В Одесской области разразился скандал. Душевнобольных превратили в рабов. Их даже хоронят стоя…

 Наверное большая часть жителей  села Новосавицкое. что в Великомихайловском районе Одесской области,  проработала в расположенном здесь психоневрологическом интернате. Дипломированные городские специалисты ехать  в эту глухомань работать психологами,  врачами , особого желания не выражают, вот и работают здесь санитарами, да воспитателями, местные жители.  Вчера еще коров пас, свиней кастрировал — сегодня уж лекарь душ человеческих.  Да и руководство интерната скорее с сельскохозяйственным образованием нежели с медицинским или педагогическим. Впрочем есть исключения.

СХ Алена медсестра. - Я сюда по разнарядке отправлена. Здесь опасно работать , они ( пациенты) могут и на друг друга броситься и убить, и на вас. Психи, одним словом.

Такое положение существует давно. Государство словно решило провести некий фантасмагорический эксперимент. А, что если попробовать вылечить этих «психических», - трудотерапией ( работают душевнобольные на полях, получая за это в месяц около 20 гривен на брата),  и воздействием на них местных селян?  Что из этого получилось? Новосавицкого интерната, пациенты схожих учреждений  стали бояться как огня. Не дай бог туда попасть. В Мирнополье , селе в 10 километрах  от Арциза расположен  дом престарелых, куда впрочем наряду со стариками из интернатов отправляют и молодых ребят.  Перед поездкой сюда мы созвонились с здешними обитателями. Ребята попросили , что бы мы встретились  вне стен их заведения. В последнее время руководство недовольно тем, что несколько  воспитанников связалось с одесскими правозащитниками и рассказали о житье бытье в доме престарелых.

Вячеслав Лысенко — Мы работаем на току, с пяти утра до позднего вечера. Получаем за это 20 гривен в месяц.

Владимир Пилипенко  — Пенсию не дают уже три месяца. Нами никто не интересуется. Здесь не устраивают праздников, нас не вывозят на прогулки к морю. Нас используют только для работы. И все. Я не хочу тут сгнить.

Корр: Мы встретились на кладбище где хоронят обитателей  дома престарелых.   Могил много. Не так давно в СМИ уже писали об этом  заведении и журналисты возмущались тем, что умершим не ставят даже крестов на могилу, лишь невзрачные таблички. А хоронят здесь вертикально, для экономии места. После гневных статей некие подобия крестов поставили. И все же по сравнению с Новосавицким интернатом, здесь рай земной . Так во всяком случае утверждают эти парни.

Вячеслав Лысенко - Я убегал из Новосавицкого интерната. Со второго этажа спрыгнул и убежал. Там убивали людей и раньше. Заводили за кочегарку и топором по голове.

Борис Шленский  - Нас пугают  — если будешь  плохо себя вести, откажешься работать, или жалобу куда нибудь напишешь — отправим в Новосавицкое.

Эти ребята надеются что в Одессе, а то глядишь и в Киеве их услышат, помогут и уж теперь их точно не отправят в качестве наказания в Новосовицкое.  И нам хочется надеется.  

5 августа  в Киеве , в представительстве Российского информационного агентства «Новости»  состоялся круглый стол на тему:

«Насилие над сиротами и детьми, лишенными родительской опеки – системная ли это практика в государственных учреждениях?» Тогда одесские правозащитники обратились к центральным СМИ и к Министерству труда и социальной политики с требованием разобраться с тем, что творится в Новосавицком и других интернатах.  В частности говорилось о том, что в Новосавицком интернате   в качестве наказаний  людей закрывают в карцер, обкалывают психотропными препаратами.

Увы реакции не последовало. Далее события стали развиваться быстро и страшно.

11 августа правозащитнику Татьяне Макаровой позвонил  Андрей Баранов  воспитанник интерната, и сказал, что в интернате произошла драка, и пострадавшему очень плохо. Но руководство не собирается обращаться в милицию . Татьяна сообщила об этом  в правоохранительные органы, но ей заявили, что в интернате  все в порядке. Еще через несколько часов парень снова звонит и говорит о том, что санитары и воспитатели продолжают  жестоко избивать пострадавшего.  Еще через несколько часов воспитанник сообщает, что 38-летний Юрий Вовченко умер. Макарова  вновь звонит в  милицию но там отвечают, что они проверили и опять таки утверждают , что в Новосавицком  ничего не произошло. Снова звонок.

Андрей Баранов говорит, что тело тайком пытаются зарыть на кладбище. Маркова обращается в общественную организацию

«Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией» . Надо отдать  должное этим людям, они  тот час выехали на место событий.  Руководство Интерната повело себя странно. Глав врач  сказал, что парень действительно умер, но тело его сейчас в гробу  и его готовят к погребению. До этого  приехавшим говорили о том, что руководству неизвестно где находится парень. Была даже слабая попытка определить погибшего в «бегунки» т.е тех кто сбежал из интерната. Затем ,  сказали что от него ( тела ) сильно пахло, и им надо было что то с ним делать.

Пока  непрошеным гостям рассказывали байки, кто то из администрации  отдает распоряжение, быстро выкопать тело и отнести его обратно в интернат.  Одесситам  удается перехватить похоронную процессию из врача ,санитаров, и пациентов, которые тащили гроб весь в комьях свежей земли,  в интернат. После того как гроб вскрыли правозащитники увидели тело убитого с явными признаками  насильственной смерти.

После этого, наконец  делом вплотную занялись сотрудники прокуратуры и правоохранительных органов. Был  задержан санитар – предполагаемый участник избиения.

Мы приехали в Новосавицкое   на следующий день после трагедии. Директор была готова к встрече с нами. Она заявила, что в день смерти пациента, была в командировке в Одессе и ни о чем не знает.

Еще в дороге нам удалось созвонится с Андреем Барановым тем кто и оповестил о том, что происходит в интернате. Парень сказал, что его закрыли в карцере, не разрешают дать показания правоохранительным органам, и грозятся применить психотропные средства. Мы потребовали встречи с Андреем, нам разрешили , но только в присутствии директора, ведь она же является опекуном. Без нее он как малое дите не имеет право ровным счетом НИ НА ЧТО.  Во время разговора директор неоднократно кричала на Андрея, обзывала его, пыталась доказать журналистам, что незачем этого «гомосексуалиста» слушать, а по ее версии « Быков слюбился тут еще с одним, вот они и начали баламутить» . Вот, что рассказал Андрей об убийстве.

- 10 августа один из пациентов набросился с кулаками на другого и ударил  санитарку. Агрессивному пациенту вкололи успокоительного и заперли в карцере, прикрутив проволокой к койке.  После  этого санитар продолжал избивать больного. Через некоторое время устав бить санитар ушел, правда перед этим пригласил желающих из числа больных ударить пациента. Через некоторое время Юрий попросил тех из числа пациентов интерната,  кто выказывал к нему сострадание, заменить проволоку на запястьях на веревку. Парни пошли к глав врачу, тот разрешил, а на жалобы избитого сказал: - Ничего...У нас уже вырыта могила, утром батюшку пригласим и похороним. Затем напомнив санитару, что бы тот не забывал бить Юрия по почкам, удалился.  Кроме Андрея  опросить тех кто был свидетелем происшедшего нам не удалось.

Так же как не удалось получить   внятные ответы на вопрос кто дал разрешение на, то, что бы труп был захоронен, фактически спрятан. Зато мы выслушали новую версию, убийства.  Руководство интерната склоняется к мысли, что убил мужчину сам Андрей Быков.  И этому уже нашли свидетелей из числа пациентов. В этом заведении есть так сказать «актив» из числа пациентов. Крепкие мужики, более менее здраво мыслящие, они приближены к администрации  и пользуются определенными льготами. Они то и заявили, что раньше Андрей убивал собак, и  «вы не смотрите, что он такой хилый на вид, он тут любого убить может»

Конечно же сам Андрей все отрицает. Говорит: - Зачем бы я звонил правозащитникам, если бы убийцей был я?  Будем надеется на беспристрастное расследование, и на то , что с парнем за это время ничего не случится.   И вот что еще интересно, во время нашей  «экскурсии» по интернату, директор  искренне выказывала свое изумление и   возмущение тем, что журналисты и правозащитники вмешались в это дело.

Она действительно не понимает, зачем пациентам дали контактные телефоны, что бы они могли позвонить и рассказать правозащитникам  о том, что твориться в этом закрытом для глаз людских учреждении. Ведь теперь может  разрушиться  строившаяся  десятилетия система. Но наверное пришло время , прекратить этот государственный эксперимент над душами людскими. Основанный на насилии, принудительном лечении,  рабском труде и убийствах.


Дмитрий Бакаев

журналист

    powered by CACKLE