Доступ к публичной информации: одобрительные оценки преувеличены

 Открытость и прозрачность деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, создание действенных механизмов обеспечения права доступа граждан Украины к публичной информации является залогом эффективности этой самой власти.

В этом контексте крайне важным было принятие в Украине нормативного акта, призванного урегулировать вопросы доступа к информации, которая принадлежит субъектам властных полномочий. Соответствующий законопроект находился на рассмотрении комитетов Верховной Рады на протяжении нескольких последних лет. Необходимость его принятия неоднократно отмечали уважаемые международные институции. В частности, Парламентская ассамблея Совета Европы в одной из своих последних резолюций призвала украинских парламентариев урегулировать порядок доступа к публичной информации на пути преодоления коррупции.

Наконец, после длительных политических дебатов и нескольких «промежуточных» редакций в начале января 2011 парламент принял закон Украины «О доступе к публичной информации». Однако заработает он лишь с мая этого года.

Из лагеря провластного большинства сразу раздались одобрительные отзывы в адрес этого документа – мол, он дает возможность каждому украинцу активно участвовать в общественной жизни страны. Вместе с тем анализ закона дает основания усомниться в достоверности подобных заявлений.

Во-первых, необходимо подчеркнуть, что в первоначальном виде законопроект предусматривал механизм парламентского контроля со стороны Уполномоченного по правам человека по прозрачности предоставления публичной информации. Вместе с тем, несмотря на всю важность этих положений для обеспечения защиты прав человека на свободный доступ к информации, они были изъяты и не вошли в окончательную редакцию закона.

Во-вторых, текст закона содержит ряд оценочных понятий. Вот как, например, излагается в нем порядок доступа к информации: «Доступ к информации обеспечивается путем систематического и оперативного обнародования информации». В связи с неопределенностью этих понятий всегда будет существовать возможность манипулирования информацией, которая неизбежно приведет к искажению его объективности.

Но самое главное, пожалуй, даже не это. Если раньше ограниченной в доступе была исключительно конфиденциальная и секретная информация, то теперь в этот перечень также добавилась и служебная информация. При этом, закон не конкретизирует перечень такой информации, а значит фактически любой служебной корреспонденции, докладным запискам, рекомендациям может быть присвоен гриф «для служебного пользования».

Такая ситуация предоставит служащим дополнительные аргументы для непредоставления информации и создаст широкое поле для маневра, служебных злоупотреблений, только больше натолкнет на мысли о коррупции.

Вместев тем, административная ответственность за ненадлежащее предоставление информации остается на прежнем уровне. Но действительно ли максимальный штраф в размере 425 гривен - адекватное реагирование на нарушения прав человека и основных свобод?

Эти положения так долго ожидаемого документа могут свести на нет задекларированный властью принцип прозрачности, эффективности и подконтрольности, ведь закон вряд ли будет реализован в демократическом смысле. Власть будет подконтрольной ... только сама власть  так и останется за «высоким забором» для широкой общественности.

Павел Петренко
httpss://frontzmin.org

    powered by CACKLE