Предвыборный киллер

Предвыборный киллерАвтор независимого расследования раскрывает читателям "Новой газеты" детали, о которых был вынужден молчать много лет:

— Кто еще из украинских журналистов кроме Георгия Гонгадзе мог стать мишенью для убийц из спецслужб

— Как на самом деле арестовали генерала Пукача

— «Эскадроны смерти», наружное наблюдение с летальным исходом и следователь с сердечным приступом

— Почему при загадочных обстоятельствах погибли три генерала МВД, которые могли знать все об убийстве журналиста

21 июля в житомирском селе Молочки — это 180 км от Киева — задержали экс-генерала МВД Украины Алексея Пукача, подозреваемого в зверском убийстве журналиста Гонгадзе и других преступлениях. Это событие стало топ-новостью украинских СМИ и обещает оставаться таковой вплоть до окончания президентской кампании, которая финиширует 17 января 2010 года (см. «Новая газета» № 79 от 24.07.2009).

Хроника лжи

Вечером 16 сентября 2000 года в центре Киева исчез Георгий Гонгадзе — руководитель едва созданного оппозиционного сайта «Украинская правда». Незадолго до этого он опубликовал заявление на имя генпрокурора о слежке, организованной за ним и офисом его редакции. Реакции не последовало.
Едва пропал Гонгадзе, коллеги и друзья журналиста, подозревая худшее, начали кампанию по его поиску и обвинению власти.

А власть выливала на общество ушаты дезинформации. Популярный киевский ресторатор Эрик заявляет по ТВ, что после своего исчезновения Гонгадзе сидел у него в баре. Затем россияне сообщили, что гражданин Гонгадзе покупал в Москве билет в Украину. Далее последовали свидетельства о донецком Гонгадзе, крымском и даже израильском…
15 ноября 2000 года — почти через два месяца — в лесу под селом Тараща, в 120 км от Киева, обнаружили обезглавленный труп. Коллега Гонгадзе по «Украинской правде» Елена Притула выяснила, что тело принадлежит Георгию. А уже 28 ноября мир узнал о майоре президентской охраны Мельниченко с аудиозаписями, на которых Кучма материт украинских журналистов. И в прессе стали говорить о президенте как заказчике убийства оппозиционного журналиста.

Все это здорово подкосило президента и обеспечило успех акции оппозиции «Украина без Кучмы», начавшейся с момента оглашения лидером социалистов Александром Морозом фрагментов записей майора Мельниченко. Как результат — «оранжевая» революция, президент Ющенко, премьер Тимошенко…

В ходе предвыборной кампании «оранжевые» обещали «бандитам — тюрьмы», а раскрытие убийства Гонгадзе Ющенко назвал делом президентской чести. Едва прошла инаугурация, Ющенко заявил, что убийство Гонгадзе раскрыто. К такому выводу он пришел, прочитав показания трех офицеров милицейской наружки, которые сдались следствию вскоре после революции. Все трое принимали непосредственное участие в похищении и убийстве Гонгадзе. Возможно, совесть замучила, быть может, следствию действительно развязали руки. Ведь все верили, что при новой власти, которую возвел на трон народ, мерзнувший на майдане, бандиты отправятся в тюрьмы.

Эта троица, рассказав об обстоятельствах убийства и указав на руководителя — генерала МВД Пукача, в марте 2008-го получила сроки «по максимуму». И после этого в деле — никаких подвижек. Разве что в 2008-м СБУ (Служба безопасности Украины) накрыла некий «конвертационный центр». Так сотрудники СБУ называют фирмы по отмыванию-обналичиванию денег, где среди россыпи контрабандных алмазов обнаружили действительный паспорт Пукача. Да еще майор президентской охраны Мельниченко, подавшийся в политику, передал наконец оригиналы своих записей следствию. Впрочем, вопреки обещаниям он так и не представил записей, доказывающих, что Кучма — заказчик убийства Гонгадзе.

За годы, прошедшие после исчезновения журналиста, в мир иной ушли уже три генерала, на которых падало подозрение в организации убийства. Министр внутренних дел Кравченко, по официальной версии, ухитрился выпустить себе две пули в голову. От тромбофлебоза внезапно скончался генерал Дагаев — всесильный руководитель Госуправделами, и почти в то же время впал в кому его близкий друг и собутыльник генерал Ферэ, руководивший аппаратом министра Кравченко. Совсем недавно его отключили от аппаратов жизнеобеспечения.

Эту тройку считают наиболее вероятными организаторами убийства Гонгадзе.
Список живых кандидатов в заказчики убийства длиннее. В разное время в нем фигурировали практически все действующие политики периода Леонида Кучмы.

Убийца назван, пойман, отпущен

Руководители украинской прокуратуры давно уже не вспоминали об убитом журналисте, политики тоже перестали пиариться на этом деле, да и сам Ющенко, кажется, запамятовал о «деле чести». Лишь Совет Европы не уставал корить Украину за отсутствие результата в расследовании… И вдруг — Пукача взяли!
Во времена загадочно застрелившегося министра внутренних дел Юрия Кравченко генерал-лейтенант Пукач руководил департаментом внешнего наблюдения уголовного розыска

МВД — наружки. Имя этого самого секретного украинского милиционера не упоминалось нигде вплоть до его ареста в октябре 2003 года. Исключением стала единственная заметка, опубликованная в январе 2001 года в оппозиционных «Гранях». Она называлась «Кто следил за Гонгадзе», и ее автором был я.
В статье я назвал имена членов одного из экипажей внешнего наблюдения, которые следили за Гонгадзе. Там же я привел адрес, по которому расположено здание наружки, и назвал фамилию руководителя службы — Алексея Пукача. И еще сообщил: вскоре после убийства этих молодых офицеров уволили из милиции, лишь одного — сына милицейского генерала — перевели в другое подразделение. Фамилии убийц — членов экипажа, заступивших на службу 16 сентября, мне не были известны. После этой заметки Пукач продолжал служить, хотя и ходил на допросы в прокуратуру. Правда, сама служба съехала с адреса, засвеченного прессой…

О том, что Пукач лично сажал Гонгадзе в машину перед похищением, мне стало известно позже. Впервые в своей журналистской деятельности я не опубликовал этих сведений и не делился ими ни с кем. Понимал: после этого либо я, либо Пукач бесследно исчезнем, а дело Гонгадзе навсегда окажется в категории «висяков». Следственно-оперативной группе не было веры: кто-то невидимый уверенно держал руку на пульсе следствия.

Летом 2002 года, сразу после того как на смену генпрокурору Михаилу Потебенько, которому Георгий безрезультатно сообщал о слежке, пришел Святослав Пискун, сменился состав следственно-оперативной группы по делу Гонгадзе. В ней оказался Юрий Столярчук — «важняк» генпрокуратуры, с которым мы были знакомы. Вскоре он вызвал меня на допрос, кажется, в связи с заявлением в милицию двухлетней давности о странных угрозах, прозвучавших по моему домашнему телефону 15 сентября 2000 года — то есть за день до похищения Гонгадзе.

А утром в субботу 16-го — в день похищения Гонгадзе — я обнаружил у дома подозрительную машину, записал ее номер (позже следствие установило, что это были филеры СБУ) и попросил коллегу — редактора информагентства — опубликовать информацию об угрозах и слежке за мной в понедельник: в тот же день, субботу, 16-го я уезжал с дочкой в Россию и не хотел, чтобы поездка сорвалась. Мы сели в поезд в шесть вечера, а около десяти на станции Шевченково меня и мои вещи усердно обыскали сотрудники линейного отдела милиции. В это время Гонгадзе уже был в лапах Пукача. Следующим утром на приграничной станции Иловайское меня обыскивали офицеры СБУ и таможенники. Даже поезд задержали…

Не верю в совпадения и убежден, что эти странные события и убийство Гонгадзе — звенья одной цепи. Уже при Ющенко глава парламентской комиссии по делу Гонгадзе Григорий Омельченко заявил, что тогда должны были убить Ельцова. То есть — меня. Но даже мне он не сказал, на основании чего сделал это заявление.

Похоже, «важняк» прокуратуры Столярчук тоже считал, что моя история связана с делом Гонгадзе. Не знаю, был ли он искренен, утверждая, что на него никто не давит и он намерен идти в расследовании до конца, но я поверил Столярчуку и как-то пригласил его прогуляться. Он — единственный, кому я сообщил все, что известно о роли генерала Пукача в смерти Гонгадзе. Столярчук уже знал об этом человеке и попросил меня нигде не вспоминать об этом. Вскоре, в октябре 2003-го, Пукача задержали — якобы за уничтожение документов наружки, но уже в ноябре генерал Пукач по решению суда вышел под подписку и тут же скрылся.

В том же ноябре 2003-го в Украине вновь сменился генпрокурор и — следователи в деле Гонгадзе. Молодой перспективный следак Столярчук очутился на незаметной должности в Верховном суде и в дальнейшем отказывался общаться. Говорят, при уходе он пережил сердечный приступ.

В 2005-м, вскоре после победы команды Ющенко—Тимошенко, проскользнула информация, будто генерала Пукача с любовницей видели в Израиле. Туда ринулись офицеры МВД и СБУ. Никого не нашли, а руководители ведомств взаимно обвинили друг друга в несогласованности действий и утечке информации. После этого  дело Гонгадзе ждало полное забвение. А в отношении Пукача устоялось мнение: он либо мертв, либо охотится где-то на Амазонке.

Пиар-арест

А он тем временем жил на окраине глухого села: косил траву, доил коров, пил водку с селянами. Там он появился год назад — с новой сожительницей и ее сыном. Где был до этого — то ли в Израиле, то ли в Донецкой или Луганской областях, как утверждает СБУ, не ясно.

В прессу попало оперативное видео задержания генерала. Пукач не выглядел взволнованным. В отличие от политиков изо всех лагерей, чьи комментарии полились неудержимым потоком. И это при том, что прокуратура на удивление крепко хранит тайну следствия. Только президент Ющенко заявил, что он ежедневно будет заслушивать генпрокурора о ходе расследования дела Гонгадзе, хотя сам генпрокурор Медведько сообщил, что следователь запретил ему разглашать какую-либо информацию, а президент не имеет полномочий по контролю за следствием.

В обществе начали циркулировать предположения: задержание Пукача приурочено к избирательной кампании, что плененный генерал — секретное оружие Ющенко против одного из кандидатов. Подлила масла в огонь пресс-конференция заместителя главы СБУ Василия Грицака, который сразу после задержания заявил, что Пукач активно «колется» и называет имена известных политиков. При этом адвокат генерала Сергей Осыка утверждает обратное: Пукач молчит как рыба, и после его ареста следует пересмотреть дело осужденных подельников генерала из наружки, которые указали на Пукача как на организатора убийства. Откуда у Осыки такие сведения — не ясно: на тот момент он не был допущен к клиенту, так как не имел допуска к гостайне (дело об убийстве Гонгадзе отнесено именно к этой категории). Также ползут слухи, что задержание генерала было срежиссировано, тем более и адвокат заявляет: Пукач сдался самостоятельно. Но в минувшую пятницу генпрокурор Медведько опроверг это заявление, добавив: арестованный сотрудничает со следствием, как результат — по наводке Пукача ведутся поиски головы Гонгадзе.

Дилетанты в поисках дилетанта

На первый взгляд  невероятно, чтобы генерал-начальника суперсекретной службы просто так взяли и отловили после шести лет нелегальной жизни, когда интерес к его персоне и делу Гонгадзе в целом угас. Якобы Пукач погорел на единственном звонке своей, выражаясь оперативным языком, «связи». Сложно в это поверить: методология контроля телефонного трафика для Пукача — открытая книга. По сведениям моего источника в СБУ, все обстояло много прозаичнее. У одного из оперативников СБУ в селе Молочки живут родственники.

Приехав к ним в гости, молодой опер заметил знакомое по ориентировкам и телесюжетам лицо. Дальше — дело техники. Оперская удача, одним словом.
Впрочем, в последние годы профессионализм украинских рыцарей плаща и кинжала вызывает все больше нареканий, причиной чему — отток профессионалов, игры в политику сменяющих друг друга председателей СБУ — не кадровых офицеров, а бизнесменов и чиновников. Только одна деталь: например, нынешний зампред СБУ Валерий Хорошковский ездит на службу в собственном «Майбахе».

Неудивительно, что задержание чуть не провалилось. Оперативники СБУ неумело разыгрывали перед жителями Молочек роль рыбаков до тех пор, пока те не позвонили в местный околоток милиции: мол, шляются тут подозрительные типы. В милиции уточнили номера машин «рыбаков» и успокоили: все под контролем, просим не беспокоиться. «Конспиратор» Пукач видно тоже решил не беспокоиться, или — просто за 9 лет устал бояться.

Из генералов — в киллеры

По правде говоря, судьба Пукача мало кого волнует. Если не наложит на себя руки — будет сидеть. Однозначно. Знает ли он тех, кто заказал убийство, и назовет ли их имена — вот главный вопрос. Склоняюсь к мысли: скажет все, что знает. Поскольку у 56-летнего генерала одна надежда избежать пожизненного срока — сотрудничество со следствием. Может ли он знать заказчиков? В отличие от многих наблюдателей, считаю, что может.

Судите сами: он участник весьма не ординарной операции — похищение в центре столицы журналиста и его показательное, зверское убийство. А генерал-лейтенант (повышен в звании и наделен квартирой в центре Киева после убийства) — это не наркоман, которому дали 100 долларов и ствол для убийства рыночного торговца, его вполне могли ввести в курс дела, которое поручали.

Тут логично встает вопрос мотива в действиях Пукача. Генералы крышующие, генералы, крадущие бюджетные миллионы, — это мы знаем, к этому привыкли. Но генерал-киллер  — диковинка. Разгадка кроется в биографии Пукача. Это — уникальный генерал.Его назначение в 1998 году начальником столичной наружки вызвало восторг в рядах «пехоты» милицейского главка Киева: где это видано — наш, не блатной, из «солдат» заслуженно стал начальником. Это позже он сошелся с влиятельным генералом Эдуардом Ферэ. Говорят, когда тот в 2000-м представлял Пукача на должность начальника департамента криминального поиска МВД, министр Кравченко удивленно спросил: «А кто это?»

Дослужился! Простой сельский хлопец с Хмельнитчины в разгар кучмовского застоя возглавил самый секретный департамент МВД. У Пукача началась новая жизнь: коллегии, доклады министру, попойки с равными по масти. За одним столом с ним сидели милицейские генералы эпохи Кравченко: сплошь миллионеры, заплывшие жирком, холеные, пропитые, обласканные властью и министром. Чтобы окончательно с ними сравняться, следовало нагулять капиталец. Но наружка в то время была не самой доходной милицейской «отраслью». Это сегодня каждый украинец при деньгах может заказать и прослушку, и наружку, и проникновение в жилище — были бы деньги. В конце прошлого века коррупция еще не достигла такой степени бесстыдства: все злоупотребления сурово контролировались руководством — Кучма умел править страной только в ручном режиме.

Оказавшись в генеральской обойме, Пукач стремился «соответствовать». Единственный путь — услужить начальству. Кого он считал боссом — Ферэ или Кравченко, — выяснять следствию. Но только генерал Пукач стал исполнителем самых щекотливых и грязных поручений министра. Убийство Гонгадзе — пик его неофициальной карьеры.
Наверняка это не единственное «спецзадание» генерала. Журналиста Алексея Подольского, как и Гонгадзе, похитили поздним вечером 9 сентября 2000 года в центре Киева, вывезли в поле, избили, требуя «завязывать с писаниной», и бросили. Живого… До убийства Гонгадзе оставалось три с половиной месяца. В мае 2007-го двух подчиненных Пукача в звании полковника и майора осудили за это преступление к трем годам лишения свободы. Пукач заочно признан руководителем той карательной акции. Сегодня эпизод с Подольским также вменен в вину Пукачу.Генерал — как шанс для президента

Логичным завершением следствия по делу Гонгадзе должно стать не простое осуждение генерала за убийство. Все ждут, что, зацепившись за его показания, следствие выйдет на заказчиков. Арест Пукача — не только шанс отыскать голову журналиста, чье тело девять лет томится в морге, это шанс вскрыть систему политического преследования времен Кучмы, шанс доказать, что бандиты и впрямь сядут в тюрьмы.

Арест Пукача — шанс для Ющенко, преисполненного решимости с рекордно низким рейтингом вновь баллотироваться в президенты и доказать, что все его обещания — не пустая болтовня. Что спустя пять лет хотя бы один его избирательный лозунг «Бандитам — тюрьмы» хотя бы частично будет исполнен.

У него уже не осталось времени для проведения реформ, он уже не успеет навести порядок в стране. Ющенко в состоянии сделать одно: дать возможность следствию до конца расследовать дело Гонгадзе, смерть которого и коллеги которого, так уж сложилось, помогли ему стать украинцем № 1. Через полгода после избрания президентом Ющенко обозвал журналистов «мордами» — поводом послужила публикация в «Украинской правде» Георгия Гонгадзе, в которой описали похождения гламурного отпрыска президента. Генерал Пукач дает Ющенко шанс доказать, что тот погорячился, что в Украине есть хоть какие-то ростки демократии и свободы прессы, что власть защищает журналистов не только на трибунах и митингах.

В противном случае получается, что все 19 лет независимой Украиной правят болтуны и мошенники, а журналистов в этой стране убивают дилетанты в генеральском звании, которых задерживают дилетанты из спецслужб, а их преступления расследуют трусы и бездельники из прокуратуры.

Олег Ельцов,

специально для

«Новой газеты»

Киев

    powered by CACKLE