Будет ли дефолт?

 Издание BusinessInsider поместило Украину в своем рейтинге на шестую позицию в мире по риску дефолта. Причины - высокий размер внешнего долга и замедления роста экономики.
В ответ Николай Азаров и Сергей Тигипко взялись дружно отрицать саму возможность дефолта - мол, «не дождетесь».

Между тем, в 2010 г. власти неоднократно заявляли, что дефолт не только возможен, но и вероятен. Так, год назад заместитель главы Администрации президента, Ирина Акимова, заявляла, что ситуация в Украине «близка к техническому дефолту».

Еще летом 2010 г., когда государственный и гарантированный государством долг составлял 36% от ВВП, Сергей Тигипко произнес следующее: «Я могу сказать, что уже эта цифра для нас является критической. Нам будет очень сложно обслуживать такой уровень задолженности. Чем это все закончится? Если мы с вами ничего не будем менять, то мы не сможем обслуживать эти долги».

В декабре президент потребовал от премьер-министра «не врать» в своих сообщениях и правительственной статистике, и, очевидно, этот призыв прошел напрасно.

С лета прошлого года изменилось немногое, если не считать увеличение государственного и гарантированного государством долга на 114 млрд. гривен, с 35,3% ВВП до 41,7% ВВП за 2010 г.

Но теперь Правительство почему-то «попустило». Дефолт, оказывается, «не возможен», а Сергей Тигипко, наверное, считает, что долг в 36% - это критично, а вот в 42% - это именно то, что «доктор прописал».

Между тем, «суверенный дефолт», то есть невыполнение государством-заемщиком долговых обязательств, неспособность производить своевременные выплаты по долговым обязательствам или выполнять иные условия договора займа, может быть весьма болезненной темой для страны.

В результате дефолта стране могут отказать в дальнейших займах на любых условиях, или даже заморозить или конфисковать зарубежную собственность и счета. Поэтому, государства, по возможности, избегают дефолтов, реструктуризуя и выплачивая свои долги. Среди последних примеров частичных дефолтов (когда одни внешние долги выплачивались, а другие - нет) - долговые кризисы в Латинской Америке в 1980-х гг, в Мексике в 1994, в России в 1998 г., в Аргентине 2002 г.

По словам президента Януковича, в 2011 г. ежемесячные платежи по долгам (внутренним и внешним) составят в среднем почти 8 миллиардов гривен. Правительство приводит цифру в 87,5 миллиардов гривен за этот год.

В 2011-2014 годах правительству предстоит направить на выплаты по государственному долгу почти 29,9 млрд. долларов, т.е. около 240 млрд. гривен. Пик выплат по внешним, т.е. наиболее «чувствительным» долгам - 2013 и 2014 г.г.

При этом, Украина заимствует под существенно более высокие проценты, чем в среднем по рынку заимствований. В оценках украинских экономических реалий, иностранные инвесторы значительно менее оптимистичны, чем Правительство Азарова, с высоты которого только и можно разглядеть успехи.

Пока для инвесторов украинские обязательства кажутся существенно более рискованными. Сейчас иностранные инвесторы дают деньги в долг Украине и украинским компаниям потому, что мало кто в мире согласен так дорого за эти деньги платить. Еще и украинская экономика доведена «профессионализмом» до такого состояния, когда без кредитов не удержать ни национальную валюту, ни социальные выплаты.

До сих пор МВФ оценивал уровень критичности украинского госдолга в 40% ВВП. Хотя для некоторых стран, не проблема и 80%. Например, размер долга Греции к концу этого года достигнет 160% ВВП. Но Украина - не Греция.

Греция является членом ЕС, и в обмен на секвестр бюджета и замораживание роста государственных расходов, богатые европейские «родственники» не дают этой стране утонуть.

Зато, в Украине быстрое наращивание долгов можно сравнить только с ростом аппетитов власти на содержание президентской администрации и генпрокуратуры. Скорость роста долговой нагрузки указывает на то, что власть строит долговую пирамиду, а экономика успевает только обслуживать, но не может отрабатывать взятое ранее.

При доходах бюджета 2011 г. на уровне 281,5 млрд. гривен, и при официальном дефиците госбюджета, между доходами и расходами в размере 40 миллиардов, осуществить выплаты в размере 88 миллиардов гривен без внешнего перекредитования невозможно.

До кризиса было модно рассуждать о том, что большие государственные долги - это «нормально». После кризиса эта мода всплыла, как не бывало.

Кредиты действительно иногда могут быть полезными, но если они используются по целевому назначению, то есть вкладываются в развитие экономики, создают рабочие места, наполняют государственный бюджет. Зато, для украинского политикума одалживание стало профессией. О новых ссудах сообщают с таким жаром, словно это запустили новый «Днепрогэс», или же решили демографическую проблему.

Однако в украинских коррупционных джунглях даже, на первый взгляд, целевое использование кредитных средств зачастую превращается для украинцев в бесцельное. Чего не скажешь о тех, кто усваивает эти кредитные средства. Для них наоборот, каждый потраченный через насквозь коррумпированную систему государственных закупок доллар, генерирует менее 30 центов чистой, не облагаемой налогом прибыли.

Так можно проглотить, не заметив, не один 15-ти миллиардный кредит МВФ, переложив государственные обязательства на плечи украинцев.

И ошибаются те, кто считает, что эти 300 дополнительных долларов, которые за этот год Азаров повесил на каждого украинца, от младенцев до седых дедушек, является чем-то абстрактным. Нет, это очень конкретные 300 долларов, которые украинские граждане отрабатывают, недополучая в социальных гарантиях и ежемесячно выплачивая все большие и большие счета за недореформированное ЖКХ и «бесплатную» медицину.

Кроме того, под гарантии государства Правительство предоставляет долговые услуги частному бизнесу. При этом, статистика снова в пользу частного интереса тех, кто договорился с правительством о таких условиях. 80-90% долговых обязательств по государственным гарантиям выполняет государство.

Между тем, вероятность дефолта в Украине зависит от двух ключевых факторов: темпов роста внешнего долга (в этом году планируется позаимствовать за рубежом еще более 107 миллиардов гривен) и темпов восстановления экономики. Восстановление же экономики, кроме того, что зависит, а, точнее, страдает от «профессионализма хороших хозяйственников», еще и находится под влиянием вероятной «второй волны» экономического кризиса. О такой возможности сейчас говорят все чаще.

О темпах наращивания мы поговорили выше, поэтому кратко остановлюсь на росте экономики, поскольку именно низкие темпы ее восстановления издание Business Insider назвало как основную причину высокой вероятности дефолта в Украине.

По данным правительства, в этом году в стране был рост на 4,2%, в следующем году прогнозируется на 4,5%. МВФ менее оптимистичен - для Украины обещает лишь 4%, т.е. меньше, чем прогноз роста всей мировой экономики (4,5%). Для сравнения, развивающиеся страны, а Украина именно такая, были в прошлом году и остаются в этом основными драйверами экономического роста в мире (средний показатель 7%). Итак, задекларированные правительством темпы роста украинской экономики являются скорее темпами отставания.

Об этом свидетельствует также и тот факт, что обслуживать постоянный прирост долгов Украина может исключительно за счет экспорта, который, в свою очередь, очень чувствителен к мировой конъюнктуре.

Например, в общем объеме экспорта товаров в 2010 г. и росте промышленного производства увеличилась доля черных металлов, руд, энергозатратных позиций. Страна по структуре промышленного производства возвращается в конец прошлого века, в то время как по размеру долгов уверенно идет вперед. Сырьевая структура экспорта (более двух третей экспорта - сырье) делает украинскую экономику крайне уязвимой к колебаниям мировой конъюнктуры. И, соответственно, делает правительственные прогнозы менее волотильными, а если говорить обычным украинским, то пустыми.

«Спусковым крючком» для второй волны кризиса может стать как нарастание долговых обязательств стран «еврозоны», так и совсем неожиданные вещи, такие как цунами в Японии - третьей по величине экономике мира. Или рост цен на нефть в результате революций в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Все это означает очень простую вещь - если захотят в МВФ и частных иностранных банках перекредитовать долги и вытащить нашу экономику, то не будет дефолта. Не обнаружат желания реструктуризировать старые обязательства и дать новые долговые транши - дефолт будет.

Вывод из этого можно сделать такой - долги не только нужно возвращать, на них необходимо учиться. А вот с учебой у нас все как-то не складывается: «Кредиты Международного валютного фонда используются на текущие потребности правительства, а не для решения фундаментальных проблем и превращаются для украинской экономики в подобие сильнодействующего наркотика».


Андрей Пышный
Координатор направления «Бюджет роста»

httpss://frontzmin.org

    powered by CACKLE