Каждый народ достоин… Заметки электоратки

 Неделю назад в городской парковой зоне на Маршала Жукова, официально именуемой парком Европейским, а более привычно для всей Одессы — Поляной, прошла встреча с одесским

городским головой Эдуардом Гурвицем. Одна из тех, которые Эдуард Иосифович проводит с горожанами в последнее время.

Народу собралось много, в основном самый любопытный и активный наш контингент — пенсионеры. Однако было до-статочно и более молодых людей, детей, даже один из местных дворовых псов пожаловал и улегся под самыми ногами мэра (понял, видно, нахал этакий, что этот большой и негромко говорящий даже в микрофон человек его не обидит).

А Гурвиц и вправду говорил негромко, как-то немитингово, непредвыборно, со своим грассирующим «р» и неспешным по-строением фраз. Непривычно для народа, поднаторевшего на встречах со многими кандидатами на выборные должности в периоды перманентных избирательных кампаний. Не было в голосе нашего мэра ни профессионально извлеченных  мужественных нот, ни артистической непоколебимой уверенности в будущем, ни сконцентрированного волевым усилием оптимизма.

Он рассказывал о том, что сделано для Одессы и одесситов, что предстоит сделать и что осуществить не получится из-за изменившихся политических и экономических условий жизни. Очень конкретно рассказывал, не стремясь понравиться и уверить собравшихся, что «завтра будет, ого, как хорошо, по сравнению с сегодня, только выберите меня, любимого».

Я стояла в толпе как раз напротив Гурвица, и он периодически встречался со мной взглядом. Мне было смешно: знал бы Эдуард Иосифович, что я и есть та самая «Елена Марценюк, журналист», которая состоит с ним в постоянной переписке!
Впрочем, «переписка» — громко сказано. Просто я регулярно отправляю мэру электронные послания с повторяющимися просьбами: «помогите», «вмешайтесь», «спасите», «поддержите», которые касаются попавших в различные неприятности героев моих публикаций. Эдуард Иосифович ответов мне не шлет, но не было еще случая, чтобы он не отреагировал и не навел надлежащий порядок.

И вспомнилось как раз кстати, как много лет назад объявился в Киевском районе Одессы новый заместитель председателя райисполкома Алексей Алексеевич Костусев. Я тогда работала на киностудии, к журналистике не имела никакого отношения, но слыла активисткой из тех, «которым все надо». И стало мне «надо» убрать будки-наливайки, которые в период разрешенной перестроечной кооперации начали плодиться на каждом шагу, в том числе возле детского садика и школы. С тем и отправилась я в Киевский райисполком и попала к новому заместителю председателя Костусеву.

Алексей Алексеевич меня тогда не просто поразил, а буквально влюбил в себя с первой минуты. Молодой, улыбчивый, энергичный, крепко жмет руку, заглядывает в глаза, одет не в обязательный в те годы начальственный прикид — пиджак, галстук, начищенные штиблеты, а в плащевую светлую куртку, джинсы и кроссовки…  Тогда-то я и почувствовала: вот они, новые ветры перемен (так в то время было принято говорить о перестройке).

А как вещал Костусев! На фоне тогдашнего замшелого косноязычного партруководства, без бумажки не умеющего и двух слов связать, этот молодой «прораб перестройки» (так тогда было модно называть перестроечных неофитов) журчал, как ручеек. Нет, громыхал, как водопад, — мужественно, с непоколебимой уверенностью в лучшем завтра, с невероятным оптимизмом.

Я… таяла. И растаяла еще больше, когда Алексей Алексеевич предложил: «Кофе?». А потом наговорил кучу комплиментов моей активной жизненной позиции, неравнодушию, желанию послужить общему делу и старанию улучшить жизнь сограждан. Говорил молодой зампред быстро, энергично артикулировал, четко произносил все звуки, и вставить свои «пять копеек» в его уверенную речь никак не получалось. Я с трудом донесла до него информацию о наливайках возле детских учреждений, и Алексей Алексеевич заверил, что «все делается и сделано уже», но в любом случае «спасибо за сигнал» и за то, что «вы есть, такая».
Домой я прилетела, как на крыльях, растрезвонив соседям, что в районном исполкоме, наконец, появился такой… такой… такой… в общем, Костусев. Запомните его фамилию!
А потом прошел месяц, другой, и стало ясно, что наливайки никто убирать не собирается. Да и вообще в районе «новые ветры перемен» что-то не задули. И я опять отправилась к Костусеву, втайне надеясь еще раз выпить кофе с понравившимся мне нетрадиционным зампредом.

