов вовсе не считает главврача виновником возникшей ситуации.

— Он не имеет опыта хозяйственного руководителя, он — врач, не обижайтесь, — сказал Гутахов.

Кстати, на собрании коллектива санатория «Лермонтовский» представители «Укрпроф-здравницы» отсутствовали. Кто-то сказал, что заранее приглашали даже председателя Федерации профсоюзов Украины Владимира Хару, но у него возникла «уважительная причина».

Следует сказать, что в начале этого года постоянная депутатская комиссия горсовета по планированию и бюджету рассматривала вопрос о предоставлении санаторию льготы на землю, и сумма льготы должна была составить в год миллион шестьсот тысяч гривень. Однако комиссия посчитала «нецелесообразным предо-ставлять льготу на землю «ЗАО «Клинический санаторий «Лермонтовский». Горсовет поддержал вывод депутатской комиссии… А раньше санаторий имел такую льготу. И за это бесплатно принимал бюджетников: учителей, врачей. Теперь же ссылаются на «тощий» бюджет. Мягко говоря, странно все это…

Итог собрания: коллектив потребовал от руководства санатория объявить режим вынужденного простоя с первого апреля или, в крайнем случае, со дня проведения собрания. Это позволит людям получать две трети своей зарплаты до момента открытия санатория. Задолженность по выплате зарплаты будет погашать учредитель «Укрпрофздравница». Был также сформирован штаб по сохранению санатория «Лермонтовский», который возглавил Дмитрий Испенков. Очередное собрание коллектива было назначено на вчера, то есть на 20 апреля.

Елена УДОВИЧЕНКО.
газета "Юг"

Постскриптум. Когда материал был готов к печати, стало известно, что режим вынужденного простоя объявлен с понедельника, 18 апреля. Сотрудники санатория будут выполнять не свойственную им работу, но нужную для здравницы.

httpss://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE