Шокирующая одесская история: вместо загса — кладбище (ФОТО)

 Накануне свадьбы жительница Одесской области была обнаружена мертвой. Родственники и друзья семнадцатилетней невесты убеждены, что ее убили, милиция настаивает на суициде.

МЕЧТЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

 Анжела была добрым, веселым, отзывчивым, ответственным за свои поступки человеком, всегда готовым прийти на помощь. Так характеризуют девушку друзья, соученики, близкие. Вспоминая ее приветливую улыбку, рассказывают, как ей нравилось учиться, планировать будущее и мечтать. Мечтала же она о вещах вполне реальных — стать хорошим кондитером, выйти замуж за любимого мужчину и рожать от него детей. Все казалось осуществимым.

 По названной специальности Анжела заканчивала последний курс профессионально-технического училища, а замужество — и того ближе! Юная красавица давно отдала свое сердце Ивану, с которым уже жила под одной крышей. Молодые люди обосновались в частном доме матери жениха в Балте, где оба выросли. С квадратными метрами, что называется, повезло. Ванины родители в разводе: отец живет с другой женщиной, мама работает в Одессе в психоневрологическом диспансере и в Балту приезжает нечасто. То есть молодым никто не мешал. Официальное бракосочетание было назначено на 28 апреля нынешнего года, многочисленным гостям принялись рассылать пригласительные открытки…

 — Дочь мне позвонила за три недели до свадьбы, 3 апреля, в половине пятого вечера, — рассказывает мать Анжелы Виктория Папура. — Говорила, что приготовила борщ, но Иван не пришел на обед. Ее это беспокоило, так как она опасалась… измены. Моей девочке казалось, что жених встречается с другой женщиной. Мол, та постарше, поопытнее, у нее есть ребенок... В тот момент я находилась в Одессе. Поэтому пообещала — приеду в Балту буквально на следующий день, чтобы спокойно обо всем поговорить. Если подозрения обоснованны, торжество не поздно отменить. Ведь главное — ее счастье, благополучие.

 Виктория говорит, что в тот момент девичьи терзания сочла обычными предсвадебными сомнениями, которым подвержены многие невесты. Если бы можно было вернуться в прошлое, в тот роковой вечер, то стрелой бы метнулась к дочери. Но тогда, казалось, ничто не предвещало беды.

 Согласившись с матерью и успокоившись, Анжела попросила, чтобы та докупила недостающие пригласительные открытки, заговорила о свадебном торте, который хотела испечь сама, и о других приятных мелочах, о самоубийстве даже не заикалась.
 Виктории Николаевне позвонили утром, на следующий день. Сказали, что ее дочери больше нет. Мол, суицид через повешение. Все произошло в доме, где жили молодые. Мол, из петли мертвую девушку вынул единственный свидетель — пришедший под утро жених. Дескать, все указывает на самоубийство, в том числе шарф, который Анжелика затянула на своей шее…

 — Когда дочь привезли из морга, глянула на нее и обомлела: все тело и лицо в синяках, на виске — гематома, пальчики на руке сломаны, ноги поджаты к животу, как от боли… Сразу заметила: на ее шее странгуляционной борозды нет! (Эта отметина обязательно присутствует на шее повешенных или удавленных петлей. — Авт.). Выходит, ее кто-то убил! Понятно, что я была просто раздавлена несчастьем, и все эти мысли, догадки пришли в голову позже. Организацией похорон занимался, в основном, отец Ивана Сергей Иванович. Он же одежду в морг отвез, обо всем там договаривался... — плачет Виктория.

 Семнадцатилетнюю невесту хоронили в открытом гробу, от которого, как утверждают многочисленные очевидцы, Иван буквально не отходил. Рядом — его родители, убитая горем родня погибшей, море цветов… Хоронили девушку в свадебном наряде, и белая одежда еще больше подчеркнула страшные следы на лице и руках. Все сразу заговорили об убийстве, а через девять дней к несчастной матери обратились соседи: «Не молчи, борись, добейся правды!». Когда прошли сороковины, Виктория не выдержала и спросила несостоявшихся сватов, мол, как считают, почему их будущая невестка погибла? Те в ответ: повесилась. На этом стоят и милиционеры, согласно рапорту которых на шее трупа имелась странгуляционная борозда, рядом — разрезанный шарф с узлом на трубе отопления...

РЕВНОСТЬ

 — Иван и Анжела познакомились, когда ему было восемнадцать лет, а ей пятнадцать, — вспоминает Виктория Папура. — Иван хотел с ней встречаться, но она отказалась — в то время дружила с другим парнем. Ваня отправился на армейскую службу, а вернувшись весной прошлого года, ухаживания возобновил. Спустя несколько месяцев молодые решили пожениться…

 Со своим предыдущим кавалером девушка отношений не поддерживала, но, по словам ее матери, жених всячески проявлял ревность. Стоило ей куда-то отлучиться — «доставал» звонками по мобильному телефону, требовал отчета — где и с кем находится. Без «трубки» Анжела не могла отлучиться ни к близкой подружке, ни к родителям. Если учесть, что училась девушка в Николаевской области, а в Балту приезжала только на выходные, поводов для выяснения отношений хватало.

 — Она постоянно ходила с телефоном, боялась его где-то оставить, — рассказывает Виктория Николаевна. — Своей недоверчивостью, скандалами Иван доводил ее до слез. Дескать, если в отъезде — значит, нашла другого. Как-то раздался звонок, когда мы шли вдвоем по улице. Дочь не на шутку перепугалась и сразу прикрыла «трубку» рукой, чтобы Иван, не дай Бог, не услышал голос даже случайно проходящего мужчины!

 При всем этом Анжелика очень его любила — об этом мы говорили с ней незадолго до трагедии. Любила, несмотря на то, что вел он себя безобразно, придирался по мелочам, особенно когда выпьет. Уже после похорон от знакомых узнала, дочь делилась со мной не всеми своими переживаниями, люди, например, рассказывали, как возле дома жених за волосы тащил ее в свою машину. Аналогичную «картину» наблюдали в другом месте. А кое-кто стал свидетелем «семейной сцены» — избиения прямо возле дома наших родственников, куда молодые пришли на крестины. Приняв на грудь, Ваня, как я поняла, во время очередного приступа ревности пустил в ход кулаки…

 Сложно сказать, какая именно трагедия разыгралась в тот злополучный апрельский день. По словам матери девушки, изначально жених утверждал, что с Анжелой они поссорились. После чего, дескать, отправился ремонтировать машину. Мол, всю ночь чинил тормоза, и никаких звонков и SMS-сообщений от потерпевшей то ли не получал, то ли просто не слышал сигнал. Однако позже признал: SMS-сообщение было, но к посланиям «давно привык» и поэтому попросту
 его проигнорировал. Установлено: скончалась девушка между 22.00 и 24.00. Иван же стоит на том, что из дома уехал в 21.30.

 — Но у меня подозрение, что именно в это время он был в доме, — говорит В. Папура. — Более того, есть свидетели, видевшие его вечером не за ремонтом авто, а в баре выпивающим с друзьями. Там он и получил SMS-сообщение: дочь спрашивала, где он, и просила вернуться домой. Жених разозлился и, вспылив, сказал: «Сейчас туда поеду, и это будет последняя ее эсэмэска!». Мне рассказывали, что он приехал к дому только к десяти вечера. Иван вначале домой идти не хотел, но потом все же зашел и вновь куда-то уехал уже около полуночи.

 На следующее утро, обнаружив Анжелу мертвой, он сразу позвонил своей матери, которая тут же помчалась в Балту и подключилась к делу: в поликлинике интересовалась медицинской карточкой погибшей, побывала в милиции…

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЛЕД?

 — С просьбой разобраться в случившемся я обратилась в Балтский райотдел милиции, но в возбуждении уголовного дела мне отказали, — рассказывает Виктория Николаевна. — Множество синяков на теле дочери милиционеры объясняли… трупными пятнами, а гематомы на голове тем, что она получила их, когда билась в агонии. Надо полагать, так билась, что оказался разбитым горшок с цветком, и упала висящая на стене картина (плачет). Когда попросила показать фото, сделанное на месте трагедии, его почему-то не нашли. Правда, поспешили успокоить: дескать, найдется.

 Отправилась в Балтскую районную прокуратуру, там на все мои доводы об убийстве парировали: «Этим некому заниматься». И добавили в ответ на просьбу об эксгумации тела: «Мы не позволим». Когда заявила, что обращусь в областную прокуратуру, мне ответили: бесполезно, все равно на рассмотрение нам вернут. И результат будет тот же…

 Представили снимок с черной (явно дорисованной) бороздой на шее. Когда я возмутилась, мне принесли другой — без этой отметины... Мои попытки во всем разобраться упираются в сплошные препятствия, чинимые милиционерами, которые явно что-то скрывают.

 Сотрудников правоохранительных органов доводы матери о том, что Анжела была жизнерадостным человеком и сама бы в петлю не полезла, не интересуют. Как и отзывы друзей погибшей, а также свидетельства сотрудников училища, где девушка была на хорошем счету, числилась в активистах. Такого же мнения об Анжелике Папуре ее первая учительница — Тамара Григорьевна была в числе тех, кто пришел на похороны девушки.

 — Исходя из телесных повреждений, можно сделать вывод: несовершеннолетняя сначала повесилась, а потом сломала себе пальцы, побила голову и тело?! — комментирует произошедшее президент Центра международной правовой защиты, юрист отделения Международного комитета защиты прав человека в Одесской области Эфтехар Хатак. — Интересный вопрос, не правда ли? Но сотрудников правоохранительных органов он почему-то не интересует. Их ответ: признаков насильственной смерти на теле не обнаружено...

 Мать погибшей обратилась в Генеральную прокуратуру, которая поручила своему региональному ведомству проверить обоснованность выводов по поводу обстоятельств смерти. Делом Папуры занялся заместитель прокурора Одесской области Дмитрий Ефименко. Мы ему передали все материалы, включая фото и видеозапись, на которых запечатлены кровоподтеки на теле девушки. Выяснить причину смерти можно посредством эксгумации, она назначается только в рамках расследования уголовного дела. Сразу отмечу: Виктория настаивает на проведении этой процедуры не в Одессе, а в столице. Дело в том, что здесь находятся заинтересованные лица, которые, не исключено, будут оказывать давление на экспертов.

 По словам В. Папуры, она побывала на приеме у одного из руководителей Одесского областного совета, пообещавшего ей адвоката. Но потом выяснилось, что «свободных юристов нет». Причина же такого отношения к женщине (и чиновников, и правоохранителей), как считает сама заявительница, состоит в том, что Иван… сын депутата областного совета от Партии регионов, человека в Балт-ском районе влиятельного.

 — Именно от него в милицию поступил сигнал о «суициде» моей дочери, — утверждает Виктория. — Сейчас Иван работает в педучилище, где директорствует его отец, преподает физкультуру. Понимаю, что любой родитель желает своему ребенку только добра, мечтает видеть его здоровым, счастливым (плачет). И я была не исключением! Поэтому добиваюсь справедливого расследования. Хочу знать, как погибла моя дочь. Еще нюанс. Некоторое время назад в этой семье произо-шла другая трагедия — убили старшего брата Ивана. В городе говорили, что с головой у покойного были нелады, а отомстили ему якобы за изнасилование...

 Нельзя не упомянуть, что слова В. Папуры в той или иной степени подтвердили жители Балты, с которыми мы общались. На условиях анонимности они рассказывали о сыновьях депутата облсовета истории отнюдь не лестные. Стоит отметить, что некоторые горожане, наоборот, обвиняют Викторию в том, что на добропорядочных граждан напраслину возводит.

 Своего несостоявшегося зятя Виктория Николаевна видела нынешним летом — плачущим возле могилы дочери. Иван пришел на кладбище, когда вернулся с курорта. Туда, на крымское побережье, молодожены планировали отправиться после бракосочетания.

 В путешествие Иван поехал со своим двоюродным братом…

Лариса КОЗОВАЯ // yug.odessa.ua

P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно: прокуратура Одесской области возбудила уголовное дело по ст. 120 УК Украины — доведение до самоубийства.

На фото внизу: Виктория Папура, Эфтехар Хатак

    powered by CACKLE