Как в Одессе «сочиняют» уголовные дела и не хотят раскрывать настоящие убийства

 Сегодня в Апелляционном суде Одесской области должны рассмотреть жалобу защиты Вячеслава Грациотова, которому Приморским районным судом по представлению следователя

милиции и прокуратуры Приморского района была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Грациотов подозревается в убийстве. Но милиция с прокуратурой обвинение ему ещё не предъявили.

Речь идет и трагедии, случившейся 23 августа в Одессе на Соборной площади. Происходило всё среди бела дня, примерно после шести вечера на глазах многих прохожих.
19-летний Вячеслав и его девушка Юлия сидели у фонтана, когда к ним подсели двое молодых людей чуть постарше, крепкого телосложения, по виду пьяные. Это были 21-летний Роман Трачёв и Совко. Они стали приставать к Вячеславу и Юлии. Те всеми силами старались избежать конфликта (Как рассказывает Юлия, парни видели их ещё в "Афине",откуда они пришли. Случайно ли они вновь оказались вместе или специально пошли за этой парой, может рассказать Совко). Но парни были настроены агрессивно. Они стали избивать Вячеслава. На видеозаписи видно, что Юлии некоторое время удается удержать Трачева, в то время как Совко, лежа на Грационтове, избивает того. Грационтову, сопротивляясь, удаётся выползти из-под Совко и перехватить инициативу. Тогда в дело вновь вступает Трачев. И теперь они уже вдвоём избивают Вячеслава, а также Юлию.

При этом неоднократно удары наносились ногами по голове, что смертельно опасно.
И вот мы видим, как после очередного удара Совко ногой в челюсть стоящему на коленях и пытавшемуся подняться Грационтову, между ними на мгновение оказывается Трачёв, обошедший Грационтова спереди, чтобы в очередной раз ударить того в лицо. И тут Трачев попадает под взмах руки Вячеслава. Сразу же нападение прекращается. Трачев, пятясь, держась за живот, уходит, за ним - Совко.

Как выяснилось, в руке Грационтова был нож. Перочинный нож.
Юлия с Вячеславом уходят, ведь нападавшие обещали ещё парней привести.
Через час или два Трачёв скончался в больнице.

К несчастью, удар пришёлся в жизненно важную вену, что привело к большой кровопотере и смерти молодого человека. И это прискорбно.
К счастью, если можно так говорить в подобной ситуации, - а в общем-то, можно, да и нужно - основная часть избиения была заснята в течение сорока восьми секунд на мобильный телефон. И общая картина случившегося там совершенно ясна. Некоторые детали требуют тщательнейшего изучения. Речь идёт о моменте перед ударом и самом ударе. Очень похоже, что Трачев просто подставился под отмашку ножом, которую делал Грационтов, чтобы отпугнуть Совко.
Но всё это детали. Главное в другом. Грационтов защищался. Он находился в состоянии самообороны, защищая себя и свою девушку. Это как на войне, когда мужественный поступок и не собираешься совершать, и никогда бы этого по доброй воле не стал бы делать, но обстоятельства и смертельная опасность вынуждают. Вячеслав вёл себя как мужчина, как гражданин.

***

Напомню, что правовые вопросы необходимой обороны были очень актуальны в нашей стране на рубеже 70-х - 80 - х годов прошлого века. Тогда люди, защищавшие себя и своих близких от распоясавшихся хулиганов, и при этом волей обстоятельств наносившие им смертельные травмы, на долгие годы садились за решётку. "Как же, ведь труп есть, и никто не ответит?!" И тут помогли журналисты "Литературной газеты". Именно благодаря публикации ряда судебных очерков и широкому общественному резонансу на них, были внесены изменения в законодательство. Изменилась и судебная практика. Человек, гражданин получил возможность защищать себя и своих близких от преступных посягательств.
Украинское законодательство даёт сейчас гражданину широкие возможности для этого и поощряет такие действия по защите себя, других людей, общественных интересов.

Право на защиту закреплено Конституцией Украины, Уголовным кодексом Украины, другими законами нашей страны. Грационтов имел право на самооборону даже если бы имел возможность просто убежать или вызвать милицию. Закон не требует измерять на аптечных весах степень нападения и обороны. Когда же речь идёт о групповом нападении - а именно так было в случае на Соборке - то у защищающегося полностью развязаны руки и он может ЛЮБЫМ способом препятствовать агрессии.

О превышении же пределов необходимой обороны может идти речь, к примеру, в том случае, если нападавший обезврежен, а защищавшийся подошел к нему и стал избивать.
Превышение пределов необходимой обороны возникает, например, если тебя обматерили, толкнули, а ты схватил камень и разбил им голову обидчика. Но даже в этом случае состояние аффекта у бросившего камень будет учтено в его пользу как смягчающее обстоятельство, так как вызвано было хулиганскими действиями потерпевшего.

***

На следующий день, то есть 24 августа, милиция штурмом берет квартиру второго этажа, где живет Вячеслав и задерживает его.
Поначалу действия Грационтова были квалифицированы как "Превышение пределов необходимой обороны", но затем их переквалифицировали на "Нанесение тяжких телесных повреждений, приведших к смерти".

По представлению милиции и прокуратуры Приморским районным судом Одессы Грационтову избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Подобная квалификация случившегося и избрание такой меры пресечения говорят о вопиющем нарушении Конституции Украины и других законов нашей страны со стороны правоохранительных органов и суда. Что фактически и является преступными деяниями, преступлениями против правосудия, за которые виновные должны быть сразу же отстранены от работы, а затем привлечены к уголовной ответственности.

Поразительно, но Совко, хулиган, оставшийся в живых, сейчас проходит свидетелем. Почему в отношении него не возбуждено уголовное дело?! (Формально дело должно быть возбуждено и в отношении погибшего, но затем прекращено в связи с его смертью). Почему в отношении Совко не избрана мера пресечения - любая?(Не говорю, чтобы обязательно это было содержание под стражей. Может быть, для него гибель товарища и так станет встряской на всю жизнь. Но за совершенное с особым цинизмом хулиганство отвечать надо.) Это тоже вопиющее нарушение закона со стороны правоохранительных органов. Правда, в милиции предложили Юлии написать заявление, что она и сделала. А без заявления никак нельзя? Обязаны были сами начать действовать. А потом уже допрашивать Юлию в качестве потерпевшей.

И что касается ножа. Он был перочинным, к холодному оружию не относящийся. С таким же успехом Вячеслав мог поднять с земли палку и ударить нападавшего. Никаких правовых последствий ношение такого ножа не влечёт (Дискуссировать на эту тему сейчас не будем.).

***

На вчерашней пресс-конференции в пресс-центре "Паритет" присутствовали адвокат Грационтова, его мама и участница событий Юлия. Я всё-таки буду называть Юлию потерпевшей.

Как сообщила руководитель "Паритета" Юлия Сибирь, на пресс-конференцию приглашался и представитель Главного управления МВД Украины в Одесской области. Однако, как заявила помощник начальника областной милиции Алёна Войтенко, в связи с тем, что существует тайна следствия, представитель милиции на пресс-конференцию не придёт.

А может, дело не в тайне следствия, а в том, что представителю милиции ответить на вопросы журналистов было бы нечего?
Ну, хотя бы, на вопрос о том, где были патрульные милиционеры во время трагедии на Соборной площади? Есть конечно и ряд неудобных вопросов непосредственно по делу.

Уровень правовой культуры госпожи Войтенко, до недавних пор подвизавшейся на журналистской ниве, хорошо известен. Не думаю, что на теплом милицейском местечке он мог измениться. Зато хоть словосочетание "тайна следствия" выучила. Так надо было своему начальнику о "тайне следствия" рассказать. А то ведь появились сообщения о том, что вчера начальник областной милиции Михаил Яцков высказался по данному делу. Высказался достаточно странно. Мол, надо бы хлопца из-под стражи освободить. И это не милиция его туда законопатила, а суд. Да и парень неправ. Вместо того, чтобы вызвать милицию и скорую, он сбежал.

А может, находившемуся в смертельной опасности Грационтову нужно было ещё рубаху на себе разорвать и ею рану врагу перевязать? При том, что Грационтов даже не помнит, что наносил удар ножом.

Как сообщают информационные агентства, Михаил Яцков сравнил действия Грационтова с действиями водителя, который бежит с места происшествия после совершенного ДТП.
Вместо того, чтобы делать такие абсурдные сравнения, позорящие его самого, лучше бы начальник областной милиции прекратил совершать должностное преступление. Какое? Напомню в очередной раз.

В апреле 2010 года на пресс-конференции я сообщил М.Яцкову, который незадолго до этого вступил в должность, о том,
что его подчинённые отказываются раскрывать убийство женщины. Начальник обещал разобраться.

Через полтора месяца, в мае, на очередной пресс-конференции М.Яцкова, на которой он подробно говорил о борьбе против укрывательства преступлений со стороны милиции, я вновь обратился к нему на эту же тему, после чего был приглашен в его кабинет, где за шесть-семь минут, насколько позволяло это время, рассказал ему о совершенном убийстве, которое отказываются раскрывать его подчинённые.

Речь идёт об убийстве гражданки Разводовской, совершенном в декабре 2004 года в квартире по улице Троицкой.
В ходе расследования этого убийства организованная преступная группировка, состоящая из работников милиции, прокуратуры, экспертов, судей, сфальсифицировала это дело. В результате чего невиновный человек, некий Александр Артюшенко, более трёх лет провел в заключении. В июне 2008 года оправдательный приговор по Артюшенко вступил в законную силу. И таким образом (поскольку он один был фигурантом дела об убийстве) дело об убийстве вновь стало нераскрытым. На протяжении длительного времени я пытаюсь донести это простую мысль до высших руководителей прокуратуры и милиции Одесской области. Вот и черед господина Яцкова пришёл это выслушать. Он проникся, обещал разобраться. Даже спросил: "А вы уверены, что этот Артюшенко не убивал?"

Да уверен я, уверен. Уверен был и писал об этом всё время, когда Артюшенко долгие годы томился за решеткой. Уверен и теперь, когда оправдательный приговор (взамен первоначального приговора в тринадцать лет лишения свободы) вступил в законную силу и обязателен для всех граждан и организаций на территории Украины.
М.Яцков вновь обещал разобраться. Прошло более двух месяцев... О том, что убийство Разводовской бросились раскрывать (кстати, его и через пять лет вполне можно раскрыть, практически всё есть в материалах уголовного дела), ничего не слышно. Нет сообщений и о том, что уволили с работы милицейских бандитов, пытавших Артюшенко.
Спокойно продолжают работать фальсифицировавшие дело сотрудники милиции, прокуратуры, эксперты, судьи, вынесшие заведомо незаконный приговор.
Уверенно чувствует себя в должности заместитель прокурора Одесской области господин Мрыхин, подписавший обвинительное заключение в отношении Артюшенко, хотя ему заведомо было известно, что дело сфальсифицировано.

...Недавно я рассказал о деле Артюшенко бывшему заместителю Генерального прокурора Украины Николаю Обиходу. Он, много повидавший на своём веку, был поражен:
- Если вступил в силу оправдательный приговор, то убийство автоматически становится нераскрытым!
Но дело ведь в том, что нашей правоохранительной "автоматикой" управляют люди...

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет - газеты "Взгляд из Одессы".

    powered by CACKLE