Увы, узнав, по какому я вопросу, строгая секретарша к Алексею Алексеевичу меня не допустила. И во второй раз не удалось к нему попасть. И в третий…  Наливайки остались на местах, а вот Костусев на своей должности долго не задержался. То ли сам убрался, то ли его убрали, а ощущение, что развел он меня, как падкую на дешевые эффекты дурочку, осталось на всю жизнь. И хорошо, что осталось. С тех пор старый козьма-прутковский афоризм «зри в корень» научил меня очень осторожно относиться к уверенным в себе «обаяшкам», нарочито старающимся понравиться.

Поэтому формат той деловой встречи с Гурвицем на Поляне показался мне достойным личности одесского городского головы, который приучил одесситов реагировать на его дела, а не на слова.

Как любой спальный район, где нет промышленных предприятий и  серьезных производственных учреждений другого профиля, Таировский жилмассив живет в основном проблемами обустройства быта. А где быт — там проблемы жилищно-коммунального хозяйства, где сотни многоэтажек — там бесконечное латание дыр и исправление неполадок, где экономический кризис — там беда на беде. На это и стали сразу жаловаться мэру собравшиеся: вот-де лифты не работают, подъезды в многоэтажках, как декорации фильмов ужасов, наглые фирмы бурят отверстия для проводки кабелей для телевидения и Интернета, а потом крыши текут…  Гурвиц предложил зафиксировать все жалобы у своих помощников, и, конечно же, большинство из этих обращений граждан найдут свое решение в управлениях горсовета.

Но сейчас я вот о чем. О нас самих. О своем неумении или нежелании жить до-стойно, как привычно живут люди где-нибудь в Литве или Германии, Польше, Голландии или Венгрии. Безусловно, такие подъезды, как у нас, не приснятся там и в страшном сне. И кульки с мусором под балконами на вытоптанных бывших газонах. И поломанные молоденькие деревца. И горы пивной тары под каждой скамейкой по утрам. И украденные сразу пятьдесят лифтовых катушек в одном районе города. И…  Да что без толку перечислять! Уж мы-то знаем, как живем, и не вина, а беда мэра, что народ у нас себя не уважает до такой степени, что сам создает вокруг себя всю эту гадость и грязь.

Не надо далеко ходить — этим летом на Поляне стараниями мэрии и районной администрации появилось сооружение, которое, наконец, сделало этот уникальный уголок сохраненной в лабиринте многоэтажек природы действительно похожим на европейский парк.  Речь о великолепной, яркой и замысловато сконструированной детской горке с целым каскадом всевозможных спусков для самых маленьких деток и ребятишек постарше. Цена этому чуду немалая, и город потратился на детей, установив его на Поляне, на месте бывшего котлована, где дельцы при боделановском правлении намеревались возвести незаконную десятиэтажку.

Но посмотрите на эту дорогущую чудо-горку! На ней нет живого места от каляк и идиотских надписей. Все это дело рук не ночных хулиганов, а мальчишек и девчонок, которые резвятся здесь среди бела дня. Рядом — такие же исписанные качели, карусели, скамейки, на которых целый день восседают мамочки копающихся в песочнице малышей. Думаете, хоть одна сделала замечание юным геростратам?

Чуть дальше — футбольное поле, с которого несется такой подростковый мат, что становится дурно. Никто из окружающих не реагирует.
Внучок интеллигентной на вид бабушки залез в выпестованную на Поляне стараниями местной любительницы зеленых насаждений клумбу и обрывает цветы. Никому нет дела, что через полчаса от былой красоты и следа не останется…  И так ныне не только на нашей знаменитой, без преувеличения спасенной в боях Поляне, так везде. От мэра и его команды здесь ничего не зависит, хоть плачь. И нечего наше иждивенчество и наше тупое равнодушие сваливать на городские власти. Одесса — это мы. И когда мэр Эдуард Гурвиц говорит: «Верю в Одессу» — он верит в нас. Вот только справедливо ли верит?

