Одесские СМИ: Не НАТО

 На этой неделе Киев посетила представительная делегация Североатлантического Альянса во главе с заместителем Генерального секретаря НАТО по вопросам оборонной политики

и планирования Иржи Шедиви.

Беспрецедентный  опыт

Переговоры шли по широкому спектру вопросов — гостям к осени предстоит дать оценку результатам внедрения годовой национальной программы сотрудничества Украины с альянсом.Это сотрудничество не ограничивается чисто военными проблемами — помощью НАТО в реформировании украинских вооруженных сил, а касается также поддержки развития гражданского общества, информационной сферы и демократии в целом. Оборонная реформа и трансформация Вооруженных сил Украины идут, как известно, туго, но успех или неуспех сотрудничества с НАТО здесь не при чем — на реформы в сфере безопасности у нас не хватает денег.

Что касается демократии в целом, то ее состояние в Украине зависит не столько от внедрения натовских технологий, сколько от внутренней и внешней политики государства. А их определяет отнюдь не гражданское общество. Понятно, что во внутренние дела нашей страны, в то, кто и как определяет курс в украинской внешней политике, натовские чиновники вмешиваться не имеют права, не могут даже высказываться по этому поводу.

Но в процессе общения господина Шедиви с журналистами все-таки прозвучала оценка «трансформации». Не вооруженных сил и не гражданского общества, а контекста, в котором осуществляется программа сотрудничества. «Украинский опыт беспрецедентен, — сказал Иржи Шедиви, — страна работает в рамках годовой национальной программы и одновременно декларирует нежелание вступать в НАТО».

И не просто декларирует. Если заявление Януковича на Парламентской Ассамб-лее Совета Европы «о внеблоковом статусе» можно было отнести к желанию выслужиться перед визитом Медведева в Харьков, то указ президента о ликвидации вневедомственной комиссии по вопросам подготовки Украины ко вступлению в НАТО декларацией никак не назовешь. Это конкретная мера, разрушающая систему партнерства с НАТО, сложившуюся в последнее десятилетие.
Вступать или не вступать в какой-либо военно-политический блок — суверенное право государства. Этой бесспорной формулой в Брюсселе и в Вашингтоне пытаются прикрыть обеспокоенность резким изменением курса Украины в области безопасности, курсом, который может повлиять на общую расстановку сил в Черноморском бассейне, в Восточной

Европе и даже в мире.

После заключения харьковского пакта натовские чиновники изо всех сил старались представить дело так, что пребывание военного российского флота на украинской территории до середины двадцать первого века ничего не меняет в отношениях Украины с блоком. Генеральный секретарь НАТО Андрес Фог Рассмусен на неформальной встрече в Таллинне (она состоялась 22 апреля, на следующий день после подписания харьковского пакта) счел нужным заявить, что решение Бухарестского саммита сохраняет силу: «Украина, как и Грузия, станут членами НАТО, если захотят и если будут отвечать необходимым критериям. Президентские выборы не изменили эту позицию».

Чиновники рангом помельче подкрепили заявление шефа, выразив удовлетворение по поводу участия Украины в четырех из пяти миротворческих операций, осуществляемых под руководством НАТО. А впоследствии утешились и тем, что Верховная Рада с подачи президента Януковича одобрила постановление о допуске вооруженных формирований на украинскую территорию в 2010 году, хотя международные учения с участием ино-странных войск проходят не под патронатом НАТО.
Словом, если в Брюсселе есть желание не замечать для себя неприятное в украинской политике, никто в штаб-квартире альянса неприятного и не заметит.

Между  блоком  и  блоком

Между тем в связи с изменением внешнеполитического курса Украины после президентских выборов и альянс, и нашу страну ожидают немалые трудности. Внеблоковость, о которой так любит рассуждать четвертый Президент Украины, при ближайшем рассмотрении — всего лишь лозунг, не подкрепленный ресурсами.
Как показывают подсчеты, проведенные рядом украинских исследовательских центров, в частности «Центром исследований армии, конверсии и разоружения», для обеспечения эффективной самостоятельной системы безопасности и обороны (ракетный щит, боевая авиация, система ПРО, средства обнаружения и разведки) нашему государству в течение ближайших семи лет надо потратить до шестидесяти миллиардов долларов. Цифра нереальная даже для богатой европейской страны.

Программа специализации национальных вооруженных сил внутри НАТО в случае вступления туда Украины снимает львиную долю этих расходов, оставляя нишу для продуктивного участия в общей обороне. За счет развития транспортной авиации, подготовки специализированных воинских подразделений, техники для ведения сухопутных военных операций и проч. Ракетный, в том числе ядерный, щит нашей стране обеспечат партнеры по блоку.

Нейтральному внеблоковому государству никто ничего обеспечивать не станет. Самое большее, на что готово пойти НАТО, если Украина в качестве внеблокового государства обратится за помощью, — «организация консультаций». Но даже этого, как показали события вокруг Тузлы, добиться исключительно трудно. Придется либо капитулировать, согласиться на любые, в том числе унизительные способы разрешения конфликта, либо уже теперь позаботиться о коллективной безопасности. Словом, забыть о нейтралитете.
В Законе об основах внутренней и внешней политики Украины, который был принят при президенте Ющенко, понятие «внеблоковость» отсутствует. Появится ли оно в законе, который готовит президент Янукович, неясно. Скорее всего, нет. И скорее всего, потому, что перспектива присоединения к блоку остается открытой. Но не к блоку НАТО, а к блоку ОДКБ — Организации договора коллективной безопасности, в котором состоят семь республик бывшего СССР во главе с Россией.

Несмотря на желание Кремля слепить из этой организации хотя бы бледный аналог НАТО и напугать мир возрождением подобия Варшавского договора, из затеи пока ничего не получается. Никто не готов в составе организации лезть в ярмо и, вопреки своим собственным, отстаивать интересы старшего брата. Бездействие ОДКБ во время переворота в Киргизии доказывает, что в нынешнем составе эта организация ни на что не способна.
Другое дело, если к ОДКБ присоединится Украина. Объединенный или тесно скооперированный российско-украинский военно-промышленный комплекс стал бы цементом и ядром договора. С общей еще не разрушенной системой ПВО, с ракетно-ядерным щитом, с военно-космиче-ской отраслью… Словом, мощью, которая в конце прошлого века едва не довела мир до третьей мировой войны.

Не учитывать возможность такого развития событий — значит сознательно им потворствовать. И в Брюсселе, и в Ва-шингтоне потворствуют, выражая удовлетворение тем, что Украина берет у альянса деньги на «реформы» вооруженных сил и разрешает американским партнерам тратить миллионы долларов на проведение общих учений.
Они и будут тратить. Потому что перезагрузка. А что есть перезагрузка, на Западе не понимает никто. Поймут — поздно будет.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ. yug.odessa.ua

    powered by CACKLE