Инспектор ГАИ: «Мы вторые налоговики»

 В последнее время работники Госавтоинспекции даже не пытаются скрыть, что одна из важнейших миссий, возложенных на них «партией», – это пополнение государственной казны.

Останавливая автомобиль и налагая штраф, гаишники задают порой риторический вопрос: «Вы что, не хотите помочь государству, направив деньги в бюджет?!», - пишет издание "Главред". Даже нынешний министр внутренних дел Анатолий Могилев в одном из интервью сказал: «Сейчас с каждого гаишника требуют определенное количество протоколов в день. Доходит до того, что, дабы выполнить план, сотрудники пишут липовые протоколы и из своего кармана платят от имени псевдонарушителей штрафы! Теперь по каждому такому случаю возбуждены уголовные дела».

Засады в кустах

Казалось бы, нужно радоваться, что наши гаишники наконец-то перестали брать взятки. Или же берут их не так часто, как обычно. Ан нет! Ездящие в последние несколько недель по украинским дорогам имели возможность заметить, что патрули участились. И нередко они не просто наводят порядок на автомагистралях, следя за соблюдением правил, а намеренно ищут штрафников. А нарушить на наших дорогах очень просто. Нет, мы не хотим оправдывать водителей, мы намерены в который раз заявить: у водителей есть не только обязанности, но и права.

К примеру, многие водители знают, что останавливать машину без надобности – незаконно. Но кто может доказать, что задержка – неоправданна? Правильно, никто. Причины у людей в форме всегда найдутся. Это может быть сходство с машиной, находящейся в розыске, или сомнения по поводу технического состояния автомобиля. Но подобные случаи – всего лишь детские забавы.

О чем действительно стоит говорить, так это о том, что украинские инспекторы снова засели в кустах. Точнее, они оттуда никогда не вылезали. Гаишники прячутся за грузовиками, крутыми поворотами и пригорками. То есть им потенциальных «нарушителей» видно хорошо, а водителям контролеров – не видно совсем. Так они стоят сразу при въезде в населенные пункты или же за несколько сот метров после знака ограничения скорости. Кажется, что главное – не предотвратить аварию, а поймать на горячем и повесить хотя бы минимальный штраф.

Совсем другой подход в соседней Польше. Там, как и в Украине, полицейских патрулей тоже много. Кроме живых людей, при въезде едва ли не в каждый населенный пункт есть сообщение о наличии фоторадара. Правда, никто точно не знает, работают они или только существуют как муляжи. Полицейские патрули на польских дорогах видно издалека. В выходные и на праздники машины с надписью «полиция» стоят через каждые пятьдесят километров. Они не ведут «кустарный» образ жизни. Полицейские выставляют их на обочине перпендикулярно к дороге на прямых участках трасс, поэтому их видно издалека. То есть их можно увидеть заранее, а значит и вовремя притормозить. И даже при отсутствии сплошных автобанов ездить в Польше по дорогам совсем не трудно, а соблюдать правила даже приятно – чувствуется уважение водителей друг к другу. В Украине – все наоборот…

Так, за первым же пригорком неподалеку от пропускного пункта Ягодин (486-й километр так называемой «варшавки») Михаил Гаврилюк, житель Любленца Волынской области, получил протокол на руки. Причина: превышение скорости. Вместо разрешенных 50, мужчина ехал 72. Конечно, Михаил Васильевич откровенно расстроился. «Где же был этот знак? – спрашивает он. – Видел 70, а меньше – нет». Очень странно, что водитель не знает, какие знаки стоят на главной дороге его района, в то время как киевлянин хорошо помнит многие столичные! Но знак все же был – на расстоянии ровно 600 метров от поста ГАИ. Представился случай посчитать метры журналистам «Главреда».

Именно на 486-м километре остановили и нашу машину. Движение жезлом. Приближение инспектора. Его прибор «Беркут» якобы зафиксировал скорость 92 километра. Началась стандартная процедура оформления. Во время заполнения бланков инспектор рассказал, почему именно стоит ограничительный знак: шло сужение дороги – автобан, где можно было фактически ехать на скорости 130 км/час, переходил в дорогу с одной полосой в каждую сторону. К тому же было предупреждение о строительных работах (интересно, что сами инспекторы признаются, что уже год никакие работы на дороге от Киева до Варшавы на украинской стороне не ведутся, да и мы не заметили никакого намека на строительную технику).

По логике вещей – все верно: есть нарушение, есть и наказание. Но никогда нельзя забывать, что любые правила можно вывернуть в свою пользу. Этим, похоже, гаишники и воспользовались.

Первое, что заставило задуматься, было местонахождение инспекторов под горкой. То есть никакая машина, только что ехавшая по украинскому «автобану», не успевала сбросить скорость. Доказательство – тот штраф Михаилу Гаврилюку. Он на своем далеко не новом «Жигуле» только немного нарушил запрет.

Второй повод для размышлений – применение прибора «Беркут»: где гарантия, что инспектор показал нашу скорость, а не скорость предыдущего автомобиля? Напарник инспектора заверяет, что данные на экране этого прибора могут сохраняться 10 минут. Но… по информации производителя прибора (фирма «Ольвия»), радар «Беркут» может быть подключен еще и к видеофиксационному прибору. Этого не было. Табло показывало только цифры.

Третья зацепка – расстояние от знака, который извещает об ограничении скорости, и до места дислокации патрульной машины. Что-то подсказывало, что гаишники не могут стоять так близко. Чтобы развеять сомнения, ищу ответ у инспектора. Он с улыбкой ответил: «Хоть под самим знаком!». Но такой ответ, мягко говоря, странный, ведь перед этим тот инспектор говорил, что прибор «Беркут» фиксирует превышение с расстояния 500 метров (в инструкции же сказано, что дальность измерения прибора составляет не менее 400 м, а в некоторых случаях – до 800 м). Получается, что инспектор вполне мог измерять скорость вне зоны действия знака ограничения. Чтобы установить расстояние от знака до патрульной машины, мы вынуждены были проехать к знаку и назад. Получилось: ровно 0,6 км.

Правила и распоряжения

Чтобы разобраться в ситуации, должен был пройти не один день. Юристы подсказали, что есть один прекрасный документ, изданный во времена министра Юрия Луценко. Это – распоряжение МВД № 466 от 21.05.2009 «Об организации работы подразделений ГАИ по профилактике правонарушений с применением средств фото- и киносъемки, видеозаписи». В нем есть несколько очень полезных пунктов. Один из них 1.4. Цитирую: «С целью совершенствования работы подразделений Госавтоинспекции по профилактике правонарушений с применением средств фото- и киносъемки, видеозаписи и повышения эффективности надзора за дорожным движением исключить случаи документирования нарушений установленного скоростного режима движения транспортных средств в зонах действия дорожных знаков, которые ограничивают максимальную скорость, на въездах в населенные пункты на расстоянии меньше, чем 1000 метров от его начала». То есть получается, что инспектор должен находиться на расстоянии по меньшей мере один километр. Напомним, волынские диспетчеры ловили добычу на расстоянии 600 метров.

В этом же распоряжении есть еще один полезный для водителей пункт, который не касается нашей ситуации, – 1.11. Там написано, что «нужно «обязать работников Госавтоинспекции во время вынесения постановления о наложении взыскания за административное правонарушение неуклонно соблюдать требования статей 33, 34 Кодекса Украины об административных правонарушениях». Заглядываем в документ. Статья 33 – общие правила наложения взыскания за административное правонарушение. В ней говорится: «При наложении взыскания учитываются характер совершенного правонарушения, личность нарушителя, степень его вины, имущественное положение, обстоятельства, смягчающие и отягощающие ответственность». В статье 34 речь идет об этих смягчающих «обстоятельствах». Таковыми признаются: «искреннее раскаяние виновного; предотвращение виновным вредных последствий правонарушения, добровольное возмещение ущерба или устранение причиненного ущерба; совершение правонарушения под воздействием сильного душевного волнения или при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств; совершение правонарушения несовершеннолетним; совершение правонарушения беременной женщиной или женщиной, имеющей ребенка в возрасте до одного года».

Однако, чтобы выяснить, на каком расстоянии от знака, извещающего об ограничении скорости, может нести службу патрульная машина, «Главред» обратился к представителям столичной Госавтоинспекции. Начальник отдела связей с общественностью ГАИ Киева Евгений Кравец сначала сообщил, что «в документах, регламентирующих деятельность сотрудников ДПС, однозначно не указано, на каком расстоянии наряды ДПС могут стоять за знаком ограничения скорости». «Между тем, согласно Инструкции по вопросам деятельности подразделений дорожно-патрульной службы Госавтоинспекции МВД Украины (утвержденной приказом МВД от 27.03.2009г. №111) сотрудник подразделения ДПС во время несения службы обязан: находиться на определенном месте несения службы согласно дислокации, предотвращать и пресекать админнарушение, в пределах своей компетенции применять к нарушителям меры админвлияния», – говорит Евгений Кравец. Дислокация разрабатывается командиром подразделения на основе анализа аварийности местности, времени суток, интенсивности движения.

При этом представитель киевской ГАИ не оспаривал действия распоряжения №466. И в отделе по контролю деятельности ДПС говорят, что на сегодняшний день такое распоряжение действует. Но другое дело – сейчас инспекторы ГАИ работают со средствами фиксации превышения скоростных режимов (в частности с «Визирями») только в формате: «фиксация-остановка-протокол». «То есть теперь так называемые «письма счастья» правонарушителям не посылаются», – говорит Кравец.

Доказать, что волынские инспекторы наложили штраф с нарушениями определенных правил довольно сложно. Об этом говорят юристы. Патрульные стояли вдоль леса, на ничем не обозначенном участке – несколько сот метров вперед или назад определить трудно.

«Мы вторые налоговики», – улыбаясь говорит волынский инспектор. Вот с этим трудно спорить. Напоследок я прямо спрашиваю: «Есть ли у вас план, сколько нужно собрать штрафов за сутки?». Инспектор снова улыбнулся и ответил: «Вы все равно напишете…».

«Напишу», – подумала я. Возможно, другие водители смогут искать аргументы хотя бы ради того, чтобы хоть как-то поставить под сомнение действия отечественных гаишников.

Сегодня уже кажется, что если бы каждый водитель хорошо знал содержание инструкций и распоряжений, которые он должен соблюдать на дорогах, ему было бы намного легче ездить и общаться с гаишниками. Никогда не нужно забывать, сколько человеческих жизней уносят дороги, и сколько несчастных случаев можно было бы предотвратить, если вовремя поставить разделительные ограждения, сделать качественное освещение, как можно скорее провести дорожные работы.

Нельзя приуменьшать и роль сотрудников ГАИ. Но почему-то чаще об их работе слышишь не одобрительные отзывы, а жалобы. Примеров множество. Каждый водитель может рассказать свою историю. Но никто не отрицает, что важно, чтобы эта государственная служба действительно служила людям, была их охранником на дорогах. Тогда езда даже по плохим украинским дорогам могла бы стать немного приятнее и безопаснее.

Татьяна Катриченко, «Главред»

    powered by CACKLE