Когда Эдуард Иосифович откровенно сказал собравшимся, что без усилий одесситов, без ответственности каждого за образ жизни, которым мы все живем, без общего труда во благо любимого города мэрия в состоянии сделать не очень многое, по рядам прошел ропот. Ведь куда приятнее слышать ничего не значащие лозунги: «Одесситы, вы — лучшие! Выберите меня — и увидите небо в алмазах! Все проблемы решатся — только выберите, выберите, выберите!». Сколько выборов мы уже пережили, а легковерный народ ведется на сказки претендентов в депутаты. Очаровывается, потом разочаровывается и… снова верит. Что это? Особенности легкомысленной национальной ментальности или иждивенческая привычка ждать манны небесной от очередного доброго дяди-популиста?

Кстати, во время избирательной кампании эта «манна» привычно так и сыплется на электорат: неожиданные продуктовые пайки и бесплатное угощение во дворах, навязчиво обустраиваемые детские площадки и экстренный ремонт междомовых проездов, о котором приятный молодой претендент-регионал, осчастлививший все столбы своими портретами, заранее растрезвонил на рекламных щитах в нашем микрорайоне... Всем хорошо известны эти одноразовые ухищрения желающих облечься властными полномочиями. Особенно умилила благотворительная раздача неимоверного количества региональных воздушных шариков на нашей Поляне. Желающих  поживиться задарма сбежалось видимо-невидимо…

Лично мне эта возня с электоратом почему-то напомнила политику колонизаторов семнадцатого века, которые за яркие бусины и перья покупали расположение местных аборигенов и целые континенты. Унизительно это, честно говоря.

А на встрече с мэром народ шептался: «Хоть бы блокнотики какие раздал или мороженое детям…». Господа аборигены, пора привыкнуть, что Гурвиц «за бусины» никого не покупает. Он общается с одесситами на равных и на равных хочет, чтобы мы были с ним одним целым в буднях и праздниках, в радости и горе, ежедневно и ежечасно, а не только в дни избирательных мероприятий. Он доказывает это всей своей работой на посту мэра, бесконечной помощью простым людям и грандиозными планами, которые сбываются, как бы злопыхатели ни пытались их опорочить.

Отлично помню, как делец, вознамерившийся заграбастать нашу Поляну, цинично охарактеризовал жителей окрестных домов: «Это не люди, а мартышки. Дай им по банану — они  заткнутся». А тогдашний руководитель Партии регионов и тогдашний городской голова Руслан Боделан высказался еще оскорбительней: «Быдло не будет мне указывать, что делать». После этого и начался бунт народа, до боли осознавшего, насколько попрано его человеческое достоинство и права человека.

Все это в прошлом. Не осталось следа от уродливого котлована на Поляне. Стараниями Эдуарда Гурвица эта непокоренная одесская территория спасена и от застройки коммерческим бассейном, и частным ледовым катком (а ведь при содействии лидера
местного СОНа это реально могло произойти, неужели забыли?). И статус этого зеленого кусочка земли официально задокументирован как неприкосновенная городская парковая зона.

Но кто помнит об этом сегодня? Поляна нынче вовсю эксплуатируется для пропаганды Партии регионов и ее кандидатов в депутаты во главе с Костусевым, который как высокий чиновник и народный депутат (и это прекрасно знают все местные жители) просто наплевал на наши отчаянные письма и телеграммы, когда здесь попирали не только человеческое достоинство, но и законы Украины, в открытую издеваясь над людьми. Неужели дармовые «бусины» способны сегодня вытравить память и опять вернуть им мировоззрение бесправных рабов?

Я стояла на той встрече напротив Гурвица, периодически встречаясь с ним взглядом, не в состоянии решить вопрос: подойти  к мэру сейчас или по традиции отправить письменное послание с просьбой обратить внимание на мою очередную нуждающуюся в помощи старушку? Решила все-таки отправить мэйл электронной почтой. Проверенный и не дающий осечек способ оперативного общения с мэром. К слову, электронный адрес губернатора Эдуарда Матвийчука на сайте областной госадминистрации не обнародован. Видимо, чтобы соблюдали табель о рангах и не беспокоили почем зря его губернаторское региональное величество. Что ж, Матвийчуку — Матвийчуково, а Гурвицу — Гурвицево.
Вот только уважаемому электорату стоит все-таки напомнить, что каждый народ воистину достоин своего избранного правителя.

Елена МАРЦЕНЮК.
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE