Осторожно: злая хозяйка!

 Каштанка...Собачку звали Каштанка, и жила бы она в доме №26-а по улице Королева в Одессе столько, сколько лет отпустил ей Создатель. Маленькая, размером с лисичку, коричневой масти (отсюда и кличка Каштанка), она появилась

 во дворе этого новостроя вместе с новоселами. Видимо, уловив жилой дух, просто прибилась поближе к людям.
Жильцы здесь поселились разные, все больше платежеспособные, «хорошо упакованные» и разъезжающие на крутых иномарках. На маленькую беспризорницу они не очень-то обращали внимание, и подкармливали ее в основном консьержки. Поэтому обреталась Каштанка на соседней автостоянке вместе с хвостатыми приятелями из охраны. Но своей территорией официально считала двор, впритык примыкающий к забору и воротам автостоянки. Так уж устроены собаки — без своего лично опекаемого участка жить не могут.
Двор охраняла Каштанка в основном лаем, за что ей нередко попадало от приятельниц-консьержек, поскольку богатенькие владельцы квартир требовали покоя и тишины. Однако усмирить караульный пыл мелкой охранницы было сложно — похоже, Каштанка искренне верила, что делает для людей доброе дело, отгоняя от вверенной ей придомовой территории подозрительных чужаков. Особенно доставалось от нее чужим собакам. Так облает их, бывало, так изругает, так усовестит, что никто из хвостатых пришельцев с ней в разборки не вступал. Что с нее возьмешь, с недомерка-то? Ни один уважающий себя пес не будет связываться с мелкотой, тем более на чужой территории.
И моим собакам всякий раз, когда мы осмеливались пройти мимо забора ее двора, приходилось вы-слушивать Каштанкины нравоучения. Так уж запрограммированы эти беспородные моськи — пустобрехи по призванию. Ну и что? Сказав своей стае строгое «нельзя!», я навсегда разрешила конфликтную ситуацию. Каштанка продолжала лаять, а мои на нее не реагировали.
Зато когда я проходила мимо забора одна, Каштанка всегда провожала меня до подъезда нашего дома, потому что знала: получит что-нибудь вкусненькое. И даже если в моей сумке ничего не находилось, Каштанка ждала у подъезда в уверенности, что без угощения не останется.
Когда в городе началась кампания стерилизации и регистрации беспризорных собак, мы вызвали службу отлова и отправили в Немецкий приют всех окрестных псов. Попала туда и Каштанка. Вернувшись после стерилизации, она еще больше уверилась в праве на свое собственное собачье местечко под солнцем: отныне наступал конец ее позорному беспаспортному существованию и проблемам с продолжением рода. Люди сделали с ней, что хотели, а Каштанка хотела одного — служить людям.
Хозяйка ротвейлера
Я впервые увидела эту женщину с крупной сукой-ротвейлером без намордника на нашей Поляне. Обратила внимание, что хвост у собаки, в отличие от большинства ротвейлеров, не купирован, отчего псина выглядит довольно комично. А потом начался скандал. На Поляне в этот теплый осенний день было много детей. Вместе с ними резвились в траве и три местные дворовые собаки — добряки, всеобщие любимцы и друзья детворы. Завидев хвостатого ротвейлера, забредшего с хозяйкой на их территорию, собаки, естественно, начали лаять. И тут произошло страшное. Хозяйка отцепила поводок и дала ротвейлерихе команду: «Фас!».
К счастью, псина оказалась умнее своей хозяйки. Со страшным рыком бросившись в сторону дворовых собак и детей, она не полезла в драку, а лишь ощерила зубастую пасть и, резко затормозив сильными лапами и вздыбив шерсть на холке, замерла в угрожающей позе. Со всех сторон к месту конфликта бросились мамы детей. Начался крик. Громче всех орала хозяйка ротвейлера. Ругательства сыпались такие, что хотелось заткнуть уши. Прилично одетая, нормальная на вид дама изрыгала самую настоящую площадную брань.
В тот раз ее изгнали с Поляны с позором. А неделю назад я снова столкнулась с ней и ее собакой уже возле дома №26-а по улице Королева. Ротвейлер опять был без намордника и гулял без поводка. Мимо проходила женщина с ребенком, и когда собака побежала в их сторону, малыш испугался. Мать сделала замечание хозяйке ротвейлера — и опять, как на Поляне, она принялась нецензурно ругаться.
Не остановиться я не могла. Попыталась поговорить с хозяйкой собаки по-хорошему. Куда там! Начались оскорбления и в мой адрес. Когда, плюнув, я развернулась, чтобы уйти, хозяйка потащила своего ротвейлера за мной, «фаская» для устрашения. И вдруг в потоке грязи прозвучало: «Я вам всем покажу — эта шавка Каштанка уже получила, сдохнет теперь, сука, будет знать, как на нас пасть открывать!». У меня похолодело в груди. Каштанка? Маленькая беззащитная глупая Каштанка, которая, конечно же, тявкает на эту громилу ротвейлериху… Боже, что случилось?
Я бросилась на стоянку и узнала, что три дня назад хозяйка натравила свою собаку на Каштанку, которая действительно посмела их облаять. До этого ротвейлер уже много раз с ее одобрения нападал на Каштанку, но как-то обходилось без серьезных последствий. А в этот раз огромная бойцовая собака трепала эту моську, как тряпку. Люди боялись подойти к разъяренной псине, а хозяйка одобрительно командовала: «Фас! Дай ей хорошенько! Покажи, где раки зимуют».
Оказалось, что ее собака не раз кусала и людей. Однажды она сильно порвала одного из охранников стоянки. Хозяйка паркует здесь дорогой джип и часто является со своим агрессивным ротвейлером. Богатая, наглая, плохо воспитанная, как и ее собака, не признающая никаких правил и законов, она, похоже, считает себя не только хозяйкой свирепой псины, но и хозяйкой жизни.
И странно, ее опасаются не только работники стоянки, но и соседи. Вернее, предпочитают не связываться. Терпят оскорбления, притеснения, боятся собаки, которая не знает намордника. Когда я спросила: «Почему они настолько не уважают себя, что позволили этой асоциальной дамочке отравить им жизнь?» — ответ огорошил: «Она говорит, что у нее справка из психоневрологического диспансера и ей ничего не будет, если что-то случится». Смех да и только! Неужели этой глупости достаточно, чтобы взрослые вменяемые образованные и вполне современные люди превратились в запуганное стадо, трепещущее перед хамством и самым обыкновенным скотством?
По закону
Каштанка прожила еще несколько дней, забившись в будку на стоянке. В свой послед-ний час она нашла силы, чтобы доползти до людей, которых любила и которым пыталась служить всю свою маленькую неустроенную собачью жизнь. Оказалось, что у нее были повреждены внутренние органы, и умерла она от внутреннего кровоизлияния, когда кровь хлынула горлом.
Хозяйка ходит со своей ротвейлерихой с видом победительницы, и когда кто-то все же пытается устыдить ее за смерть несчастной собачонки, начинает орать: «Посмотрите, какой укус у моей собаки на хвосте! Моя собака не пострадала?». Бедная Каштанка не учла, что у новых хозяев жизни свои законы — все должны безропотно и бессловесно подчиняться любому их выбрыку, любому «фас!» и, уж конечно, ни в коем случае не защищаться, если тебя в самом прямом смысле начнут рвать на куски.
Но вот я эту бессовестную и жестокую хозяйку нисколько не боюсь, ибо свято следую наказу великого натуралиста и писателя Джеральда Даррелла: «Помните, у растений и животных нет депутатов, им некому писать и жаловаться, за них некому заступиться, кроме нас, людей, которые вместе с ними заселяют эту планету».
Поэтому сейчас я официально обращаюсь от имени зверски растерзанной Каштанки к правоохранительным органам, Одесскому союзу защиты животных, управлению экологии Одесского городского совета и всем, кто может призвать к порядку и, в соответствии с законодательством Украины, наказать за жестокое обращение с животным Аллу Леонидовну В., проживающую в доме на улице Королева, 26-а.
Меня подвигает сделать это заявление не только трагическая судьба убитой собачки, но и потенциальная опасность, которая исходит от неуправляемой хозяйки, превратившей своего ротвейлера в устрашающий фактор для окружающих.
Напомню, что в 2008 году в нашем городе были приняты «Правила содержания животных в Одессе», разработанные на базе законов Украины «О защите животных от жестокого обращения», «О местном самоуправлении в Украине», «О животном мире», «Об охране окружающей природной среды», «О ветеринарной медицине», «О благоустройстве населенных пунктов» и других нормативных документов, утвержденных на государственном уровне.
В соответствии с этими правилами, «физические и юридические лица, которые, содержат и/или разводят животных, обязаны строго придерживаться требований Закона Украины «О защите животных от жестокого обращения», других нормативно-правовых актов, санитарно-гигиенических и ветеринарных норм; не допускать нарушений прав и законных интересов других физических и юридических лиц, не создавать угрозы без-опасности граждан, а также других животных. При этом не допускается нарушение естественных прав животных, в том числе жестокое обращение с ними или их жестокое умерщвление».
И далее: «Лицо, которое сопровождает животное, обязано обеспечить безопасность окружающих людей и животных, а также имущества от причинения вреда сопровождаемым домашним животным путем непосредственного контроля над его поведением».
И еще одно немаловажное предписание из правил: «Лица, содержащие домашних животных, обязаны сопровождать их во время появления вне мест их постоянного содержания. Запрещается сопровождение собак потенциально опасных пород и тех, которые признаны опасными… психически больным лицам».
Вспомним, чем постоянно пугает соседей хозяйка ротвейлера, и задумаемся, наконец, вправе ли она иметь собаку бойцовой породы? Впрочем, не мешало бы одновременно поинтересоваться, имеет ли эта дама право на вождение машины, если все обстоит именно так, как она твердит в конфликтных ситуациях?
Убитую Каштанку, конечно, уже не вернешь. Но возможно, удастся оградить от агрессии зарвавшейся хозяйки ротвейлера других беззащитных животных и людей, которым не повезло жить рядом с этой потерявшей совесть нечеловеческой особью.

Елена МАРЦЕНЮК
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE