Билеты — невидимки. Ужасы украинской железной дороги

 Билетов нет! Где же они? Ведь сейчас, в эту минуту, начинается предварительная продажа за 45 суток на нужный мне поезд, не могли же все билеты на него раскупить за 15 секунд!

 

Вам ясно сказано, что билетов нет, остались только верхние боковые в плацкарте рядом с туалетом. Берете, нет? Следующий!

Железнодорожная билетная мафия появилась одновременно с железными дорогами. Ее не могли искоренить ни царизм, ни советская власть с ее мощным карательным аппаратом, ни всемогущий министр транспорта Георгий Кирпа. Наглая, нахрапистая, уверенная в своей безнаказанности, она живет до сих пор и, похоже, чувствует себя с каждый годом все лучше и лучше.

Раньше она держалась на том, на чем держится любая мафия: монопольном доступе к дефициту. Ее ключевой фигурой был кассир. Он мог продать билет пассажиру, а мог и не продать, а передать его сообщнику, который продавал его тому же пассажиру, только дороже. Разница в цене делилась между кассиром, продавцом и другими людьми, которые обеспечивали возможность кассиру воровать, а спекулянту наживаться.

Знали бы электронщики из Калифорнийского университета, какой старой и заслуженной организации они подписали смертный приговор, когда придумали Интернет. Интернет связал все кассы страны в одну паутину, в которой не было даже малюсенькой дырочки. Кассир превратился в жалкую ничтожную личность, простой придаток к компьютеру, принимающий деньги и выдающий билет. Воровать билет из Сети было бессмысленно, потому что, как только он там появлялся, всем кассирам страны пришлось бы воровать его друг у друга.

Корпоративный бизнес

Следовало придумать нечто новое, отвечающее вызовам современности. Чисто логически задача оказалась несложной: раз слабым звеном оказался кассир, его следовало из схемы исключить. И словно по заказу билеты из именных становятся обезличенными.

Глупо утверждать, что вокзальные билетные жучки способны лоббировать подобные решения. Просто тем, кто имеет такую возможность, было все равно, будет в билете ФИО пассажира или нет. Раз Европа настаивает, что это вопиющее ограничение свободы передвижения следует отменить, ну и фиг с ним, с именем пассажира.

У тех, кто мог лоббировать такие законы, был свой собственный способ зарабатывать на билетах, и наличие или отсутствие имени в билете никак его не касалось. На каждом приличном вокзале есть так называемый сервисный центр. Есть он и на киевском вокзале, в его кассе продают билеты с наценкой до 45 грн. за штуку.

И хотя компьютеры в кассе центра связаны с единой информационной базой, как-то так получается, что в обычных кассах билета на нужный поезд нет, а в сервисных центрах он находится. С точки зрения компьютерной науки и принципа действия Интернета такого быть не может никогда. Но это с точки зрения науки, а в сервисных центрах работают не ученые, а практики, у них билеты есть.

Существуют еще частные компании, которые за небольшой процент берутся доставить нужный вам билет домой или в офис. Понятно, что сделать это можно только в том случае, если он у этих компаний есть. А есть нужные билеты не у всех компаний, у каких они есть - тоже понятно. У тех, кто дружит с "Укрзализныцей".

Частный бизнес

Спекулянт вокзальный обыкновенный - вне этой системы, у него собственный бизнес, который с корпоративным бизнесом "Укрзалиныци" не пересекается и ему не мешает. Смысла бороться с ним нет. Разве что обнаглеет и введет наценку на самые востребованные билеты до 200%. А пока двойной тариф всех устраивает - и спекулянта, и отчаявшегося отпускника, - все в порядке. Так с двух сторон и отгрызают по кусочку отпускного бюджета украинца.

Система помехоустойчива, работает в любых условиях. Назначен 21 дополнительный летний поезд, открыто 175 дополнительных касс. Да пусть будет хоть 210 дополнительных поездов и 17 тыс. новых касс, билеты-то распределятся корпорацией по той же схеме - через сервис-центры и частные агентства. А вокзальным спекулянтам дополнительные поезда только в радость, больше будет прибыль. И в кассах по-прежнему останутся верхние боковые рядом с туалетом.

Министр внутренних дел требует вернуть именные билеты, чтобы сделать невозможным их перепродажу спекулянтами. Допустим, вернут. Задача, которая встанет перед билетной мафией, тоже не шибко мудреная, по крайней мере для внутриукраинских перевозок. Кто проверяет, совпадает ли ФИО в билете с паспортными данными? Проводник. Придется взять его в долю, а наценку на билеты повысить.

Любая попытка сломать систему либо пресекается, либо саботируется. Помните, когда впервые заговорили о бронировании билетов через Интернет? В 2004 году. Понадобилось целых два года, чтобы ввести эту простейшую услугу на харьковском вокзале. Потом - еще четыре года, чтобы она появилась в Киеве. С такими темпами очередь до остальных городов и весей дойдет лет через двести.

К тому же покупка билета через Интернет обставлена такими сложностями (нужно прийти с паспортом и секретным кодом за определенный срок до отхода поезда в кассу, отстоять очередь на общих основаниях...), что хочется плюнуть и больше никогда этого не делать. Что, собственно, и требуется системе.

Тарас Маренич, ubr.ua

 

    powered by CACKLE