Американский вариант: любовь как физиологическое отправление

 В Одесском академическом русском драматическом театре 8 и 9 июля проходит премьера комедийной дилогии Вуди Аллена.

Вчера показывали "Из жизни Большого Яблока". Сегодня пройдут "Тараканьи бега любви".

Большое Яблоко - одно из прозвищ Нью-Йорка. Здесь живут четверо, которым уже примерно по полтиннику: Кэрол (заслуженная артистка Украны Татьяна Опарина), Филлис (заслуженная артистка Украны Лариса Коршунова), Сэм (заслуженный артист Украины Анатолий Антонюк), Ховард (Валерий Жуков). По ходу пьесы к ним добавится 21-летняя Джульет (Анастасия Швец). Поставил спектакль московский режиссёр Михаил Чумаченко. Сценография - Григорий Фаер, музыкальное оформление - Евгения Ермакова (оба - Одесскй русский театр).

Дилогия не рекомендована к просмотру для лиц, не достигших восемнадцати лет. Очевидно это связано со сленгом, на котором разговаривают герои при описании своих сексуальных похождений. Но глубинная причина этого ограничения, наверное, таится в другом: незачем знать юным душам знать до какой пошлости и нравственной деградации может дойти поколение их родителей или бабушек и дедушек.

Артисты играют хорошо. Они выжимают из текста пьесы, всё что могут. Но больше сделать невозможно. В прежние времена эта постановка прекрасно легла бы в русло рубрики "Их нравы" - о морально-нравственном загнивании Запада. Любовь здесь - всего лишь важная физиологическая функция, технический элемент жизни. О чём-то большем речь не идёт вообще.

Мы видим две стареющие супружеские пары. Но, оказывается, тут были и другие сочетания, а были ещё - разные на стороне. Словно перед угасанием определённой функции нужно успеть перепробовать всё и вся.

Но почему актёр Антонюк слова Сэма "Положь трубку!" произносит совершенно по-куравлёвски, неужели у него нет своих сценических средств? Так думаешь поначалу. А потом понимаешь, что таким образом, нас, отечественного зрителя, возвращают в те времена 70-х, когда герои пьесы были еще юны, чисты и не столь противны.

Будет ли сегодняшнее продолжение в таком же духе? Или в другой пьесе что-то кардинально изменится? Посмотрим.

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы"

    powered by CACKLE