Мнение из Одессы: нашему городскому парламенту сегодня не до нас (ВИДЕО)

 Что сейчас в центре всеобщего внимания? Долгожданное подписание второй, экономической части Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, только что происшедшее в Брюсселе, и ситуация на Востоке страны,

 парализованном террористами.Соглашение, наконец, подписано, причем одной из тех ручек, которые были изготовлены в ознаменование того же акта, который должен был состояться в прошлом году, в Вильнюсе. И это, конечно, символично. С Востоком дела обстоят хуже. Мирный план Президента Украины был Россией, сепаратистами и вооруженными группами диверсантов фактически сорван, хотя свою роль, конечно, сыграл – не будь этой, сугубо дипломатической уловки, северный агрессор мог бы преподнести нам накануне Брюсселского саммита любой сюрприз. Порошенко попытался еще раз продемонстрировать международному сообществу, что готов проявить безмерную терпимость, только бы кровопролитному противостоянию был положен конец или оно оказалось окончательно свернутым, но тщетно. Одностороннее прекращение огня привело лишь к тому, что бандиты перегруппировались, получили дополнительные караваны вооружений и живой силы из великой России и отправили на тот свет немало наших парней. Словом, дипломатия дипломатией, а война – по расписанию. Недаром в минувшее воскресенье состоялось пятое Вече Майдана, которое выдвинуло к Порошенко ряд требований. И среди них едва ли не главное – прекратить попытки воздействовать на совесть террористов, досрочно прервать перемирие, собрать все силы в кулак и немедленно очистить страну от вооруженных бандформирований, действуя самым жестким образом, без оглядки на какие-то там трехсторонние переговоры, болтовню украинской «пятой колонны», душеспасительные мантры о населении Востока, которого в Киеве не хотят услышать, и так далее.

Одновременно столице было сказано внятно и определенно, что никаких отпусков для ВР сегодня быть не может; что ратификация Соглашения об Ассоциации с ЕС должна произойти без проволочек, немедленно. А еще Киев услышал снова, и на сей раз это было произнесено в самой резкой форме, что время для всеобщей люстрации не должно быть упущено, ибо не могут больше наши войска находиться в положении нелюбимых пасынков, лишенных перед вооруженным до зубов противником самого необходимого; не имеют права и дальше сидеть на своих теплых местах бездарные генералы и предатели, наподобие главного пограничника Литвина, который не способен или не желает воспрепятствовать потоку через пункты пропуска грузовиков с оружием, танков, бэтээров для сепаратистов.
Вынужден заметить, что свободы действий у Порошенко, все меньше и меньше и положению его не позавидуешь. С одной стороны, фронт и революция диктуют свое; с другой, его пытаются втянуть в нечистую политическую игру; он со всех сторон блокируется вчерашними хозяевами жизни с депутатскими мандатами и без, некоторые из которых, на ходу перекрашиваясь, даже не пытаются скрывать своих намерений остаться у власти, и должен прямо на ходу сформировать надежную, с его точки зрения, команду; произвести селекцию среди многочисленных претендентов на ключевые должности, выбирая тех, кто по профессиональной подготовке и нравственным качествам способен продержаться в это весьма непростое время с ним рядом, принося при этом существенную пользу делу. Однако реальный выход из тупика у него еще вчера был один. Стало ясно: если, при всей поддержке Президента вовне, бардак внутри страны продлится, батальоны с Донбасса могут повернуть на Киев, и тогда будут сметены все и всё, и в стране действительно начнется, вместо «гибридной» путинской, подлинная гражданская война. А это такое несчастье, которого и врагу не пожелаешь. И вот состоялось заседание СНБО. Антитеррорристическая операция возобновилась. Порошенко услышал Майдан. И, надо думать, последний снова подставит плечо Президенту. Правда, лишь в том случае, если последующие его решения – кадровые, люстрационные и так далее – подтвердят в глазах народа, что тот в своем выборе не ошибся.
Как бы критично мы ни относились к деятельности Порошенко, нужно отдать ему должное. Пока он выглядит в высшей степени достойно, хотя натыкается на сопротивление на каждом шагу. Причем не только дома, где это после стольких лет целенаправленного разложения страны, когда фактор коррупциии на всех уровнях стал – мы об этом уже говорили – едва ли не главным фактором, обеспечивающим (нонсенс!) стабилизацию экономики, но и на международной арене. Чего стоит только заявление госпожи Меркель, которая – не по наводке ли своего коллеги Путина? – вдруг попросила Президента признать как легитимного переговорщика на Востоке кума кремлевского карлика Медведчука; дескать, его «Украинский выбор» занимал в последние годы достаточно взвешенную, уважаемую позицию. Ничего более двусмысленного канцлер Германии произнести не могла. Но Медведчук действительно оказался в Донецке, в составе странного пула переговорщиков, рядом с Кучмой, Шуфричем, российским послом и бандитами, в контакты с которыми Порошенко обещал в своей инаугурационной речи не вступать ни при каких обстоятельствах Конечно, эта псевдодипломатическая акция ни к чему хорошему не привела. Но благодаря ей, а еще болтливому Шуфричу, который дал себе волю во время очередного эфира у Шустера, мы увидели, чего хочет пятая колонна. А хочет она немедленного отвода войск; всепрощения, в том числе и тем, у кого на руках кровь; федерализации, когда во главе регионов усядутся прежние феодалы по Форбсу, которые годами пили кровь из зомбированного ими рабочего класса и жирели за его счет, -- то есть, полной капитуляции перед путинской шайкой-лейкой. Ведь недаром блудливый Шуфрич, пряча от людей свои лживые глазенки, все время, захлебываясь слюной, торочил что-то о повстанцах и потерях среди мирного населения, вместо того, чтобы называть вещи своими именами: уголовников -- уголовниками, террористов – террористами, коллаборационистов – изменниками Родины. И в этом контексте особенно, как по мне, страшной выглядела инофрмация о действительном положении на Восточном фронте наших войск, батальонов добровольцев, Нацгвардии с полным отсутствием нормальной тыловой поддержки, голодухой, дефицитом вооружения, контрафактными бронежилетами, которые можно пальцем проткнуть; жалким киевским командованием, не способным наладить мало-мальски грамотную военную работу.
В связи с этим мне вспомнилась совершенно замечательная книга Николая Никулина, которая тридцать лет пролежала в ящике письменного стола, пока ее, наконец, удалось издать. Между прочим, -- в России, что вызывает немалое удивление, ибо именно там всячески пропагандируется школярский миф о Великой Отечественной войне как осознанном, героическом противостоянии советской армии коричневой чуме; о вере в добро, которое непременно, ценой огромных потерь одолевает вселенское зло. Достаточно прочесть десяток-другой страниц из Никулинских «Воспоминаний о войне», что я советую сделать каждому, кому дорога правда, дабы, ужаснувшись, увидеть, что Зло, с которым пришлось столкнуться советскому солдату, гнездилось, после истребления цвета военной науки -- в отечественных концлагерях; в полуграмотных, невежественных командирах; в ставке Верховного Главнокомандующего, не говоря уж о Генштабе и многочисленных КП рангом пониже, хладнокровно планировавших потери в живой силе сотнями тысяч, даже там, где можно было и следовало брать не числом, а умением; в нем самом, рядовом, необученном, вдруг обнаружившем в себе такую склонность к жестокости, такое скотское равнодушие к ближним, что, протрезвев, ему хотелось выть от бессилия. Война, которую пережил советский народ, по Никулину, Астафьеву, Быкову, Кондратьеву, честным, прямым талантливым свидетелям вселенской беды, -- это всегда хаос, огонь, безжалостное железо, изуродованные тела, садизм, аморальность военачальников и солдат, бессмысленные приказы, расстрелы без суда и следствия, грабежи, насилие над побежденными, гнойная пьянь да срань, постоянное ожидание смерти. Три месяца на войне были для большинства солдат переднего края максимальным сроком, который выдерживали слабая человеческая плоть и психика. Потом – ранение, госпиталь; в случае везения – еще сколько-нибудь на передовой, опять госпиталь и списание. Хорошо, если не на Валаам, куда после войны свозили человеческие обрубки.
Редкий солдат доживал до Победы. Основная масса ветеранов, заботами которых по красным датам опекаются нынешние власти, -- персонал тыла и всякого рода вспомогательных частей, которому не приходилось ходить в атаки по трупам своих товарищей. Они, если это не ряженые, которых в последнее время развелось безумно много, заслуживают, конечно, всяческого уважения – их долю тоже не назовешь сладкой, но и фанатизм тут ни к чему. Впрочем, я уже говорил, что, если бы государство, взяло сейчас на содержание каждого из уцелевших солдат переднего края (а перечесть их по возрасту ничего не стоит), все их проблемы, а заодно и наши обязательства по отношению к ним, были бы учтены и выполнены. Но это так, к слову. Разговор же об уроках истории я затеял лишь затем, чтобы еще раз подчеркнуть: война, даже такая вот, точечная, как та, что идет на нашем Востоке, – это страшная мерзость; картина ее неприглядна, гнусность зашкаливает. И самое опасное здесь – это правильно ощутил Майдан, -- то, что она чересчур затянулась. Один из военных историков, рассуждая о происходящем на Востоке, весьма кстати вспомнил о Наполеоне, который долго и тщательно готовил свои кампании, которые – за исключением стратегического просчета с Россией – всегда завершались в кратчайшие сроки. Император исходил из того, что всякая война, которая растягивается на месяц-другой, начинает жить по собственным законам. Управление войсками разлаживается. В душах солдат накапливается бессмысленная злоба и ненависть ко всему на свете. Уровень энтропии, как сказал бы физик, нарастает. Координация частей необратимо разлаживается. Включается бесчеловечная мясорубка. Неважно, кто придумал блиц-криг – Наполеон или Альфред фон Шлиффен в первую мировую, -- важно то, что успешная война должна быть краткосрочной. Наша длится слишком долго. И лишь то, что это не массированное военное противостояние, а, все-таки, цепь локальных очагов вооруженных конфликтов, спасает нас от полной и трагической неразберихи, свойственной всякой войне, перевалившей своей продолжительностью за критические сроки. Наверняка, еще можно вымести с нашей территории пророссийскую шваль. Однако для этого, как и для неизбежной люстрации, нужны политическая воля и безошибочная кадровая политика. Надеюсь, и то, и другое для Порошенко очевидно. А наша обязанность – всеми силами ему помогать.
Потенциал обновленного государства прирастает регионами. А здесь – полный абзац. Возьмите хотя бы нашу, Одесскую, область. Относительное спокойствие, связанное не столько с чьими-то целенаправленными усилиями, сколько с ментальностью населения, с отсутствием питательной почвы для пышного расцвета сепаратизма, внушает нам иллюзию, что мы живем в отдельно взятом раю. Но заблуждаться не стоит. В этом причерноморском Эдеме, при всем его климатическом равновесии, подспудно идут те же процессы, что и по всей стране. Чего ни коснись – земельных отношений, прав собственности, социальной сферы, -- везде налицо рудименты взлелеянной сбежавшим паханом системы. Убедительно подтверждает этот тезис только что прошедшая сессия горсовета, на которую, между прочим, по сложившейся в последние годы традиции, не впустили одесситов из разного рода общественных организаций, включая местный «Евромайдан».
Чего стоила только дискуссия вокруг трехсот объектов недвижимости, принадлежащих области, которые, по согласованию с облгосадминистрацией, вознамерились передать городу! При обсуждении этой темы, сразу возникает множество вопросов, на которые нет однозначных ответов. Почему, на каком основании область вообще владеет какими-то зданиями? Ведь обладминистрация сие -- просто госканцелярия, не имеющая прав органа местного самоуправления; столь же, по существу, антиконституционная, как и администрация президента в ее прежнем виде; что-то вроде местного теневого правительства. Кроме того, большинство этих сооружений, за исключением, вероятно, части объектов культурного наследия, где разместились театры да музеи, давно проданы-перепродано, а то и приватизировано. Но это значит, что получивший такой подарок город должен будет вступить с его хозяевами в какие-то материальные отношения, либо забрать у них кровное на основе неких взаиморасчетов. А в том, что подобное обязательно произойдет, убеждены те, кто видит в неожиданном проекте «Список 333» попытку нарастить объем городской собственности (все прочее ведь давно разошлось по рукам), чтобы можно было ее заложить кредиторам, к которым, возможно, в ближайшее время придется обратиться. Любопытно, не правда ли? При этом, заметьте, горсовет решительно и сразу проваливает другой проект, который предполагает передачу в собственность города ряда ведомственных общежитий, заселенных нашими земляками. А спорим мы об этом уже давным давно. Оно и понятно – едва живые общаги это вам не исторический центр города. Тут больше потратишь, чем наторгуешь.
А чего стоит отказ горсовета от немедленного возвращения одесской громаде «Пассажа» и Аэропорта, который прихватили в недавнем прошлым лихие ребята – Кауфман с Грановским?! Причем это им почти ничего не стоило. Как же быть с разглагольствованиями о том, что решительно все должно приносить городу прибыль? Ладно, вчера боялись наезда со стороны Вити-Стоматолога, который, по слухам, наложил на эти объекты свою загребущую лапу. А теперь в чем дело? Стоматолог больше сюда никогда не возвратится. Это факт. Кауфман же – тоже доказанный факт – участвовал в финансировании сепаратистов. Какие еще доводы и аргументы нужны нам после революции, чтобы возвратить свое достояние; чтобы отобрать одно из красивейших зданий Одессы у жуликов, намеренных изуродовать его достройками; чтобы воздушные ворота Одессы снова начали приносить доход в городскую казну? Что тут еще нужно изучать? Приходится констатировать -- коррупционная схема работает так, будто не было никакого Майдана. Смотрите сами. Наши хитроумные местные парламентарии, точно так же, как это было не раз в Верховной Раде, будучи уличенными в традиционном кнопкодавстве, немедленно забодали проект, исключающий подобные действия; вернее, так его текст отредактировали, что от него остались рожки да ножки. Теперь, если факт кнопкодавства с чьей-либо стороны будет документально, через счетную комиссию, доказан, вопрос вновь поставят на голосование, а нарушитель регламента выйдет сухим из воды. Как вы понимаете, никто ничего в горсоветовской счетной комиссии не докажет, как нельзя было, например, доказать в территориальной счетной комиссии Ахмерова, что она вновь преступно пошла на фальсификацию недавнего избирательного процесса.
Нашему городскому парламенту сегодня не до нас. Многие из тех, кто здесь надежно окопался, терять кормушку не хотят (они ведь уверены, что взятки и дальше будут править миром), и потому торопливо перелицовываются. Удирают из фракции регионов, придумывают по примеру старших товарищей из ВР, новые, вроде фракции «За европейскую Одессу»; ныряют в лицемерные объятья неистребимого Тигипко, намереваясь вместе с ним заняться «Будущим Одессы», правда, в рамках отдельной депутатской группы, и так далее. Но чего требовать от депутатов, которые, включая президиум высокого собрания, спокойно взирали на присутствовавших в зале сепаратистов Кваснюка и Бовбалана, объявленных, помнится, милицией в розыск?! Хорошо еще, братьев Давидченко не пригласили в гости, а заодно не присвоили улице Ицхака Рабина громкое имя Советской Армии – отложили до лучших времен. Последнее, должно быть, сильно расстроило временного градоначальника. Ведь Путин, кумир и светоч сепаратистов, уже в двух шагах от возвращения Волгограду исторического имени Сталинград, превращения Санкт-Петербурга, соответственно, в Ленинград, а ФСБ – в КГБ. Как только это произойдет, все станет на свои места. И Сталинград батюшка Путин снова окрестит Царицыном.
В Одессе у публики с власовскими ленточками в петлицах случился досадный облом. Одесситы оказались не готовыми к воссоединению с Россией, хотя трагические события второго мая до сих пор пытаются использовать в антиукраинской риторике. Есть на свете одиозный журналист, а, вернее, пропагандист Караулов. Он и в советские времена был послушным лакеем Кремля, а сейчас, состарившийся и потерявший хватку, предстал перед нами в роли кинематографиста в абсолютно лживом, настолько лживом, что и контраргументов не требуется, фильме «Обыкновенный фашизм». Бессовестный бракодел украл название блистательной документальной картины Михаила Ромма, видимо, надеясь, что зрители, обманувшись, кинутся смотреть его подделку, и пока обнаружится подмена, кое-что в их сознании, все-таки, застрянет; они получат вполне определенное представление о происшедшем в Одессе, и таким образом в контексте геббельсовской пропаганды российского телевидения «Обыкновенный фашизм» Караулова сыграет свою подлую роль. Однако фальсификатор переоценил свои силы. Все в этой ленте, где «душевный», «сочувственный» комментарий престарелого людоеда ровно никакого отношения не имеет к неряшливо смонтированной, по большей части любительской хронике событий, ни единого слова автора не подтверждающей, -- все здесь настолько беспомощно, что рассчитывать на ее возбуждающее воздействие на сознание масс просто смешно. Примитивнее же всего включение в ткань этого, с позволения сказать, фильма игровых эпизодов из, если не ошибаюсь, игрового сериала Худякова «Однажды в Ростове», выпущенного (внимание!) в 1912 году; очень «честного», как вы можете предположить по дате его выхода на экраны, сериала, где речь, помимо прочего, идет о хрущевском расстреле рабочей демонстрации в Новочеркасске, летом 1962 года. Эти драматические кадры сопровождают у Караулова его блеяние о том, как расправлялись нацисты в Одессе с патриотично настроенными в пользу России своими земляками. Особенно же нелепы в карауловской стряпне свидетельские «показания» двух Татьян – журналистки, который никто, нигде и никогда в этом качестве здесь не видел, хотя на каких-то фотках тех дней ее физиономия мелькала, и медработника -- дамы, сильно напоминающей манерой говорить и лживыми глазами, забыченного тяжелой жизнью телезомби откуда-нибудь из Луганска. Но самое сильное, просто-таки неотразимое впечатление на одесситов должно было произвести появление рядом с этими «свидетелями» Маркова, который не преминул дать Караулову интервью, переполненное враньем о привезенных в Одессу «антимайдановцах» с георгиевскими ленточками, чьи рукава были помечены красными повязками, чтобы свои не трогали. Именно они, в интерпретации нашего главного сепаратиста, должны были стрельбой в футбольных фанатов поверх голов «Правого сектора» спровоцировать бойню. Маркова 2 мая, как известно, в городе не было. И его конспирологическая осведомленность умиляет. Точно так же, как индифферентность властей, выпустивших этого парня на свободу и спокойно наблюдающих за его выступлениями на московских телеканалах, где он призывает к свержению киевской «хунты». Поистине странная терпимость.
Закончу тем, с чего начал. В Одессе, несмотря на все усилия коллаборантов, явных и перекрасившихся, нет почвы для превращения в жалкую провинцию РФ. Свидетельство тому -- все более жидкие демонстрации на Куликовом поле. Свидетельство тому – субботний концерт «Океана Эльзы» на стадионе «Черноморец», побивший по многолюдству все рекорды, даже недавний киевский, если учесть размеры нашей спортивной арены. Тысяч пятьдесят преимущественно молодых зрителей, щедро украшенных украинской государственной символикой, в сине-голубых футболках и жокейках, с флагами нашей страны в руках, приветствовали Святослава Вакарчука, чья энергия, чей драйв один к одному отвечали эмоциональному состоянию не только трех фан-зон, но и трибун, всего народа, заполнившего глубокую чашу стадиона. Концерт был грандиозным сакральным действом, дополнившим собою великолепный парад вышиванок в центре города. До поздней ночи звучал странный, порой похожий на вскрик за мгновение до гибели, порой – на молитвенную скороговорку, порой – на ликующий зов, голос Вакарчука. «Мила моя, вставай!», «Я не здамся без бою»! Не сдадимся и мы! И обязательно победим!

krug.com.ua
    powered by CACKLE