Международные наблюдатели: разбор полётов

 Нарушения, выявленные в ходе избирательного процесса в Одессе, настолько серьезны, что возникает вопрос, отвечают ли выборы свободному волеизъявлению граждан.

Такое заявление в ходе пресс-конференции сделал глава международного комитета «За открытую демократию» Том Нолан. Сразу отметим, этот комитет зарегистрирован в США (штат Флорида) и создан с целью продвижения открытости и прозрачности в администрировании избирательного процесса во всем мире. Специально созданная комитетом (получившим аккредитацию в ЦИКе) многонациональная делегация прибыла на местные выборы в Украину в составе девяноста шести волонтеров-наблюдателей из четырнадцати стран.
— По нашему мнению, выборы в Одессе

31 октября были серьезно сфальсифицированы, — поясняет господин Нолан. — В частности, местные избирательные комиссии проявили себя, как минимум, некомпетентными и, возможно, коррумпированными.

Так, спустя десять часов после официального закрытия избирательных участков большинство избиркомов даже не приступили к подсчету бюллетеней. Однозначно и очевидно, что существует координированная стратегия с целью задержать процесс подсчета голосов до тех пор, пока аккредитованные международные наблюдатели не устанут, не выбьются из сил и не покинут избирательные участки.

Представитель комитета профессор политологии американского университета Канзас, автор несколько статей и книг о выборах (в том числе о выборах в Украине) Эрик Херрон поблагодарил правительство Украины за возможность наблюдать за выборами в нашей стране. Он отметил, что был в числе волонтеров, посетивших несколько избирательных участков в Одессе.

— Увы, то, что я наблюдал на избирательном участке №311, наихудшее по сравнению со всем, что видел на всех предыдущих выборах, — говорит доктор Херрон. — Это полная некомпетентность и провал комиссии! Например, на нескольких списках избирателей имелись не оригиналы, а фотокопии печатей. Одни члены комиссии позволили сфотографировать это нарушение, но другие эти бумаги просто прятали. Возможное следствие отсутствия оригинальных печатей — лишение избирателей права голоса. Также мы обнаружили урну для голосования без контрольного купона, что может повлечь дисквалификацию бюллетеней, то есть их аннулирование. Здесь же зафиксирован факт ненадлежащего хранения чистых бюллетеней, что не исключает незаконное использование этих документов. Кроме того, уже после закрытия участка имело место нарушение установленных законом процедур, не объявлялось количество избирателей
в списке, есть ошибки в обработке бюллетеней.

По словам австралийского волонтера сотрудника тамошнего правительства Марка Льюиса, избирательный участок №147 получил огромное число бюллетеней — около четырехсот процентов от необходимого числа. В частности, на сто двадцать восемь зарегистрированных граждан на эту «точку» поступил пятьсот один бюллетень!
— Участок №311, как и положено, закрылся в 22.00, — говорит М.Льюис. — Мы оставались там до восьми утра. Но более чем за десять часов единственное, что было подсчитано, только неиспользованные и контрольные купоны по выборам мэра, плюс мажоритарный округ в горсовет. Самое большее этот процесс должен был занять два-три часа. Члены же избиркома начали официальное заседание лишь в полтретьего ночи — через четыре с половиной часа после закрытия участка.

По словам господина Льюиса, по непонятным причинам здесь находился один из кандидатов в депутаты и какая-то женщина (член комиссии, отстраненный от исполнения обязанностей по решению суда). С 5.46 утра до восьми (пока волонтеры не покинули этот участок) здесь ничего не происходило — кое-кто из комиссии просто спал за столом.
Член парламента Литвы кандидат наук доктор философии университета Кембридж Мантас Адоменас вместе с еще семью коллегами из литовской делегации успел посетить тридцать четыре избирательных участка, из них на пяти они были во время подсчета голосов.

— Если днем необходимая процедура соблюдалась, то ночью все происходило с точностью да наоборот, — рассказывает волонтер. — Во-первых, к нам отнеслись враждебно, неохотно впускали (или не пускали вовсе) на избирательные участки. Нас запугивали, выгоняли, оскорбляли. Во-вторых, на участке №181 мы обнаружили около ста неиспользованных бюллетеней уже после того, как, согласно соответствующей процедуре, они должны были быть запакованы и опломбированы. То есть изъяты из процесса. Не исключено, что эти бюллетени собирались позже вбросить в урны с фальсифицированными отметками. В-третьих, мы заметили нежелание (а в некоторых случаях отказ) формировать протоколы сразу после подсчета определенного вида бюллетеней. Лишь в од-ном (!) из четырех случаев протокол был составлен и оформлен сразу же после того, как наши наблюдатели напомнили об этом, ссылаясь на конкретную статью закона.

В-четвертых, налицо нарочитое замедление подсчета голосов. Для этого использовались различные приемы. Например, многократно зачитывались названия партий, не получивших ни одного голоса. Делались неоправданно большие перерывы между заседаниями комиссии. Когда в семь утра мы покидали этот участок, были обработаны бюллетени только по двум типам выборов.

Как утверждает доктор Адоменас, эти «приемы» использовались вопреки желанию многих членов комиссии, которые хотели быстрее завершить процесс. При этом международным наблюдателям выдвигалось обвинение в том, что задержка происходит именно по их вине — из-за требований соблюдать все процедуры, предусмотренные законодательством.

— Мы подозреваем: цель таких действий — сделать все возможное, чтобы международные наблюдатели были обессилены и покинули участки, а местные уснули прямо там, особенно до момента начала подсчета голосов по выборам мэра, — считает Мантас Адоменас. — Пятая замеченная особенность — около десяти бюллетеней, которые признали недействительными. Возможно, их принесли на избирательный участок и они были вброшены
в урну.

Выводы таковы. Наша миссия, во-первых, выявила очень много недостатков, которые могут привести к обману и фальсификации результатов выборов, а также следы уже совершенной фальсификации. Второе — не были созданы условия для прозрачности избирательного процесса, что является главным условием для демократического процесса выборов и для самой демократии.
Рон Хичий — волонтер с многолетним опытом. Работает по мандату правительства как нейтральный специалист в области защиты прав человека и трудовых прав в Канаде.

— Права международных наблюдателей четко изложены в законодательстве, — говорит он. — Тем не менее в 2010 году мы оказались в ситуации, когда аккредитованные иностранные наблюдатели не допускаются на избирательные участки. Впервые мы столкнулись с тем, что от наблюдателей скрывается информация. Так, территориальная избирательная комиссия отказалась предоставить данные обо всех избирательных участках. Обычно на получение подобной информации уходит не больше пяти минут. В Одессе на это потребовалось четыре часа, но просьбу нашу выполнила не комиссия, а одна из партий.

Одна из основных проблем — отсутствие прозрачности. В первую очередь, имею в виду передачу бюллетеней из территориальной избирательной комиссии в участковые избиркомы. Поясню. Стандартная процедура предписывает: бюллетени должны передаваться на участки только в помещении территориальной комиссии. Причем на глазах у аккредитованных наблюдателей. Вместо этого передача бюллетеней состоялась на складе типо-графии, которая находится от территориального избиркома очень далеко. И происходило это двадцать четыре часа в сутки — в любое время дня и ночи.

Также многие участковые избиркомы обнаружили неверное количество выданных бюллетеней — их чрезмерное количество или нехватку. Мы стали свидетелями того, как бюллетени передавались комиссиям без технического следования процедуре и без необходимой документации. Это означает: из-за хаоса на консолидированном общем протоколе, который будет составлен территориальной избирательной комиссией, нельзя сопоставить число выданных бюллетеней с полученными обратно.

Мы обратились в территориальную избирательную комиссию с просьбой показать акт приема-передачи бюллетеней, а также хотели получить подтверждение того, что типография (как предусматривает закон) уничтожила шаблоны, с которых они печатались. То есть хотели провести аудит, но в доступе к информации нам было отказано. В то же время мы наблюдали, что акты приема-передачи бюллетеней на участках не совпадали с реальным количеством полученных бюллетеней. Иными словами, утверждать, какое конкретно количество бюллетеней было напечатано или передано, невозможно. Тем более что этот процесс происходил, как уже говорилось, в темноте.

Тот факт, что именно подсчет бюллетеней на многих избирательных участках не начинался в течение четырех-пяти часов, может иметь только два объяснения: либо некомпетентность, либо определенная цель… Абсолютно нереально, что люди в течение суток и более могут быть внимательными и работоспособными, что как раз на руку для создания определенной ситуации.

Не останавливаясь на других нарушениях, отмечу: избиратели Одесского региона заслуживают, чтобы их воля, их мнение были отображены, а голос услышан и зафиксирован законным образом. Ваша система ведения выборов с таким коли-чеством ошибок и проблем ведет к об-ману.
— Волонтерская работа не оплачивается, здесь я нахожусь за свой счет, — подчеркнул глава комитета Том Нолан. — Выборы в Одессе не соответствовали международным нормам. Это я проверил на себе, когда на одном из участков, подверг-ся давлению милиции.

По нашему мнению, приведенные нарушения на одесских выборах были широко распространены. Распространены настолько, что свидетельствуют о скоординированной стратегии или усилиях с целью влияния на результат выборов. Мы понимаем, что эти обстоятельства не отвечают ожиданиям Президента Украины, пригласившего нас для осуществления международного наблюдения за выборами в стране. Мы разочарованы, так как эти выборы могут нанести вред имиджу украинской демократии на мировой арене.

Лариса КОЗОВАЯ.
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE