Скандал! Многотонная мусорная машина марковского «Союза» передавила человека. Травмы ужасные!

 21 мая околополитическая группировка “Родына” провела очередной митинг. Под зданием городской прокуратуры несколько десятков оплаченных "клакеров" делали вид, что требовали

разобраться с ситуацией, сложившейся вокруг установки контрольных турникетов в школах города. Напомним, в Одессе был запущен проект “Безопасная школа” - в учебных заведениях устанавливается электронно-пропускная система. Благодаря этой системе о каждом, входящем в школу человеке, становится известно. Если он вызывает подозрения – по тревожной кнопке приезжает милиция.

Однако, кое-кому такие нововведения пришлись не по вкусу. Депутат горсовета от партии регионов Алексей Гончаренко вкупе с Алексеем Козаченко, а вслед за ними и одиозная группировка “Родына” начали травлю организаторов проекта.

Не будем вдаваться в подробности той информационной грязи, которую выдают на-гора псевдооппозиционеры. Хотелось бы заглянуть на “кухню”, где готовятся подобного рода “сенсации” по заказу главарей ОПГ “Родына”. Что может ожидать человека, вступившего в эту организацию, и как руководство этой "партии" относится к инакомыслящим? Как осуществляется так называемая "благотворительность", и почему люди уходят из этой партии?

Журналистский интерес свёл меня с Алиной Кондрашиной – в недавнем прошлом заведующей депутатской приёмной партии “Родына” в Киевском районе города Одессы. Ранее Алина была известна своими выступлениям в разного рода передачах на “оппозиционных” каналах – таких, как “Арт”, “Град” и “АТВ”. В частности, по вопросам земельной собственности Алина выступала с резкой критикой городской власти. Поэтому её вряд ли можно упрекнуть в ангажированности…

Алина Кондрашина рассказывает нам: "Я занималась этими (земельными - Ред.) вопросами ещё при Боделане. Я была фактически в оппозиции к Боделану, как и сейчас – к Гурвицу. И я этого не скрываю. С 2004 года я занимаюсь этими вопросами, начала у себя в районе. Потом пошла дальше и дальше. В последнее время земельные вопросы не касались меня лично – это, скорее, были общественные проблемы.

Однажды меня пригласили работать в депутатскую приемную партии “Родына”. И на тот момента я считала, что, работая помощником депутата, можно было бы в полном объеме реализовать механизм помощи горожанам путем депутатского запроса или обращения.

СМОТРИТЕ ВИДЕОСЮЖЕТ : Круговорот про "Родыну"

 
Дмитрий Бакаев: “Мы начали разговор с упоминания проекта “Безопасная школа”. Я знаю, что у вас своё видение этой ситуации”.
 
Алина Кондрашина: “Безусловно, у меня есть своё видение ситуации. Я просто возмущена тем, что в последнее время просто раздувается и нагнетается истерия среди горожан по поводу этих анкет. Плюс ко всему мне бы хотелось рассказать о собственной истории, которая произошла у меня в “Родыне” как раз с так называемыми анкетами”.
 
Дмитрий Бакаев: “Сразу вопрос по анкетам: а как ты лично, как мать, относишься к этому нововведению?”
 
Алина Кондрашина: “Я хочу сказать сразу, что, если бы так всё было организованно, когда мой сын занимался в школе (а он уже её закончил) я была ба просто счастлива. Потому, что мне приходилось встречать сына под воротами школы, я всем учителям давала свой мобильный телефон – на случай, если вдруг что-то случится. А с детьми нередко что-то случается… Поэтому я не понимаю, почему нагнетается такая истерия. Неужели родители – враги своим детям?”
 
Дмитрий Бакаев: “Вот одно из нареканий – в анкете нужно писать личные данные, и многие считают, что так будет собираться информация о людях…”.
 
Алина Кондрашина:  “На эту тему мне бы хотелось сказать вот что: очень многие одесситы пользуются, например, скидочными карточками. Для того, что получить эту карточку нужно заполнить анкету, где каждый указывает конфиденциальные данные, семейное положение, ФИО, номера телефонов. Никто, в том числе и “оппозиция”, не задумывается и не поднимает шум по поводу вот таких вот анкет. Точно так же, когда мы приходим в банк – а вдруг банк завтра обанкротится, и наши данные могут попасть в плохие руки? Но мы ведь заполняем такие анкеты! Для вступления в партию “Родына” – также надо заполнить анкету, и я её тоже заполняла. В ней необходимо было указать очень много: данные о трудовой деятельности за последние пять лет, личный и рабочий телефоны и т.д. Более того, когда люди вступают в партию “Родына” они приносят ксерокопию паспорта и идентификационного кода. Плюс ко всему они подписывают заявление, в котором есть фраза: “C уставом и программой партии ознакомлен и обязуюсь выполнять…”
 
Дмитрий Бакаев: “Сразу по поводу устава: знакомы ли те, кто вступали в партию с ним?”
 
Алина Кондрашина: “Я, когда работала в приёмной, этот устав видела только в электронном варианте. Как это ни странно, но было устно запрещено его распечатывать и знакомить с ним партийцев! Я очень сомневаюсь, что кто-то из рядовых и нерядовых партийцев с ним знаком. Три месяца назад я написала первое заявление об увольнении. И второе заявление и со мной ещё семь партийцев написали о выходе из партии по морально-этическим причинам, а также – из-за несогласия с политикой партии. В этом заявлении мы просили вернуть нам наши личные дела – на сегодняшний день личные дела никто и не думает нам возвращать. Более, того ко мне периодически поступает информация, что на партийных собраниях, которые проводятся в городской организации, наши личные дела были открыты для всех партийцев. То есть – мой мобильный телефон, как и телефоны моих близких, стали достоянием бывших моих однопартийцев, и не только. Ведь туда ещё часто ходят рынки “Куяльник” и “Северный”. Безусловно, я боюсь. Более 200 человек, среди которых есть и психически неуравновешенные люди, знают обо мне все!”
 
Дмитрий Бакаев: “Из тех, кто ушли с тобой – не было ли им угроз?”
 
Алина Кондрашина: “Могу сказать, что были, но фамилии я назвать не могу. А одна из моих
бывших коллег просто записала эти угрозы на мобильный телефон. Безусловно, у меня есть основания бояться, и я лично воспринимаю эти угрозы серьёзно…”
 
Дмитрий Бакаев: “Какова моральная атмосфера в партии – ведь приходят евреи, украинцы, молдаване – как там с ними?”
 
Алина Кондрашина: “С украинским языком – большая проблема. Государственный язык Украины в “Родыне” вообще вне закона. А некоторые члены партии готовы были готовы просто “разорвать” людей, говорящих на родном для них языке. И на партсобрании (их так назвали – “партсобрания”, хотя на самом деле это просто таки какие-то сектантские сборища), обсуждали людей, которых вообще не никто не знал. Так было, например, с Дубовенко, со Шныревым, с Фирсовым, со мной. Так делают со многими людьми, которые были в этой партии.
 
Одесская оппозиция "оппозиционна" конкретно к одной конкретной личности – к личности Эдуарда Гурвица. Поэтому я и называю их – “как бы оппозиция”. Она оппозиционна только Гурвицу. Ведь объективно – проблемы ЖКХ были и в 2000 году, и в 2004, и в советское время. Эти проблемы нельзя радикально решить в течение трех или четырех лет. И земельные проблемы всегда были. Но если ты воюешь, то должна быть цель: если моя "война" ведется ради решения каких-то проблем, то я сяду с властью за круглый стол и буду договариваться!”
Хотим напомнить нашим читателям, как Игорь Марков в разговоре с бывшим начальником подразделения отдела внутренней безопасности в Одесской области СВБ ГУБОП МВД Украины Владимиром Гарбузовым нелицеприятно отзывался о своей соратнице Алине Кондрашиной: “Не, ну эта Алина - oна такая. Она знаешь, у нее действительно. Она меня, блядь, достала. Это же.. То она меня достает - нужно какую-то площадку спортивную надо построить (смеется). Я говорю: “Алина, мы – оппозиция! Мы же, блядь, не это самое! Мы идем во власть! У нас нет доходов. Я говорю: “Kакую детскую площадку?” Oна меня, блядь, знаешь, она меня душит все время!”
httpss://www.svobodnaya.odessa.ua/2009-05-03-22-56-01/22/1358-2010-03-09-07-14-24.html
В этих словах вся показная “благотворительость” Маркова – на лицо.
Игорь Марков постоянно позиционирует свою благотворительную деятельность: холодильники раздает, пайки. Помниться, старушке одной “подогнал” банку красной икры. И все это, естественно, снималось со всех сторон камерами. Но хотелось бы рассказать вам о том, что никогда не попадет на марковские каналы. Речь идет об одном ДТП. Вообще подобные истории редко когда попадают на первые страницы газет. Все это произошло тихо и до жути обыденно – данное ДТП не попало даже в сухую газетную сводку происшествий. А случилось вот что: 31 марта Андрей Ганзюк, 38 лет, рано утром шел домой. Уже светало, дворники вышли, рабочие фирмы “Союз” катили баки. До парадной оставалось двадцать метром, когда Андрей почувствовал сильнейший удар в спину.
В самом деле, представьте: возвращается утром человек домой, разговаривает по мобильному, как вдруг со спины – удар. Дальше уже человек ничего не помнит. Очнулся он на третьи или четвертые сутки в реанимации… К сожалению, работники ГАИ, "оформлявшие" это происшествие, отказались предоставит нам какую-либо информацию по этому поводу. А картина выглядит следующим образом: мусоровоз фирмы “Союз” резко сдавал назад и сбил парня. Водитель этого не заметил, и многотонная махина переехала человека, раздавив всю нижнюю часть тела. К счастью, “Скорая помощь” приехала быстро. А врачи оказались на высоте: разрывы органов малого таза и множественные повреждения. Он был в шоке и практически при смерти, состояние очень тяжелое. Жизнь человека была, что называется, “на волоске”. А парень был здоровый, красивый, работал, маме помогал, а что теперь?..

Хирурги выполнили ряд операций, наложены повязки на конечности, после чего – неделя в реанимационном отделении. В результате наезда у Андрея сильно пострадали органы таза, бедра. Пришлось оперировать ещё и потому, что нагноились отмершие ткани. Травмы - просто ужас, до сих пор врачи борются за жизнь парня…
Тамара Ганзюк, мать пострадавшего, ходила в центральный офис фирмы “Союз”. Игоря Маркова она там не застала. Его помощник, отказавшийся представиться, пообещал, что он поговорит с Марковым, что поможет. Но, кроме самого водителя, принёсшего некоторую сумму денег – никто, ничего…

В первые недели пребывания в стационаре у родных ушли просто колоссальные деньги, и этот водитель, который пытался как-то помочь, ничего не может сделать – это просто копейки по сравнению с тем, какие деньги мы отдавали. Несчастные случаи бывают, но предприятие всегда оплачивало травмы и инвалидности. А тут – ничего! Как стало известно, некие тёмные личности приходили во двор и искали “свидетелей”, т.е. тех, кто мог бы подтвердить, что видел, как Андрей то ли пьяный лежал на асфальте, когда приехал мусоровоз, то ли нетрезвый сидел на бордюре. Когда опросили дворников, те сказали, что не видели самого наезда. Люди возмущены случившимся. Друзья и родственники категорически отрицают – Андрей не был пьян.

Но даже если представить себе, что Андрей был нетрезв... Это ведь не скоростное шоссе, а двор... В прошлом году в Украине официально зафиксировали шесть наездов мусоровозов на пешеходов во внутриквартальных проездах. Из них четыре со смертельным исходом. Во всех случаях мусоровоз наезжал на пострадавшего, двигаясь задним ходом. Жертвы, как правило, либо дети, либо пожилые люди. И практически всегда виновен водитель. Пешеход в жилой зоне имеет полное преимущество, в независимости от того, идет ли речь о частном автомобиле, или обслуживающем.

В этой ситуации стоило ожидать, что “Союз” проявит участие в горе, но этого не случилось…  Но ещё и заявили, что это ерунда, мол, живёт он с матерью, вот и хорошо. Сказали – пусть водитель сидит, но ведь матери от этого не легче, сына надо лечить! И лечить за деньги, которые никто не собирается компенсировать.
Отчего Марков поступил так, как поступил? Может дело в патологической жадности? Да, нет, скажет кто-нибудь из читателей, Марков – щедрый мужик! Он помогает ветеранам, молодым семьям, ещё кому-нибудь. А вот сейчас мать, ожидавшая помощи от фирмы “Союз”, будет обращаться в мэрию. Возможно, там ей помогут.
 
Тамара Ганзюк решила обратится к Эдуарду Гурвицу за помощью, для того, чтобы мне найти деньги на лекарство для сына.
 
– Ирина, вы часто обращались к Игорю Маркову с просьбой помочь тем или иным людям и какова была его реакция?
–  По поводу добрых дел: если ты хочешь делать добрые дела, то их нужно делать в тишине, эти дела не требуют такой широкой и массовой огласки. Действительно в общественную приемную обращались люди, которые просили организовать детские площадки. Но позиция руководства партии была однозначной – мы не занимаемся детскими площадками. И однажды пришла женщина, которую я знаю очень давно, с маленьких лет. Цена вопроса была 8 тысяч гривен, т.е. спонсорская помощь в организации детской площадки. Эти граждане очень активные, они просили просто долевого участия, а все остальное они бы взяли на себя. Два месяца я обещала этой женщине эту помощь, я верила, что деньги выделят. А ведь вначале мне пообещали, а потом я не знала, как смотреть этому человеку в глаза. Потом эту площадку сделал другой депутат.
 
– Вероятно, семье парня, сбитого мусоровозом “Союза”, “ловить нечего”. Ну что ж…
Но почему уходят люди из партии “Родына”? Ведь ушел генерал Шнырев, Дубовенко…
Потому, что были созданы условия, когда он там находится просто не мог. Шнырев – генерал, офицер с большой буквы и так, как поступили с ним – это просто недостойно. В “Родыне” ненавидят всех, кто выше их и умнее...
 
Богатые люди должны жить так, чтобы бедные прощали им их богатство – так говорил князь Воронцов. За свою карьеру политика и бизнесмена г-н Марков принес людям много горя. Думается, если пока Фемида и закрывает на это глаза, то сами люди все видят, помнят и не простят ему никогда.
 
freedom.od.ua

    powered by CACKLE