Одесские СМИ: Победили советских победим и донецких

 В обстановке торжества реакции, в то время когда в Украине власть сознательно уничтожает редкие ростки демократии, для оптимизма найти повод трудно. Но было бы желание.

Власть сама себя губит

В минувшее воскресенье, 24 октября, четырнадцать политических партий и организаций Львова, входящих в объединение «За честные выборы», организовали митинг. По нынешним временам многолюдный. К памятнику Шевченко пришли более трех тысяч человек. С акциями начала девяностых годов или со временем «оранжевой революции» по численности не сравнить. Но по боевому настроению сравнить можно.

Практически никто из выступавших не развивал популярную нынче тему «все пропало». Мало того, лидеры партий, кандидаты в депутаты местных советов и на посты глав местного самоуправления единодушно призвали к организованному сопротивлению незаконным решениям «карманных» территориальных избирательных комиссий, к жесткому контролю над их действиями, к отстаиванию конституционных прав граждан в судах, к защите (если потребуется) настоящих результатов голосований с помощью массовых выступлений граждан.

Самым радикальным стало выступление кандидата на пост городского головы Львова от ВО «Свобода» Юрия Михальчишина, который извращения избирательного процесса понимает как войну, развязанную оккупантами, и не видит для страны никакой перспективы, кроме непримиримой борьбы. На митинге Михальчишиным была произнесена фраза, часть которой сразу стала гулять в Инете: «Победили советских — победим и донецких».

Ни один из лозунгов нынешней избирательной кампании, мне кажется, с такой полнотой не отражает надежды на будущее, хотя формула нуждается в уточнении. Под «донецкими» следует понимать не жителей Донбасса или, шире, юго-востока, а свору советских и постсоветских руководителей, для которых Украина — только территория, а родиной является собственный карман.

Эти люди дважды (в 1991-м и в 2004-м) использовали выступления народа как прикрытие для тотального грабежа, а с начала 2010 года с целью закрепить награбленное за собой навечно превращают демократию в фикцию. Как во времена советской власти, в их руках вся государственная машина, все три ветви власти. Так что донецких смело можно рассматривать как советских сегодня. И сражаться с ними следует так же. Упорно и без иллюзий.

То, что прокуроры не замечают пойманных на горячем изготовителей фальшивых бюллетеней, то, что не возбуждают уголовные дела по фактам избиений кандидатов на выборах в местное самоуправление, то, что административные суды редко и с опозданием реагируют на противозаконные действия избиркомов, то, что местные суды без достаточных оснований запрещают митинги и пикеты оппозиционных партий, никого не должно смущать. Донецкие сегодня действуют так, как советские вчера. Завтра их ждет судьба советских. Все дело в том, чтобы «завтра» приблизить.

Как и в прошлом, основную часть подготовительной работы по разрушению власти проделывает сама власть. У советских не было резонов (при могуществе коммунистического режима) в течение десятилетий проводить безальтернативные «выборы». У донецких, до мелочей контролирующих государственный аппарат в центре, нет особой нужды фальсифицировать результаты выборов в местное самоуправление. «Построить местных» куда легче, используя бюджет.
Но общей чертой руководителей, выросших из сталинской шинели, является желание контролировать процессы от «А» до «Я» во всех сферах жизни. Пустить на самотек выборы в какой-нибудь Хацапетовке, по их понятиям, все равно, что посягнуть на основы мироздания. И чиновники наверху отдают приказ «о проценте», а чиновники внизу любой ценой стараются обеспечить процент победившей партии на местах.

Когда победителей судят

Любая цена между тем означает весь набор мыслимых беззаконий и полную потерю доверия к власти, которая беззакония провоцирует и допускает. Это тот случай, когда судят победителей, а не побежденных. И судят не коррумпированные суды, а сами люди.
Хотя потерю доверия к отдельным институтам и к конкретным особам социологи могут точно замерить, эти показатели к оценке действующей власти в целом отношения не имеют. В преддверии массовых выступлений граждан против собственного государства срабатывает взрывной эффект, когда недовольство, накопленное за длительный период, накладывается на очевидную очередную несправедливость.

Если результат выборов резко расходится с ожиданием избирателя, взрывной эффект срабатывает с неожиданной силой. В 2004 году такую возможность украинская власть предусмотрела. Итоги второго тура президентских выборов в Украине Центральная избирательная комиссия объявляла с таким рассчитанным промедлением, что ее председателю до сих пор не отмыться от нецензурного прозвища. Все расчеты, однако, рухнули, когда в Киев стали стекаться толпы разгневанного народа, когда стало ясно, что люди расположились в столице надолго и способны защитить себя и свой выбор.

Нынешняя власть успокаивает себя, что обстановка сейчас другая, что второй Майдан невозможен, что люди, которых к управлению страной привела революция 2004 года, себя дискредитировали, и за ними никто не пойдет. То, что дискредитировали, правда. А не пойдут — как сказать… Напряжение в обществе перед местными выборами растет не по дням, а по часам. И в отличие от Кучмы, Янукович не демонстрирует стремления это напряжение снять.

Нельзя привести ни одного случая, когда бы Виктор Федорович одернул, не то, что уволил, главу областной или районной администрации за противозаконное участие в избирательном процессе на стороне конкретной политической силы. Нет примеров, когда бы президент публично возмутился произволом, творимым избирательными комиссиями по всей стране.

Впечатление, что глава государства не просто заинтересован, а является заказчиком организации массовых фальсификаций, еще больше усиливается, когда время от времени четвертый президент произносит «на экспорт» пустые, ничего не значащие слова о намерении провести честные, прозрачные выборы в Украине.
Те, кому эти слова адресованы, Януковичу не верят, о свертывании демократических процессов в Украине говорят и пишут открыто, прямо связывают сотрудничество нашей страны с Евросоюзом с тем, как 31 октября пройдут местные выборы.

Меньше чем через месяц после дня голосования, 22 ноября, должен состояться давно запланированный саммит Украина — ЕС в Киеве. Переговоры обещают быть трудными и малорезультативными. Но они окажутся тупиковыми, если Киев и крупные города Украины к этому времени станут аренами демонстраций, а площади покроются
палатками тех, кто защищает свое право на выбор.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE