Одесские СМИ: «Скорая», как вас теперь называть?

 Кажется иногда, что эпоха перемен заканчивается и вот-вот наступит стабильность. И мы сможем, наконец, приспособившись к уже имеющейся реальности, жить себе и поживать дальше. Но стоит нам расслабиться и облегченно вздохнуть,

как на тебе — новый сюрприз. На этот раз грозят сократить бригады «скорой помощи». А специализированные и вовсе убрать.
Граждане, да может ли такое быть?! И мы отвечаем сами себе — в нашей стране может быть все.
О свободе слова
Хорошо жилось чиновникам в совет-ские времена — они были самые главные. Им и теперь живется преотлично, только иногда надо делать вид, что они уступают требованиям времени. Например, устраивать общественные обсуждения, принимать граждан, общаться с журналистами. Вот с журналистами особенно неприятно. Потому что, в отличие от рядовых граждан, занятых добыванием средств на хлеб насущный и по этой причине не особенно интересующихся всякими общественными мероприятиями, журналисты как раз подобные собрания посещают. И задают на этих собраниях всяческие вопросы, часто неудобные. А потом пишут еще обо всем этом в газетах, по телевидению рассказывают. И ладно бы соответствовали директивам, указаниями партии и правительства, мнению единому и неоспоримому. Нет теперь порядка, могут написать такое… Так что приходится с журналистами быть лояльными. Или хотя бы делать вид.
Но есть путь еще проще — не общаться с ними вовсе. Может, что и слышу, может, что и вижу, и что-то, без сомнения, знаю, но ничего никому не скажу. Как раз такой путь и выбрал главврач «скорой помощи» Петр Жужуленко. С журналистами он на контакт не идет принципиально, пообщаться можно только с его секретарем. Кто-то когда-то написал что-то про Петра Николаевича не то, или не то, что он хотел, вот он теперь нашу братию и избегает. Впрочем, не он один, система здравоохранения вообще в этом смысле консервативна, особенно ее чиновничий аппарат.
В общем, получить комментарии или узнать что-либо конкретное по поводу грядущих изменений в недрах «скорой помощи» оказалось практически не у кого.
Однако если медики так боятся, что нерадивые журналисты исказят полученную информацию, неплохо было бы им озаботить свою пресс-службу и подготовить пресс-релиз, распространив его в СМИ. В данном случае о готовящейся реорганизации в системе экстренной медицинской помощи.
Потому что граждане в нашей стране, в соответствии с законами Украины, имеют право на информацию. А информация о работе «скорой помощи» касается их кровно.
Тем более что шила в мешке не утаишь. Предстоящие изменения давно уже обсуждают в городе. Медиков-то у нас достаточно, и многие из них работают на «скорой». И есть у них и друзья, и родственники, и знакомые, и знакомые знакомых.
О свободе выбора
Слухи были такими: на каждой подстанции, а их в Одессе сегодня семь, сократят в среднем по десять человек. Специализированных бригад не будет, не ждите, останутся лишь врачи общего профиля. Кардиореанимационные бригады ликвидируют.
Стоп, сказала я себе, стоп: каким таким образом ликвидируют? Возьмут кувалду и разобьют оборудование в щепки? А специалистов отправят улицы подметать? Ну, может быть, не до такой степени радикально. Но согласитесь, все равно выглядит достаточно странно.
Еще в 2009 году СМИ писали о сокращении количества бригад «скорой помощи» города с семидесяти до пятидесяти. Напоминая при этом, что двадцать лет назад их насчитывалось в Одессе больше сотни.
Заведующий оперативным отделом городской «скорой помощи» Василий Чеглотонев уточняет — в Одессе когда-то работало сто четырнадцать бригад «скорой». Затем настали трудные времена, и количество бригад сократили наполовину. Потом все пришло более или менее в норму, но увеличивать штат «скорой» никто не спешил. И так ведь работают, чего же еще?
На сегодняшний день в Одессе насчитывается шестьдесят три бригады «скорой помощи», в среднем по десять на каждой из семи подстанций. За Таировским массивом и поселком Котовского из-за их многочисленности закреплено по одиннадцать бригад. В каждую входят четыре фельдшера, четыре врача плюс водитель.
Однако по нормам, которые еще, слава Богу, не отменяли, на город-миллионик, каковым и является Одесса, положено не меньше ста бригад «скорой». Одесская «скорая» просит у Киева увеличить количество бригад. Так о каком же сокращении штата при этом идет речь?
По словам Василия Чеглотонева, одесская кардиобригада сегодня оснащена «не хуже европейских». Есть в арсенале медиков и нужное оборудование, и самые современные лекарства, необходимые для оказания специализированной помощи (такие, например, как дорогостоящий, но эффективный препарат «Метализе»).
Специализированная бригада выезжает к пациенту по дополнительному вызову от врачей общих бригад. А бывает, что сам больной (или его родственник) так толково описывает симптомы, что медикам становится сразу ясно — надо отправлять на вызов кардиологию. Иногда операторы принимают вызов от уже известных, как говорится, постоянных пациентов, обращающихся в «скорую» по поводу своих недомоганий не первый раз. В таких случаях тоже ясно, какого рода специалистов направлять по адресу.
Когда-то одесскую «скорую» посетила по обмену опытом делегация американских военно-морских медиков. Американцы были крайне удивлены: вы очень богатая страна, сказали они, если можете себе позволить такую дорогую систему неотложной помощи.
Мы теперь интегрируем в Европу. В некоторых странах Европы такого понятия, как «скорая медицинская помощь», вообще нет. В некоторых — «скорая» выезжает на место, но если обнаружится, что ее вызвали без особой на то причины, выписывается внушительный штраф. Что подразумевают тамошние медики под «особыми причинами» — не знаю, зато слышала, что, например, в Норвегии врач придет к больному на дом только в том случае, если его температура зашкаливает за тридцать девять градусов. А иначе — сам на прием топай.
В Америке врачебной «скорой помощи» нет как таковой. К пациентам выезжают сугубо фельдшерские бригады из многочисленных медицинских центров. Уровень медцентра, в смысле наличия эффективных дорогостоящих лекарств, диагностического и реанимационного оборудования, зависит от уровня медстраховки больного. Собственно срочную помощь на улицах оказывают парамедики, которые являются подразделениями полицейской или пожарной службы. Однако не стоит забывать о том, что в США каждая полицейская или пожарная машина оснащена суперсовременным оборудованием и набором лекарств для оказания экстренной помощи. Их задача — довезти пациента живым до больницы. Где уже стоит наготове бригада врачей. Система эта давно опробована и работает эффективно.
Наша же работает по другому принципу — и тоже эффективно. И для того чтобы ее изменить, необходимо реформировать систему оказания медицинской помощи населению полностью. А не по отдельным кусочкам, как у нас любят.
Разговоры о смещении акцента со специализированной на экстренную помощь общего профиля начались не сегодня и не являются для медиков новостью. Еще в далеком 2003 году директор Украинского научно-практического центра экстренной медицинской помощи и медицины ката-строф Г.Рощин высказывал мнение, что качество медицинской помощи станет лучше, если укрепить госпитальный период в противовес догоспитальному. Иными словами, сократить штат специалистов-медиков «скорой», переложив часть их функций на врачей больниц.
Его старания не пропали даром. По словам специалистов, переход к такой системе длится уже два года. Перемены проходят постепенно.
В городской станции «скорой помощи» Киева в штатном расписании уже не числятся токсикологические, неврологические, травматологические, педиатриче-ские и другие специализированные бригады. Это то, что одесская «скорая» сохранила до сих пор.
Поговаривают, в 2011 году в киевской «скорой» ликвидируют и кардиологию. Врачей-специалистов на улицу не выгонят. Им просто будет предложено изменить специализацию — стать врачами «медицины неотложных состояний». В одесской «скорой» пока еще есть и неврология, и педиатрия. И кардиологов своих отпускать никто не спешит. Как говорят, «приказа на бумаге никто не видел». Надо будет, так назовемся по-другому и будем работать дальше, считают сами врачи. Как-нибудь прорвемся — надеемся и мы.
Но реформу никто не отменял. И рано или поздно появится и этот приказ, и другие. И начнутся сокращения. И специалисты будут уходить. Не на улицу, конечно, будем надеяться, они найдут себе достойное применение. А на их месте станут работать медики общего профиля, «врачи неотложных состояний». В Польше, Германии, США в бригадах экстренной медицинской помощи, повторюсь, нет врачей, исключительно фельдшеры. Реорганизация системы «скорой помощи» Украины нацелена на то же.
Плохо это или хорошо? Медицинская помощь в Америке и Польше лучше, чем в Украине и России? Эффективнее, чем была в Советском Союзе? Решать это не нам — специалистам. Да у нас никто и не спрашивает. А за нами остается свобода выбора — не болеть.

Елена АНТОНОВА.
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE