Одесские СМИ : «Два Эдика», или Избранные места из переписки с властями

 Николай Седнев родился в 1951 году. Перепробовав множество профессий — от грузчика в порту и санитара «скорой помощи» до официанта и тренера по дзю-до, — поступил в учебную студию

киноактера при Одесской киностудии художественных фильмов.

В 1987 году закончил факультет игрового кино Киевского института театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого и стал штатным режиссером Одесской киностудии.
Автор сценариев и режиссер-постановщик фильмов «Проснуться в Шанхае» (1992) и «Вышивальщица в сумерках» (2001).

Исполнитель ролей в кинолентах Киры Муратовой «Письмо в Америку», «Настройщик», «Второстепенные люди» (главные роли братьев-близнецов Алексея и Василия). Автор утвержденного Министерством культуры и туризма Украины к постановке в 2008 году сценария «В окрестностях Милены». Автор романа «В окрестностях Милены» (по мотивам одноименного сценария), выдвинутого в 2007 году на соискание международной литературной премии «Русский букер».

За сухими биографическими данными — судьба. Целая жизнь. Талант, который для меня лично с особой пронзительностью проявился в номинации на самую престижную российскую литературную Букеровскую премию, присуждаемую за лучший роман года на русском языке. О премии «Русский букер» известно, что она была учреждена в 1992 году с целью «привлечения внимания читающей публики к серьезной прозе, утверждающей традиционную для русской литературы гуманистическую систему ценностей». Одесский автор впервые вошел в список претендентов на ее вручение.

Казалось бы, есть чем гордиться. И вправду есть! Но я-то знаю, что роман «В окрестностях Милены» родился от невостребованности Николая Седнева как режиссера, от невозможности не творить фильмы хотя бы в воображении, на бумаге, на пространстве белого листа, который фантазией по-настоящему талантливого человека трансформировался в пространство экрана.

До романа у Николая Седнева были фильмы и роли, которые заурядными при всем желании не назовешь. И на целых девять лет — пустота. Отсутствие работы на киностудии, отлучение от любимой и главной режиссерской профессии. Увы, сегодня это норма, а не исключение для большинства одесских киношников. Седневу еще повезло: он пока числится в штате Одесской киностудии вместе с четырьмя оставленными «на расплод» кинорежиссерами — Кирой Муратовой, Виленом Новаком, Ярославом Лупием и Валентином Козачковым. Из всех Седнев — единственный не пенсионер.

А теперь представим, каково девять лет не работать, оставаясь в штате предприятия, где лежит твоя трудовая книжка и где ты только и можешь применить свои уникальные знания и способности. Каково страдать от осознания ненужности. Каково элементарно не получать зарплату, на которую нужно есть, платить за квартиру, приобретать лекарства для старенькой мамы, хоть изредка покупать себе новые штаны и ботинки. Вы можете себе это представить? Я могу. Потому что сама побывала в этой шкуре.
Все эти годы Николай Седнев работал там, где его принимали без трудовой книжки, не особенно придираясь к возрасту. Сначала — сторожем с зарплатой, не доходившей до семисот гривень. Когда от нехваток стало совсем невмоготу, перешел в грузчики на тысячу четыреста денежных знаков в отечественной валюте. Прогресс!

С киностудии не уходил принципиально. Когда в 2008 году сценарий Николая Седнева «В окрестностях Милены» был утвержден Министерством культуры и туризма к постановке, появилась надежда все-таки снять фильм. Годы шли, а новое руководство акционированной студии не только не спешило воплощать в жизнь по-настоящему интересный современный и кассовый сценарий, но и с обеспечением работой штатного режиссера не торопилось. Мелькали приглашенные творцы, серенькие «варяги», начинающие девочки, не научившиеся в иностранных киноакадемиях даже элементарным правилам монтажа и работы с актерами. Кинорежиссер Седнев оставался невостребованным.
А потом случилась болезнь. Сказались простуды, не прекращавшиеся у Николая во время работы сторожем, и поднятие неподъемных тяжестей, когда он перешел в грузчики. Весной этого года Седнев уже не мог ходить из-за непрекращавшейся ни на минуту боли.
Вот тогда-то от отчаяния он и написал два письма с одним и тем же текстом губернатору Одесской области Эдуарду Матвийчуку и мэру Одессы Эдуарду Гурвицу — «двум Эдикам», как шутит сегодня Николай Седнев.

Опустим уже известные нам факты скрытой безработицы кинорежиссеров на Одесской киностудии и оскорбительного небрежения к местным талантам и специалистам, с которых он начал свое письмо. Приведу, с разрешения Николая, строки, касающиеся проблем элементарного выживания: «У меня на иждивении девяносточетырехлетняя мать, инвалид второй группы, участница Великой Отечественной войны, ветеран труда, лежачая больная. Проработала всю жизнь учительницей в школе и заработала нищенскую пенсию в восемьсот гривень (мне и такой не будет положено), которая вся уходит на лекарства и оплату коммунальных услуг.

В 2004 году просил назначить нам жилищную субсидию. Отказали. Мотивировка отказа: «Если бы вы шесть месяцев назад заработали хотя бы сто гривень, мы бы дали вам субсидию. А раз ничего не зарабатываете — субсидия не положена». При этом чиновники строгим голосом требовали отчитаться: почему же вы до сих пор не умерли от голода? «Но вы же на что-то живете… На что?».

Недавно я тяжело заболел — больше месяца провалялся в постели, не мог ходить. Болезнь из числа излечимых, но где взять деньги на лекарства, цены на которые зашкаливают? На что жить? Я бы давно уехал снимать кино в Москву, как большинство одесских кинематографистов (много раз приглашали), но не с кем оставить мать-инвалида. Мы с мамой настолько обнищали, что у нас нет даже телевизора. Старенький «Электрон» отслужил свое — денег на ремонт нет, да и запчасти к нему давно не выпускают, на новый телевизор денег нет тем более. Нет у нас и холодильника — не за что купить. Да и что хранить нам в холодильнике, если порой неделями мы с мамой вынуждены сидеть на гречневой каше с хлебом (в послед-нее время пришлось перейти на перловую кашу — она дешевле) и чае без сахара. Прошу оказать мне и матери материальную помощь и назначить жилищную субсидию».

Хорошо представляю, чего стоило это письмо принципиальному и самолюбивому Седневу. Но голод, как говорится, не тетка, тем более когда рядом с тобой страдает мать-инвалид и ты сам тоже превратился в обездвиженного больного. Письмо Эдуарду Гурвицу поступило в последних числах апреля, а Эдуарду Матвийчуку — пятого мая. И вот теперь внимание! Посмотрим, во что вылился обращенный к властям отчаянный зов о помощи одесского кинорежиссера.

Мэр Эдуард Гурвиц вступать в переписку с нуждающимся деятелем культуры не стал, а тут же отдал распоряжение соответствующей социальной службе, и очень скоро к Николаю Седневу и его маме пришли две милые женщины из территориального центра Приморского района управления социальной политики и труда Одесского горсовета.
Как рассказывает Николай, они сразу обратили внимание на разбитое окно в прихожей, застеклить которое он никак не мог из-за отсутствия средств, осмотрели скромное жилье, побеседовали с мамой, подробно проконсультировали, как по новым правилам оформляется субсидия. Предложили приобрести холодильник, и Николай (вот чудак!) скромно отказался: нечего, мол, в нем хранить — зачем тратиться зря?

Думаю, он поспешил. Бытовая техника семье необходима, и если есть возможность включить покупку холодильника в мероприятия по оказанию материальной помощи одесскому кинорежиссеру и его престарелой матери, это все-таки стоит сделать. Очень прошу социальных работников Приморского района вернуться к решению этого вопроса.
На второй день в квартиру неожиданно явился стекольщик и с профессиональной ловкостью вставил отсутствующее стекло. Естественно, бесплатно. Для мамы Николая, любительницы свежей прессы, была оформлена безвозмездная подписка сразу на три газеты, в том числе и на «Юг», что нам особенно приятно отметить. Но самое главное,

Николаю Седневу незамедлительно выделили материальную помощь, которой хватило на оплату лечения.

«Сегодня благодаря Эдуарду Гурвицу я совершил свою первую пробежку по парку», — сказал мне Николай. К сожалению, впереди его ожидает еще один этап борьбы с коварной болезнью, но все уже не так безысходно. Николай Седнев на ногах и в состоянии как-то подработать.

А что же Эдуард Матвийчук? Ничего. В лучших бюрократических традициях Эдуард Леонидович тратить время и силы на неизвестного ему лично талантливого одесского кинематографиста не стал, а передал его рвущее душу послание начальнице областного управления культуры и туризма Надежде Бабич. Под каким сукном лежало у Надежды

Матвеевны письмо Николая Седнева, зарегистрированное в отделе работы с обращениями граждан облгосадминистрации за номером С-1698 пятого мая 2010 года, трудно сказать, но ее официальный ответ он получил не так давно. Характерно, что на письме, написанном на официальном бланке областного управления культуры и туризма с автографом важной чиновницы, ни исходящего номера, ни даты отправки, ни фамилии исполнителя не значится. Будем считать, что письмо это Надежда Матвеевна Бабич сочинила самолично. Однако попробуйте теперь докажите, что на беду человека она откликнулась лишь спустя несколько месяцев, откровенно поправ законодательные предписания о работе с обращениями граждан. Нет исходящих данных — ищи ветра в поле!

Впрочем, ничего искать не нужно. Чиновничий формализм так и сквозит в каждой строчке письма. Помните, о чем взывал Николай Седнев в своем обращении к мэру и губернатору? Почитайте ответ на его беду от имени областной госадминистрации:

«…У даний час ви є штатним працівником (режисером-постановником II категорії) цеху художньо-виробничого персоналу кіностудії. На підставі наказу від 27.11.1992 року №174, цех художньо-виробничого персоналу виведено зі штату кінокомбінату. Згідно з положенням про цех від 1.02.1992 року, зазначений підрозділ є госпрозрахунковим підроз-ділом кіностудії, що здійснює свою діяльність за рахунок доходів, отриманих від оплати послуг замовником. Відповідно до запису у особовій картці форми П-2, з 2004 року по даний час ви знаходитесь в межкартинній незайнятості.

Водночас повідомляємо, що матеріали з питань порушення вимог чинного законодавства про працю та оплату праці керівництвом ЗАТ «Одеська кіностудія» направлені до прокуратури Приморського району Одеси для вжиття заходів відповідного реагування…

…Стосовно надання матеріальної допомоги інформуємо, що зазначене питання буде розглянуто на черговому засіданні піклувальної ради департаменту праці та соціальної політики Одеської міської ради. Про прийняте рішення вас буде проінформовано додатково відповідними службами департаменту».

За этим наворотом демагогических фраз просматривается единственно возможный вывод: все проблемы Николая Седнева, кстати, все-таки до сих пор находящегося в штате Одесской киностудии (увы, Надежда Матвеевна, это действительно так!), всегда являвшейся творческо-производственным предприятием областного, а не городского подчинения, сброшены на город. И слава Богу! Всем известно, что Эдуард Гурвиц никогда не занимается бесплодным бумагомаранием, а просто оперативно действует.

Но вот в моих руках красочный, голубой с белым предвыборный буклетик с гордым портретом Эдуарда Матвийчука на второй странице обложки. Цитирую: «Главная функ-ция власти — помогать и защищать! Команда Партии регионов, придя в горсовет, обеспечит адресную помощь в каждый дом, каждую семью, каждому нуждающемуся в ней одесситу (в том числе дотации малообеспеченным семьям на оплату услуг ЖКХ)».

Тьфу-тьфу-тьфу… Не надо нам такой помощи! История Николая Седнева более чем наглядно показала, как заботится о простых людях этот «Эдик».
А сам Николай говорит: «Я никого не агитирую отдать свой голос на предстоящих выборах за ту или иную личность, но предлагаю отгадать с одного раза, за кого буду голосовать лично я».

Елена МАРЦЕНЮК
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE