«Гурвиц — соодесский человек»

 Известный украинский журналист Микола Вересень — частый гость Одессы. Поэтому не поинтересоваться его мнением о предвыборной ситуации в нашем городе, о построении набившей

всем оскомину «вертикали власти» было бы непростительно.

— На самом деле, я пока еще не вижу, кроме разговоров, реализацию этой идеи — построение вертикали власти. Да, президент сосредоточил огромную власть, это факт. И это, в общем-то, возврат к временам Леонида Кучмы. Мне почему-то кажется, что ни к чему хорошему это не приведет. Вертикаль есть в тоталитарных государствах. В США как-то без вертикали обходятся, когда губернаторов выбирают, мэров выбирают, когда в местные сенаты выбирают и так далее.
Вертикаль — это недоверие к народу, на самом деле: вот ты народ — дурак, сиди себе, а мы за тебя все решим. Если раздразнить народ, то он может «раздражиться».

Я в своей жизни много беседовал с важными дипломатами, может быть, даже с самыми важными в Европе. Запад очень хочет иметь Украину в своих объятиях, без сомнения. Но вы же не можете влюбиться в девушку, которая от вас убегает. Она, в конце концов, убежит. Вы должны каким-то образом найти слова, чтобы она осталась, рассказать ей о своей любви, подарить цветочек. Европа не хочет отпугивать. Мы понимает, альтернатива Европе — Россия. В России есть вертикаль власти, там своеобразная демократия, скажем так, управляемая, или как-то по-другому ее называют.

 Если Украина, украинская власть перестанет «излучать» желание идти в Европу, то той ничего не останется, как не помогать Украине, отвернуться от нашей страны. Все это на личностном уровне можно представить себе очень хорошо. Провести параллели. Я думаю, что если мы возьмем экономическую составляющую, то, конечно, никуда от Европы не деться. Европа в сотни раз богаче России. И если украинцам не хватит денег, то не Россия их даст — Европа или США, Международный валютный фонд, который контролируется евроатлантическими людьми. Но не будем сегодня углубляться в эту тему.

Что касается выборов в Одессе, то со стороны Киева к ним пристальное внимание. Это своего рода лакмусовая бумажка — нужно посмотреть, как современная власть будет себя вести. Я слышу, что президент просит не вмешивать его в выборы в местные советы, дает указание губернаторам также не вмешиваться в избирательную кампанию. Но когда ты едешь по Киеву, Одессе или по какой-то трассе, ты видишь: плюют, в общем-то, на президента политические силы.

В Одессе я прочел такую фразу: единый кандидат. От кого единый? Единый, если от двух партий и до бесконечности. Я спросил у людей на улице: единый — это как? Я думаю, это определенная политическая технология.

Президент говорит одно, представители Партии регионов совершенно иное. Не очень-то тут видна вертикаль власти. По крайней мере, визуально так воспринимается. Может, у них сговор какой-то, я не знаю, может, они там как-то договорились? В сообщениях информагентств читаешь одно, а выходишь на улицы — там все по-другому. Люди под бело-голубыми знаменами говорят, что им наплевать на президента, они будут вот так себя вести, по-своему, но будут прикрываться именем президента. Это реальность, то, что можно увидеть и нельзя придумать.

Меня попросили охарактеризовать ситуацию в Одессе. Я думаю, во всей стране такая ситуация. Идет как бы проверка: закрепились ли некие демо-кратические институты в Украине или не закрепились? Пойдут люди на выборы или не пойдут, чувствуют граждане Украины свою ответственность или нет? Но на самом деле, вопрос в том, насколько украинские политики являются ответственными перед гражданами.

В Одессе, конечно, существует своя специфика. В любых вопросах. Выборы в Одессе — всегда проблема. Не буду скрывать: я знаю одного из лидеров нынешней избирательной кампании действующего мэра Эдуарда Гурвица с начала девяностых годов. Гурвиц был всегда как приз: кто сумеет его сломать. Как началось это давным-давно, так и остается национальной одесской политической игрой до сих пор.

Мне почему-то кажется, что людям нравится Гурвиц. Потому что он одесский такой человек. Пазл этот складывается с его участием. Это видно. Когда мэром был господин Боделан, я ездил по городу и понимал: что-то здесь не в порядке. Плохой асфальт, брусчатка… Моя машина это «видела», она мне «передавала» приветы. Люди жаловались… Когда вернулся Гурвиц, машина стала меньше жаловаться. Понятно, что Лос-Анджелес из Одессы невозможно сделать за какое-то короткое время. Но ведь делается же. Видно, что есть рука, которая считает все это своей ежедневной работой. Улыбок, мне показалось, стало больше за последние пять лет. Одесса становится Одессой. Несмотря на всеобщий кризис. Я могу представить, что такое работать на миллионный город.

Конечно же, Одесса — это европейский город, она похожа на города Греции, Италии, Испании, Португалии, южной Франции. Никуда вы не денетесь от того, что вы европейцы.

Этот средиземноморский воздух, ветер… Конечно же, одесситы — европейцы по духу. И слава Богу, что вам так повезло!
Я был в Одессе до нынешнего приезда три или четыре недели назад, разговаривал с разными людьми. Власть ругают всегда, не бывает, чтобы власть не ругали. И это нормально. Мне говорили: ну да, Гурвиц, конечно, совершил какие-то ошибки, не так сделал… Хорошо, я не местный, но кто тогда? Пауза тридцать секунд. И ответ: ну, наверное, Гурвиц. И это непридуманное. Понятно: люди всякое говорили, жаловались, что нужно их дом или соседний отремонтировать. Но ответ меня как-то обнадежил. Я знаю, что Гурвиц яркий человек, я знаю, что он действительно переживает за город, думает о нем. Тогда, когда его снимали через кировоградский суд, я приезжал в Одессу. Мы ругались иногда, я говорил, что нужно было не так делать, может, вот так. Он отвечал, что у него не было вариантов… То есть вели какие-то беседы. Но когда сегодня в лоб задаешь людям вопрос, то после недолгих размышлений они говорят: Гурвиц. Потому что он уже ну очень соодесский человек. Когда еврей возглавляет Одессу, это органично.

Гурвиц не только яркий человек, он известен в Украине. Не каждого мэра города знают в стране, согласитесь. Гурвиц известен не только в Украине, но и за рубежом. Все это дает определенные возможности для привлечения инвестиций, партнеров и так далее. Но это еще и повод для зависти. Ну кто ж терпит рядом яркого человека?!
Если человек яркий, обаятельный — это огромный плюс. Западники обожают обаятельных людей. Даже не зная языка, они чувствуют это человеческое излучение, поэтому легче и договориться. Но опять же — есть и другие люди, которым все это не нравится: что ж ты такой яркий?!

Когда Гурвиц освобождал украинцев из чеченского плена… Я тогда говорил: это правильно, здорово, народ будет благодарен за это. Но власть благодарной не будет, ей это не понравится. А что ж тогда делать Министерству обороны, иностранных дел, внутренних дел — я не знаю, кто этим занимается. Получается, он делает их работу.
Допустим, он скажет, что договорился и для Одессы выбил грант какой-то: а чего это для Одессы выбил, что он себе позволяет?! Конечно, яркость, умение совершать поступки — очевидный плюс для любого европеизированного человека. Они как раз ищут ярких людей.

Что я хочу сказать одесситам: ребята, не надо сразу менять. Есть очевидные вещи. В Киеве у нас был мэр. Он надоел, давайте выберем лучшего. Вот выбрали лучшего. Теперь все не знают, что с этим «лучшим» делать, куда его девать. Поэтому иногда консерватизм лучше. Что касается Одессы, я думаю… Не хочу никого обвинять, но я вспоминаю беседу между Сталиным и Кагановичем, когда вопрос стоял не как голосуют, а как считают. Сейчас мы посмотрим, как будут считать в Одессе. Это очень важно.
Подготовила

Ольга КОЛОГРЁВА
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE