Одесский журналист: хорошо бы и нам снова призвать на службу Эдуарда Гурвица

 Времена нынче такие, что события буквально подгоняют друг друга. С чего сегодня начать? Может быть, с ток-шоу на «1+1», в котором шла речь о «деле Гонгадзе»? 

Помимо Юрия Луценко, лидера блока Порошенко и руководителя одноименной фракции в ВР, и Наливайченко, председателя СБУ, да легендарного прокурора Пискуна в передаче участвовали общественный деятель Алексей Подольский и экс-депутат Александра Ельяшкевич, попавшие в свое время под те же жернова, что и Гонгадзе (история их преследований, издевательств над ними широко известна). Это позволило газете «День» сформулировать чрезвычайно важный для будущего Украины вопрос следующим образом: повлияет ли Евромайдан на  судебное решение по делу то ли убитого, то ли пропавшего без вести журналиста?

Дело в том, что в случае положительного ответа  перед судом должны будут предстать второй президент страны Леонид Кучма, сейчас благопристойно выполняющий в Минске роль переговорщика, и бывший спикер парламента Литвин, который в пору охоты на опального Гонгадзе руководил кучминской администрацией.  Жертвы  милицейского произвола заявляют, что у них на руках имеются все документы, подтверждающие факты преступлений, совершенных вышеназванными лицами, подкрепленные расшифровками так называемых пленок Мельниченко, законным образом легитимизированных в качестве  доказательств для использования в ходе судебного заседания. Полемика между представителями власти и Подольским с Ельяшкевичем, уверенными в том, что режим претерпел лишь косметическую коррекцию, а по сути остался прежним, отчетливо продемонстрировала телезрителям, насколько многосложна терапия  насквозь коррумпированного общества, какое число препятствий возникает на пути реформаторов, которых в этом качестве – в силу запутанности и неоднозначности их собственных биографий – не признают не только противники эволюционных преобразований, но  многие коллеги и, казалось бы, единомышленники, что подтверждает справедливость известного парадокса о бревне в собственном глазу и соринке в глазу другого.

Как в такой обоюдоострой ситуации доказать Ельяшкевичу, что Луценко-министр МВД и Луценко после тюрьмы – совершенно разные люди? Как заставить Подольского понять, что  парламент, работающий всего лишь вторую неделю, не располагающий пока  необходимым правовым инструментарием для решительных действий, не следует с кондачка обвинять в преступном консерватизме? Как внушить Луценко, что бескомпромиссная горячность нынешних диссидентов  оправдывается негативным опытом, нажитым ими в борьбе с государством, построенном на лжи и коррупции? Ведь именно потому они не способны вот так, сразу поверить в то, что миропонимание некоторых из  прежних солдат и слуг зловредной системы действительно могло под влиянием сходных причин необратимо измениться. Как вообще быть с инерцией прошлого, от которого не избавиться по щучьему велению, ибо на всех уровнях общества, в каждой ячейке местного самоуправления прочно закрепились люди, которым какие бы то ни было метаморфозы, и уж тем более евромайдановского толка, что называется, не в коня корм? Эта публика десятилетиями ела и пила в свое удовольствие, эксплуатировала народ, лгала, лицемерила, воровала, предавала и продавалась, губила всякое инакомыслие, и нет ей никакого резона менять комфортный для нее порядок вещей.

Вспомните о другой дискуссии, разгоревшейся в пятницу в программе Шустера, где Егор Соболев с депутатом-правовиком Леонидом Емцем, авторы закона о люстрации,  докладывали после экспертизы последнего в Венецианской комиссии о перспективах грядущего процесса очищения власти, а Марина Ставнийчук с  паном Сергеем Головатым, советник Януковича, бывший руководитель его главного управления по вопросам конституционно-правовой реформы и экс-министр юстиции, неоднократный представитель Украины в европейских правовых кругах, ловко пуская в ход годами выверенную риторику, доказывали, что люстрация как род политической селекции может быть применена лишь после завершения реформ во всех областях жизни – от сферы государственного управления до экономики, -- тем самым хороня саму идею скорейшего оздоровления власти.  Тут от Соболева потребовалась вся его ироническая невозмутимость, чтобы, сдержаться. Но в конце концов он, забыв о деликатности, прямым текстом квалифицировал студии и телезрителям все сомнения крючкотворов, которые – надо отдать им должное – прекрасно знают предмет, всю их блестящую демагогию как защитную реакцию вчерашних функционеров, которые должны быть люстрированы в первую очередь и, конечно же, боятся этого пуще огня.

Однако  в обоих случаях самое важное для нас  то, что,  куда ни кинь, желание действовать согласно европейским  правовым нормам, хотя бы в сущностном смысле, постоянно вступает в противоречие со столь же справедливой на первый взгляд  революционной необходимостью. Новому руководству страны, вщент разграбленной прежним, история отводит чрезвычайно мало времени для проб и ошибок. Достаточно и долгих месяцев, потерянных прежде, чем у нас появились всенародно избранный президент и дееспособный парламент. Теперь счет идет на дни. Нужно спешить. Но действовать в стилистике беглых бандитов, упивавшихся собственной безнаказанностью, никак нельзя. Думаю,  правы те, кто считают, что множество дел, связанных с преступлениями банды Януковича, следует объединить в рамках одного производства.  В ходе этого судебного следствия общество ясно увидит, что в Украине была  организована и функционировала преступная группировка, маскировавшая свои бесчинства  идеологическими уловками регионалов и коммунистов. Это даст суду право запретить коммунистическую идеологию, а вместе с нею и феодальную --  регионалов. Иначе нам не сдвинуться  с мертвой точки, противоречий не разрешить.

Посмотрите, что творится вокруг. Поройтесь в Интернете. Одни верят киевской власти. Другие подозревают ее во всех смертных грехах. Одни приветствуют нынешнюю деятельность того же Юрия Луценко. Другие обвиняют его в том, что он проживает в хоромах и крышует, кого бы вы думали, -- одесского Кауфмана. Одни радуются информации о том, что все лучше снабжается, крепнет армия. Другие с наслаждением повествуют о бедственном положении защитников Отечества, которым, оказывается, не хватает буржуек, карематов, еды, оружия. Одни с мстительным удовольствием описывают беды Дельта-банка и требуют стереть в порошок главу Нацбанка Гонтареву. Другие утверждают, что Дельта-банк не так уж плох и если ему помочь, очень быстро реанимируется. Чего в произвольном порядке ни коснись: проблем с  улем, газом, теплоэнергетикой, промышленностью, Конституцией, медициной, образованием  и так далее – налицо еще и яростная схватка установок  сторонников максимально быстрых реформ и апологетов совка, закамуфлированного под общество стабильности. Поэтому, когда при мне начинают  поносить Порошенко, Яценюка или «кровавого Пастора» (извините за чуждую мне лексику), я могу посоветовать критиканам одно: представьте себе, что именно вы оказались на месте этих людей, примерьте на себя не одни лишь вытекающие отсюда полномочия, но заодно и ответственность,  а уж затем признайтесь, только честно, без дураков, так ли уж хочется вам по-прежнему изображать из себя всезнаек, не боязно ли? Я бы поостерегся. Потому-то и не оставляет меня при виде происходящего все та же назойливая мысль о местных выборах, которые, кровь из носу, нужно провести до того, как  начнется вожделенная  децентрализация.

Наверху – полная неразбериха, во сто крат усиленная фактором ни на какую другую не похожей войны. Внизу – рай земной для пятой колонны,  перекрасившихся птенцов гнезда Януковича -- коммуняк, скупленных по сходной цене вчерашними регионалами, наподобие одесской партии «Доверяй ділам» ( через «и» с точкой -- орфографический ляпсус!), принадлежащей врио городского головы, который утверждает, что языковой винегрет поможет ему наладить взаимопонимание с русскоязычным электоратам, сохраняя известную патриотичность лозунга.  Для шушеры, еще не  знающей, когда все-таки начнется местный избирательный марафон и всеми фибрами своих мелких душонок его опасающейся, сейчас золотое время. Продолжая обзор одесского политландшафта, напомним об операции приручения кадрированной (то есть, с руководством, но без рядового состава) и никому не известной «Блоковой партийки», сопряженной с  присвоением ей вольготного имени «Наш край», которую проделал сын всея Болгарии Антон Кисе. А «Морская партия», чьи ячейки разбросаны по необозримой, от века сухопутной территории, знаменуя собою романтические устремления запорожцев! Впрочем, то ли еще будет, когда станет известной дата выборов! Если к тому часу не произведут санацию ЦИКа и теризбиркомов,  боевых отрядов имени одесского Ахмерова, которым наплевать на предпочтения электората; если это жулье не разгонят, большие деньги и полномочия окажутся в руках провинциальных феодалов, которые, уверяю вас, быстро найдут, как ими распорядиться с наибольшей пользой для членов своих семей, делам которых нас слезно просят безоговорочно доверять.

Но мы ведь не клиенты психушек. Нам интересно, что себе думают  на проспекте Шевченко и Думской площади, если после предъявления «желтой карточки» Труханову, после того, как одесские активисты, общественники, рискуя жизнями (титушки ведь большие специалисты по разбиванию голов), провели на Ланжероне свой очистительный субботник и разобрали покрытие незаконной парковки, СМИ получили возможность злорадно сообщить, что прямо на следующий день хозяева нахалстроя с энтузиазмом взялись за устранение результатов народного противостояния?! Вы можете, так сказать, побузить, но мы вас в гробу видели, в белых тапочках!  Вернем плитку на место, и все будет тип-топ.

 Достаточно определенно высказался на этот счет один из учредителей Дельфинария и фирмы «Нерум», бесчинствющей на Ланжероне, коммунист и депутат горсовета Андрей Кисловский. Это происходило на радио, где Кисловский, как и ведущий передачу журналюга, был иронически пренебрежителен. В его изложении протестующие выглядели обыкновенными хулиганами, невежественными и глупыми маргиналами, не способными охватить всего размаха эстетических воззрений Кисловского; кем-то вроде матросни, которая  гадила  в 1917 году в покоях Зимнего в севрские вазы. Слушать этих наглых пошляков было, честно говоря, противно. С души воротило. Мне, кстати, подумалось, что я, наверное, напрасно еще недавно приветствовал новую набережную на Ланжероне, хвалил Кисловского и Ко за то, что они никаких рогаток перед цивильными гражданами не воздвигают (разве только фаст-фуд здесь жарится на прогорклом масле) и, стало быть, частную инициативу в благоустройстве прибрежной полосы стоило бы приветствовать. Так-то оно так. Но, добавим,  лишь в тех случаях, когда она подкрепляется законными разрешительными документами, нужными согласованиями, не вызывает общественного сопротивления…  А тут… Трудно передать, с каким насмешливым отвращением говорил Кисловский о каких-то там общественных слушаниях, а ему подблеивал угодливый  радийный козлик. Словом, после того, как мы узнали о том, что все следы субботнего трудового подвига евомайдановцев, все сделанное протестующими будет сведено к нулю, стало понятным: уступать  нуворишам нельзя ни пяди земли. Таких пусти за стол переговоров, они водрузят на столешницу ножищи, да еще и будут  требовать горячей благодарности. Хозяев «Нерума», а с ними и врио городского головы вовремя предупредили о том, что с городом и горожанами шутить не нужно.

 Чего стоит в этом контексте только что опубликованный  анонс предстоящей Одессе международной конференции, где центр нашего города будут опять продвигать в число раритетных архитектурных зон, находящихся под защитой Юнеско. Что, кроме гомерического хохота, может вызвать это сообщение у любого одессита, являющегося  свидетелем постоянной драки между жадными, совершенно равнодушными к сентиментальным «бредням» Юнеско инвесторами-застройщиками, вознамерилившимися утыкать весь город высотками, которые погубят его жизнеобеспечивающую инфраструктуру, и честными, болеющими за будущее Одессы людьми. Надо бы участников этой конференции свозить первым делом на Асташкина, чтобы они ознакомились в деталях с одной из жемчужин в строительных четках Кивана Аднана, относительно которого уже вслух, открыто высказываются подозрения в нечестной игре. Два десятка высотных зданий, возведенных в исчезающе малые сроки – это ли не подтверждение того обстоятельства, что означенный святоша не испытывает недостатка в оборотных средствах (откуда дровишки, не от фармбизнеса же, конечно?!) и, стало быть, здесь может иметь место отмывание денег, нажитых невесть каким путем. Мы, увы, только стремимся в Европу. Если бы уже состояли в Евросоюзе, один из первых вопросов человеку, из-за которого мы, скорее всего, никогда не попадем в анналы Юнеско, был бы вопрос о происхождении его капиталов. А затем последовал бы тщательный, судьбоносный аудит промысла с человеческим лицом.  Что рассчитывает извлечь из странной для Одессы конференции Труханов, уже стартовавший, как всегда, задолго до других, на дистанции к заветному креслу мэра, никому не известно. Ясно одно – о неотвратимости люстрации он и не задумывается. А зря.

Не дает себе труда врио городского головы подумать и о  будущем одесских больниц №9 и №4, оказавшихся, невзирая на драматические прогнозы специалистов,  под губительным протекторатом медуниверситета и лично его ректора Запорожана. Я уже рассказывал об этой нелепости. Еще до того, как воцарился в своем кресле новый министр здравоохранения, Запорожан выдавил из ведомства, вступающего в стадию переустройства, приказ о присоединении указанных больниц к его виртуальному медгородку. Выдавил согласие и у меддепартамента Одесского горисполкома. И тоже задним числом.  Все время оставалась надежда, что целостные имущественные комплексы этих больниц,  по крайней мере, сегодня,  Запорожану не достанутся, потому что на них нет землеотводов и вообще они – коммунальные предприятия и, значит, вдобавок нужно соответствующее решение сессии горсовета. Но сегодня выяснилось, что поезд вроде бы давно ушел. Якобы, все эти препятствия были незаметно сняты горсоветом еще в прошлом году, и теперь рвать волосы поздно. Если так, на первый план выходит странная пассивность горожан, которые, понятно, возбудятся, но лишь когда на собственном опыте  узнают о том, что происходит со вполне качественными больницами, если за дело берется медуниверситет.

Как известно, финансированием поглощенных лечебных учреждений ни город, ни государство  заниматься не будут. Запорожан пообещал, что переведет их на коммерческие рельсы (а как быть с конституционно закрепленной бесплатной медициной?), и содержать они будут себя сами. Да, новый министр говорил о чем-то этаком. Да, и он считает важным максимально увеличить в сфере здравоохранения долю частных больниц и клиник. Но, заметьте, -- одновременно с формированием института страховой медицины, до которой нам еще как до неба. Министр полагает, что с реформированием нужно погодить, тщательно все взвесить,  подготовить. Однако эти тонкости Труханова не занимают. Он выполнил требуемый маневр, очередной договорняк состоялся, а дальше -- хоть трава не расти. Но нам-то что делать? Мало нам было силиконовой преступницы Богатыревой с ее подельником сынишкой?! И так оторопь берет, когда думаешь, что старые врачи уходят, а  их места занимает новая генерация медиков, «специалисты», выпущенные в свободное плавание за годы независимости, когда коррупционная составляющая в медобразовании потеснила традиционный способ овладения знаниями. И это один из ужастиков нашего городка. А вы еще спрашиваете, нужен ли нам новый городской голова…

Вернусь к тому, с чего начал. Времена наступили невообразимо тяжелые. Если вы думаете, что после победы Майдана какого-нибудь Кучму легче привлечь к ответственности, нежели ранее; что кто-нибудь даст ответ на вопрос, откуда у Ахметова космические средства для приобретения самых дорогих в истории лондонских апартаментов или прояснит, не на кучминские ли капиталы благотворительствует Пинчук, дабы в случае подтверждения этой догадки поставить зарвавшегося господина на место, это будет грандиозной ошибкой.

Старые связи еще далеко не истлели. Весь позавчерашний истеблишмент продолжает оказывать давление на состояние дел в стране. Это вчерашние дали деру. Но они были обыкновенными гопниками. И то уцелели и  постепенно начинают показывать зубы – как Портнов, которому из-за странной нерасторопности Генпрокуратуры еще не было предъявлено ни одного обвинения. Чего же хотеть от нашего захолустья, где все давно продано и трижды перепродано; где олигархи  провинциального фасона совершенно уверены в том, что Майдан рано или поздно себя уничтожит, а пока суд да дело, совершают новые преступления: как иначе отнестись к тому, что  «климовский квартал» по-прежнему весь в руинах, а команда «Черноморец» терпит бедствие? Как истолковать уверенность Труханова в том, что он, человек, по которому люстрация просто плачет, опять пробьется в мэры  -- иначе к чему бы ему старая партия с украинским акцентом?  Чем объяснить, что до сих пор пребывает на свободе уникальный разрушитель Черный, который безо всяких согласований, актов купли-продажи, мировых соглашений и прочей ерунды  отобрал у горожан одну из лучших площадей, изуродовал ее своими жалкими художествами? Тут я впервые соглашусь с Олегом Марковым, который предлагает  яму на Греческой засыпать своими силами и возвратить площадь в начальное состояние. Соглашусь и добавлю, что обязательно порылся бы и в документах, подтверждающих право собственности Черного на здание бывшего ресторана «Киев», а заодно поинтересовался бы историей пожара кинотеатра «Зирка», на месте которого выросло странноприимное заведение….

Но все это, вероятно, пустые вопросы. Пока в доме не появится настоящий хозяин, дом будет ото дня ко дню ветшать и гибнуть. Если «преображение» Одессы по-Трухановски затянется еще на год, у нас будет окончательно отобрано и все побережье. Хорошо бы там, наверху, вняли  голосу здравого смысла и назначили местные выборы как можно скорее. Хорошо бы и нам, вопреки досужей болтовне пустозвонов и сплетников, которые всех и вся причесывают под одну гребенку, снова призвать на службу Эдуарда Гурвица. И тогда уж, наконец, перевести дух…

 
Валерий Барановский

авторская программа "Отражения"

httpss://www.youtube.com/watch?v=8cBcqWkRxJU

    powered by CACKLE