Одесские СМИ: С олимпа на помойку

 С начала недели украинские средства массовой информации непропорционально большое внимание уделяли увольнению мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова. Занятно,

 что информация  и оценки этого события порой «забивали» отечественную тему номер один — выборы в органы местного самоуправления.

Таких больше нет и не будет
Внимание к московской отставке, однако, вполне оправдано. И оправдано именно в связи с выборами. Потому что «сквозь» отставку хозяина российской столицы мы способны заглянуть в украинское будущее — будущее, когда без выборов можно вообще обойтись. В течение четырех лет (с 1992-го по 1996 годы) Москва действительно обходилась без выборов градоначальника. Юрий Михайлович командовал российской столицей на основании указа президента. Но потом переизбирался на свой пост четырежды. Три раза всенародно, последний раз голосами абсолютного большинства депутатов Мосгордумы (32 из 35).

По поводу деятельности Лужкова во главе российской столицы есть разные мнения. Но даже его враги сходятся в том, что «человек в кепке» был последним действующим политиком эпохи Ельцина, когда балом правили личности, а не номенклатурные карлики, выдвиженцы Лубянки. А Ю.М. — личность масштабная. «Хозяйственник» — просто маскировка, с помощью которой этот человек защищал от соперников свою растущую власть.

Впрочем, Юрий Длиннорукий время от времени личину хозяйственника сбрасывал. Так было в октябре 1993 года, когда не силовики, а именно московская мэрия первой поддержала Бориса Николаевича в борьбе с мятежным Верховным Советом. Так было в 1996-м, когда Лужков первым бросился поднимать власть, ускользающую из рук президента Ельцина. Так было в 1999-м, когда лужковское «Отечество» стало составной частью партии, известной теперь как «Единая Россия», партии, с помощью которой Путин установил режим личной власти.

В конечном счете, этот режим и подвел Юрия Михайловича под монастырь. Самодержавию, установлению которого настойчиво способствовал московский мэр, ясное дело, не нужны настоящие выборы, но единой неделимой власти не нужны и личности, люди способные жить не по указанию неделимой власти, а своим умом.
В российских и украинских СМИ, разбирая мотивы и поводы, которые могли бы привести к увольнению московского мэра, приводят самые фантастические соображения (от внезапного припадка борьбы с коррупцией в отдельно взятой Москве до попытки «кепки» вбить клин в отношения Путина и Медведева). Но самое простое объяснение заключается в том, что «демократическому царю» нужны не политики, а слуги.

И всевластие. Потому что мало уволить мэра. Надо показать, что, используя абсолютную и фактически бесконтрольную силу, в России можно любого смешать с грязью, а указ, подписанный в Китае, прислать с фельдъегерем, топающим в грязных сапогах по парадному ковру мэрии.
Все, сказанное выше, не следует рассматривать как апологию или проявление симпатий к Лужкову, человеку, который в упор не видит независимой Украины, был активным противником заключения «большого договора» 1997 года, на протяжении многих лет публично озвучивает территориальные претензии к Украине со стороны российского государства.

Речь о другом. О том, что в однопартийной и самодержавной Украине, которую строят теперь победившие регионалы, нет места политикам масштаба Лужкова. А может быть, и политикам вообще. Так что выбирать, собственно, некого. И незачем. В Конституции, которая зреет под куполом украинской Верховной Рады, следовало бы без лицемерия написать — демократия кончилась. Местное управление формируется путем назначений.

Выборы назначенцев
Оно, собственно, и без новой Конституции так, скорее всего, и произойдет. Спектакль, премьера которого запланирована на 31 октября, придуман не для того, чтобы отделить достойных от недостойных, а для того, чтобы верные и покорные заняли места в правящей вертикали «согласно купленным партбилетам». И не рыпались.
Украинские политики средних, мелких и микроскопических масштабов почувствовали ветер перемен и оценили перспективы быть избранными в органы местного само-управления в «новой реальности» практически одновременно. Толчок переориентации орды управленцев дал массовый исход ренегатов из бывших правящих, а ныне оппозиционных фракций Верховной Рады и формирование в парламенте правящей коалиции.

Вне парламента самые ловкие (типа мэра Ильичевска Валерия Хмельнюка) позаботились вовремя вступить в Партию регионов. Менее ловкие попытались вскочить в переполненные вагоны Народной партии Литвина или Коммунистической партии. Тем, кто замешкался и вовремя не определился, оставалось примкнуть к «сателлитам» донецкой планеты — к «Сильной Украине», на худой конец — к СПУ.

Таким образом в партийном ландшафте Украины задолго до местных выборов сформировалась четкая иерархия, место в которой гарантирует или преграждает доступ ко власти. Выборы 31 октября такое место только подтвердят протоколами избирательных комиссий. Не больше. Все, что мы раньше понимали под административным ресурсом, бледнеет перед мощью государственной машины, которая старается обеспечить нужный результат.
Этот результат, скорее всего, устроит чиновника, сформировавшегося в последние годы советской власти или усвоившего повадки эпохи застоя. Исполнителя, избегающего ответственности, всем обязанного начальству и ничем «избравшему» его народу. Донецкая власть, собственно, на таких людей и рассчитывает. И рассчитывает, что «избранный» будет беспрекословно выполнять команды, спущенные сверху.

Если фокус в масштабе страны удастся, если в большинстве областных, городских и сельских советов машине власти удастся провести своих ставленников и управлять ими так же, как она управляет стадом в Верховной Раде, личностям в самоуправлении места не будет. На первый взгляд, оно, может быть, и не плохо. Политики типа Леонида Черновецкого и Киевсовет, состоящий из ярких индивидуальностей, способны дискредитировать народное представительство и выборную демократию как таковую.
Но местные советы, скроенные по указке центральной власти, советы с покорными и зависимыми председателями — куда большая опасность. Как показывает россий-ский опыт, коррупция в них значительно выше, чем там, где существуют свободные выборы, а отличие в том, что депутатам, избранным по воле «центра», глубоко плевать на нужды своих избирателей.

Судя по тому, какими методами действуют сейчас доны, с какой решимостью администрации, силовики и суды идут на все тяжкие, вмешиваясь в избирательный процесс (дошло дело до того, что председатель Львовской территориальной избирательной комиссии в разгар избирательной кампании задержан СБУ за «попытку дать взятку» своему коллеге), Украина осваивает модель управляемой демократии и концентрации власти, существующую у соседей.
И часть украинских деятелей концентрацию эту приветствуют. Но если так, каждый из них должен быть готов к судьбе Юрия Лужкова, когда в одночасье «в связи с утратой доверия» любой и каждый из «великих людей» может быть выброшен на политическую помойку.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE