Авторская программа «Отражения» о Костусеве: «Ни стыда у него нет, ни совести…»

 С чего начать? Быть может, с трассы «Север-Юг», которую недавно удостоил высочайшим инспекторским визитом врио городского головы. Этот сюжет выглядел в новостях просто роскошно. И в нем, отразился, как в капле воды --
дождливая улица, психологический портрет гражданина Костусева. Он перемещался по стройплощадке решительными шагами военачальника; сиял, будто новая копейка; рапортовал о том, что все, кто еще должен быть при строительстве дороги сегодня отселен, готовно дали на это согласие и даже проявляют некоторое нетерпение; обещал этим летом перерезать красную ленточку на новом участке дороги, необходимой одесситам не меньше хлеба и воздуха. Все это, наверняка, вызвало у еще не потерявших память одесситов бурный восторг. Не хочется копаться, извините, в дерьме, а то стоило бы вытащить на белый свет странички некоторых интернет-сайтов, да архивное видео телеканалов, подконтрольных тому же Костусеву, где в пору начала строительства трассы сама затея именовалась авантюрой, с помощью которой городские власти намерены украсть, вытащить из карманов налогоплательщиков и государства миллионы долларов.

Сколько тогда было воплей по поводу того, что «Север-Юг» строится без надлежащего объема проектной документации; что при этом по сторонам дороги сносятся какие-то строения, деревья и, особенно, -- детские площадки. Особенно нелепым был, помню, последний аргумент, который вообще пускался в предвыборные времена в ход по любому поводу, будто несколько метров крашеных водопроводных труб и машина песка символизировали счастливое детство, выпавшее на долю малышей независимой Украины. Незадачливым наемным репортерам и дурам-мамочкам, которых политиканы бросали на баррикады, и в голову не приходило, что детская площадка на обочине узкой, неблагоустроенной трассы, в двух шагах от вонючей автомобильной тянучки, заражающей округу СО-2, для их детей смертельно опасна. Ну, ладно. Это я так, к слову.

Жаль, что нет уже с нами одного из руководителей сложнейшего проекта, действительно носившего в определенной степени импровизационный характер, отличного инженера Николая Боровского. Он бы многое мог сегодня порассказать о придуманных оппонентами команды Гурвица препятствиях, которые вырастали перед строителями, как грибы после дождя. Он бы поведал вам подробно, что они услышали, взявшись за улицу Щорса, узкую, извилистую, с прогнившими коммуникациями, никогда не знавшую нормальных тротуаров, спланированную некогда наугад. Как тогда надрывали глотки мнимые защитники природы из-за отживших свое, выкорчеванных деревьев; как захлебывались желчью, понося в хвост и гриву городскую администрацию многочисленные, никому не известные эксперты, утверждавшие, что строители преступно оставляют нетронутой старую инфраструктуру, чего, конечно же, не было; что качество работ здесь ниже всякой критики! С какой издевкой они тыкали пальцем в дорожное покрытие на Щорса и Балковской, не везде ровное, не везде идеально гладкое, не желая слышать о том, что это -- черновой слой асфальта, который должен быть хорошенько утрамбованным автомобильными скатами, должен пережить скверные погоды, перепады температур, дабы чистовая поверхность, которая появится чуть позже, выдержала без серьезного ремонта десятки лет! А сколько напраслины было выплеснуто на головы ненавистного наемным критикам Эдуарда Гурвица и его окружения в связи с тем, что расчетная трасса задевала в одном из районов города частную застройку! И хотя очень скоро спровоцированные пикеты прекратились, а вчерашние собственники, вполне удовлетворенные условиями отселения, получившие взамен своих, с позволения сказать, «дворцов» современные, просторные, благоустроенные квартиры и хорошие деньги, пытались публично, с телеэкранов, опровергнуть мерзкую ложь о своей войне с мэрией, их никто не желал слушать и слышать – новые и новые провокации следовали одна за другой. Как же понимать то, что происходит сейчас? А так и понимать. Костусев, как это у него принято, не моргнув глазом, присваивает чужие заслуги.

Теперь и он, выясняется, видит что «Север-Юг» -- трасса, крайне необходимая городу. Теперь и он готов костьми лечь, чтобы строительство продолжилось. Ему страсть как не терпится в очередной раз, на торжественном митинге по случаю ввода в эксплуатацию нового участка дороги, раскланиваться в качестве наследника великого Маразли и принимать поздравления ликующего народа. Пересмотрите сюжет, о котором идет речь. Это нетрудно. Его без конца повторяют. Смотрите -- в упоении собою, зорко постреливая глазами и горделиво поводя головой по сторонам, он, как на Привозе, где тоже вел себя, что твой Наполеон при Ватерлоо, демонстрирует волшебную способность постижения всех тайных тайн строительной ситуации играючись, на лету и лихо, самодовольно сыплет миллионными цифрами. Оказывается, он добыл для нас эксклюзивных 50 миллионов субвенции на социально-экономическое развитие города и 20 из них намерен вложить в тот отрезок дорожного полотна, на котором сию минуту стоит. В связи с этим нам надлежит, забыв о шабаше вокруг старой темы, который был устроен с его легкой руки еще недавно, снять перед ним шапки… Надлежит, да вот память не дает.

Никак не выбросить из головы тот факт, что вышеупомянутыми 50-ю миллионами Костусев уже не раз, но поступления реальных средств можно дожидаться и до конца года. Кроме того, субвенция – вещь адресная. Потратить какую-то ее часть на дорожное строительство можно лишь в том случае, если таково целевое ее назначение. Если же там ничего о дорогах не сказано, а врио мэра попытается, все-таки, выполнить свое обещание, ему придется снова, как было в случае с выплатой первого транша городского долга в швейцарских франках, грубо нарушить финансовую дисциплину. Не лишне задуматься и о том, что километр современной дороги сегодня стоит где-то два, два с половиной миллиона долларов. На что же может хватить этих самых двадцати миллионов, заметьте, гривен? На километр, не больше. Значит, либо вся эта болтовня вообще не имеет смысла, либо, если деньги растянут на больший километраж, дорога будет строиться как попало и протянет до следующих выборов, не дольше. Быть может, эти двадцать миллионов Костусев намерен направить на проектирование разрекламированного участка? Но об этом и речи не идет. Уже очевидно, что никакого проекта не предвидится. Не будет даже того, чем располагала команда Боровского. А вся трасса, если верить специалистам, тянет, между прочим, на добрый миллиард. В общем, как ни раскидывай карты, наш Маразли – еще тот Маразли!

В контексте сказанного приобретает первостепенное значение то, какие отношения складываются у Костусева, взявшего нас фактически в заложники, с большинством в городском совете и губернской властью. А вот тут налицо конфликт, еще не выплеснувшийся наружу, еще не выставленный на всеобщее обозрение, но, наверняка, уже существующий. Дотошные репортеры недавно рассказали нам о перепалке между и.о. городского головы и руководителем фракции регионалов в совете Геннадием Трухановым. Поскольку последнего можно обвинять в чем угодно, только не в мягкотелости или непоследовательности, обмен репликами между Костусевым, желающим без согласования со своей бывшей фракцией рассаживать на ключевые посты в мэрии нужных ему людей, и Трухановым, настаивающем на неукоснительном соблюдении правил политической игры, имеет решающее значение. Труханов, конечно, надолго запомнит сделанное ему Костусевым предложение оставить совет и перейти к нему в подчинение, как и утверждение последнего, что он в городской власти – единственный лидер, вокруг которого все обязаны консолидироваться. Тут Костусев перестарался, снова неадекватно оценив свою действительную роль в городской жизни. Косвенно дал ему это понять и Матвейчук, который не стал в ответ на просьбу журналиста рассказать о своих претензиях к Костусеву или Маркову, просто объяснил, что некоторые действия и.о. мэра, вроде его наезда на благотворительный фонд «Ветеран», противоречат политике президента. Тут бы Костусеву задуматься о печальной судьбе мэра Черновцов, которого городские депутаты двумя третями голосов отстранили от занимаемой должности. Свое решение они мотивировали, «бездеятельностью мэра, систематическими нарушениями Конституции и законов Украины, злоупотреблениями со стороны городского головы, стимулированием городским головой коррупционных схем на базе коммунальных предприятий города»… «Мэр, -- было сказано в решении горсовета, -- не выполняет своих прямых обязанностей, не выполняет решений рады, которые напрямую касаются интересов черновицкой общины». Очень похоже на нас, не права ли? Чем, например, как не скрытой коррупцией можно назвать попытку фактической монополизации рынка вывоза мусора в угоду своему человечку? Если бы не президент, раздосадованный претензией немцев, эта схема была бы, вероятно, окончательно реализована. Но последовал окрик из Киева, и мы с изумлением узнаем, что компания «Ремондис» возвратилась на одесскую землю благодаря, держитесь за стул, Костусеву. Ну что тут скажешь! Ни стыда у него нет, ни совести.

Уже в зубах навязло повторять, что Костусев ни одного из своих предвыборных обещаний не выполнил. Касается это и жилищно-коммунальных тарифов, и бюджета города, и социальных программ, которые постепенно сворачиваются. Да что там, горожанам, понимаете ли, мало сюрпризов, которые преподносит им центральная власть. Здесь ее балуют собственными заготовками. То анархист Черный по десять раз на дню меняет дорожные знаки и разметку, будто состоит в сговоре с гаишниками, которые тут же окапываются в самых проблемных местах, поджидая с протоколами наперевес огорошенных нововведениями автомобилистов. То сразу, в один день, не учитывая протяженности маршрутов; зонирования, всегда влиявшего на уровень оплаты проезда, поднимают стоимость пользования маршрутками. При этом нам объясняют, что 2.50 – не предел и серьезно улучшить качество обслуживания пассажиров на этом виде транспорта может только введение цены в 4 гривны с человека. Может быть, так, а, может статься, и нет. Но, как справедливо укоряет своего отца Алексей Гончаренко, следовало до введения этих самых двух пятидесяти потолковать с горожанами; объяснить им, почему такая непопулярная мера оказалась неизбежной. Но как действия городских властей убедительно мотивировать, если на самом деле никто ничего не рассчитывал, никто не мониторил пассажиропотоков; если цифра была взята с потолка?

Подводя итоги сказанному, приходится снова и снова повторять: пошел пятый месяц каденции Костусева, а у него до сих пор нет ни крепкой команды, ни крепких профессионалов в подразделениях мэрии, ни единодушной поддержки в совете. А есть бесконечная похвальба, мелкие склоки, маниловские прожекты, повсеместное нарушение законов, полное отсутствие ясной перспективы, управленческая беспомощность. За что нам такое несчастье? Кого винить? Только себя, дорогие земляки.
Хочу процитировать одно место из интервью и.о. зама городского головы Фабрикант, проливающее свет на причины сложившейся в городе коллизии. Только наберитесь терпения. Это – по-необходимости -- длинная цитата. В ответ на вопрос, отчего ей не удалось победить на мажоритарных выборах, и сталкивалась ли она с грубыми нарушениями выборного законодательства, Фабрикант ответила (сохраняю лексику оригинала):

«Безусловно. Подавали в суд. Вы понимаете прекрасно, что это было очень сложно сделать при той машине, которая работала. И протоколы со всех участков моего округа №30 показывали моё преимущество в несколько раз по сравнению с тем, кто стал депутатом. Но, опять таки, нужно иметь админресурс, нужно иметь политическую силу. Было 4 участка. На трёх участках с разницей в 250-300 голосов была моя победа. Это уже в окончательных протоколах. И только на последнем участке двое суток считали голоса, выгнав всех наблюдателей и избив наших двух ребят. У нас же не было своих членов комиссий. Это, кстати, тоже одна из причин низкого результата. А наблюдатели не пользуются теми правами, которые есть у членов комиссий. Члены комиссий имеют право проголосовать за удаление с участка любого наблюдателя. И именно такая картина наблюдалась на участке, который был в санатории «Молдова». Меня, как кандидата, туда не пустили. Я почти сутки простояла там, потому что там находились наши ребята, которых избивали. В полном смысле слова избивали, чтобы вынудить их на какие-то действия, чтобы был повод их оттуда удалить. Но результат на этом участке оказался таким, что на округе победил этот кандидат с небольшим перевесом. По первым трём участкам у меня был перевес 600 или 700 голосов».

Картина весьма живописная. Сделайте у себя в сознании зарубку на словах о выборной машине, которая работала против Фабрикант, точно так же, несмотря на разницу в масштабах, как против Гурвица; на словах о необходимости владения для победы админресурсом. Фабрикант пробилась в депутатский корпус благодаря тому, что попала в список Тигипко, с которым ее свел, смею предположить, давний знакомец последнего -- Марков, с чьей партией и, соответственно, телеканалом у Светланы Самуиловны (именно в силу обретения должности в «Сильной Украине») впоследствии начались идеологически разногласия. Ежели б не списки, ей не видать бы горсовета, как своих ушей. И если на парламентских выборах 2012 года будет принята целиком мажоритарная система, ей против Кивалова снова не выстоять. Но бог с ней, с Фабрикант. Ей можно только посочувствовать. Мало того, что надул Костусев, так еще и сидеть приходится в бывшем кабинете Убирии, где налицо все признаки полтергейста – люстра сама по себе скрипит и качается, вот-вот на голову упадет.
Нам бы о себе подумать. О том, что если бы мы, сторонники Эдуарда Гурвица, все вместе, дружно пошли на выборы; если бы дали 90 процентов явки, административный ресурс ни за что бы не сработал. На Думской остался бы законный городской голова. Время бежит быстро. И о том, что я сказал, нам следует хорошенько помнить.

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE