Одесский журналист: все, о чем Гурвиц нас предупреждал перед выборами, сбылось (ВИДЕО)

 Согласитесь, мы живем в эпоху тотального вранья. Трудно на что-то или кого-то полагаться без опаски попасть впросак. Причем врут все, демонстрируя напоказ такую убежденность в своей святой правоте,

что диву даешься,  отчего,  если там, наверху, действительно кто-то или что-то есть, под ногами вралей земля не разверзнется?

Целый месяц мы слушали о том, что нынешняя партия власти, в отличие от беспомощных оппозиционеров всех созывов, несмотря на  упреки в свой адрес, совершила евроинтеграционный прорыв. «Вы болтали, -- гневно восклицала неподкупная Богословская, -- а мы сделали!» Мне начинало порой казаться, что у меня с головой не все в порядке. Не партия ли регионов во время выборов твердила нечто прямо противоположное, утверждая, что только и единственно партнерство с нашим северным соседом может привести страну, всю, разом, заговорившую на русском языке, к исключительному благоденствию. Правда, в Таможенный Союз на общих основаниях ПР и тогда не хотелось…

Наконец, наступило отчаянное времечко, когда Большинство, до сих пор сопротивлявшееся принятию евроинтеграционных законов, вдруг слилось в экстазе с оппозиционерами и, пусть через пень колоду, пусть не желая рассматривать ряда оппозиционных поправок, начало эти самые законы одобрять пачками, чуть ли не оптом. Казалось, день-два, и точка невозврата будет пройдена. Но не тут-то было. Притом нет никаких оснований безоговорочно утверждать, что новое изменение внутриполитического климата связано только с нежеланием властей выпускать на свободу и на лечение осужденного экс-премьер-министра. Вряд ли судьба одного человека, будучи положенной на геополитические весы, могла бы даже в воображении власть имущих перевесить коллективную судьбу сорока пяти миллионов украинцев.

  По этому поводу и по сию пору не утихает яростная полемика. Любопытно, что именно в ней наиболее выразительно проявилось лицемерие ряда спикеров ПР, наподобие тех же Богословской, Бондаренко, Олейника; людей, от природы, по-видимому, наделенных  реверсионным типом мышления, нравственности, социального поведения, -- то есть, способных без малейших колебаний, инерции переходить от хулы к хвале, от черного к белому, от «да» к «нет» и обратно. Их спекулятивные мотивировки иногда выглядели, с точки зрения здравого смысла и обращения с фактами,   настолько возмутительными, нелепыми, что у зрителей этих  фантастических ток-шоу  дух захватывало от  возмущения.

Однако, как бы то ни было, мы пришли в итоге к тому, к чему пришли. С той же невозмутимостью, с какой еще вчера  эти политики рвались, в пику неповоротливой оппозиции, в Европу и только в Европу, теперь, прямо-таки, на глазах изумленного народа, они ликуют в  связи с тем, что подписание соглашения об асссоциации с Евросоюзом вполне может быть отложено на неопределенный срок.  Особенно же сильное впечатление на всех нормальных людей производит невменяемый Чечетов, который теперь уверенно заявляет, что европейский выбор приведет страну к катастрофе. Заметьте, я ни слова не говорю сейчас о том, что, на мой взгляд, сегодня  для страны предпочтительнее – ЕС или ТС. Речь идет лишь о двоемыслии, погружающем нас в атмосферу классической антиутопии.

Врут все. Даже те, кто изображает из себя властителей дум и защитников униженных и оскорбленных. Недавно разгорелся скандал и в журналистской среде. Независимые, прогрессивные, отчаянные правдолюбы обрушились на некоего Богдана Кутепова, журналиста «Телекритики», который позволил себе усомниться в прозрачности пиар-технологии, связанной  с «Открытым доступом» к фильму о Януковиче.

 Их гнев вызывает улыбку.  Да плевать хотел Янукович на подобные разоблачения, на возню вокруг  Межигорья, на пионерские попытки проникнуть в святая святых и выставить сокрытое за высоким забором на обозрение  униженному, нищенствующему народу. Не могу не заподозрить, вслед за Кутеповым, что вряд ли   теми, кто позиционирует себя совестью нации – Найемом, Притулой, Черновол, Чаленко (продолжайте этот список сами), – руководят  идеальные мотивы; что они идут с открытым забралом против вселенской несправедливости ради святой правды; идут, жертвуя собой, своим будущим, своими близкими. Уверен в том, что все здесь неоднозначно, что немалую роль играют доходы, амбиции, стремление быть весь вечер на манеже – то есть,  вранья довольно и с этой стороны.

Вспомните хотя бы о драме телеканала ТVi, о том, как были, якобы, обмануты те, кто всячески троллил в этом эфире власть; о совершенно чудовищном, на мой взгляд, продукте нарочито задиристого телевидения под названием «Альбертэнштейн», где троицей смехачей и безудержных разоблачителей руководил развязный парень, плохо владеющий русской речью и не знающий, что такое политкорректность. Это был такой себе «Прожекторперисхилтон» на политический манер. Разве все они, включая Найема, не знали, что у руководителя TВi  недобрая слава; не догадывались, что не имеет права легитимный телеканал поносить высших должностных лиц государства, почем зря,» не считаясь с общепринятыми нормами этики; не понимали, что происходит все это не просто так? Конечно, понимали и знали. Иначе их следовало бы заподозрить в клинической инфантильности.

Нет ведь, например, ни  грана сомнений в том, что коллектив и руководители «Вечернего квартала», которые не устают «прикалываться» над Азаровым и Януковичем, получили на это (не знаю у кого именно, но догадываюсь) высочайшее соизволение. В противном случае, учитывая издевательское содержание  их скетчей, программа не просуществовала бы в нашей «сверхдемократической» державе  и недели. Все всё знали. Просто власти, потакая нашему желанию чувствовать себя свободными; видя, что народ кипит, и пар нужно время от времени выпускать, сочли возможным наличие в эфире одного-двух  медиаклапанов, которые с успехом эту функцию выполняли бы. Да выполняют и теперь. Правда, новый ТВi  действует уже  поосторожнее. Был ли в таком случае некий  сговор – пусть и не закрепленный на бумаге – между политическим Олимпом и интернетскими стрекулистами или телевизионными лицедеями? Для меня очевидно: не только был, но и не разорван, действует по сию пору.

 Конечно, я все несколько упрощаю. Правила игры на самом деле значительно сложнее. Не так грубы. Но существо дела оттого не меняется. Ребята с ТВi, даже самые незапятнанные из них, должны были предчувствовать, что если перегнут палку, их попрут к чертовой матери. Так и вышло. Ушли они, естественно, сами, но лишь потому, что иного им не оставалось – номер был отработан, и впереди  ничего не светило. Вся эта суета со сменой учредителя, дирекции телеканала, обличением рейдеров – хорошо разыгранный спектакль для бедных умишком.

Да, смелость многих  борцов с режимом была и остается строго дозированной. Знаете, одно дело заявить в пору ГКЧП «вы совершили государственный переворот»  и остаться в истории журналистики. Другое спросить у нынешнего очильника: «Почему страна живет хуже и хуже, а вы все лучше?», услышать «У меня мало времени для наслаждений» и безрезультатно ждать, когда тебя высекут на конюшне. Безрезультатно, потому что для Януковича это -- комариный укус. Иначе сегодня и быть не может. Вспомните фразу Соловьева на российском телевидении, который, обращаясь к Новодворской, саркастически произнес: «Валерия Ильинична, и не надейтесь быть расстрелянной в подвалах Лубянки!» Эта реплика адекватно отражает и нашу ментальность, и политическую ситуацию на славянских просторах, где нужно быть, хотя бы Тимошенко, чтобы заставить власть  действительно нервничать.

Сейчас вот поднят гвалт вокруг ухода из украинского «Форбса» --надцати журналистов, которые не согласны с цензурой, вводимой новым хозяином издания,  контролируемым, как поговаривают, Семьей.  Они, дескать, хотели бы, как и прежде, не сдерживать себя, давая психологические портреты нашего истеблишмента, раскрывая тайну состояний депутатов, и так далее, и тому подобное, а редакционная политика журнала необратимо меняется. Смириться с этим честные журналисты не могут.  Смех, извините, да  и только! Думаю, эти люди прекрасно знают, что делают. Либо им уже посулили   должности в каком-либо ином издании; либо они никак не хотят поверить в то, что свое из журнала уже выжали и «шара», простите, накрылась. Самое здесь забавное, что фрондирует; вроде бы, сопротивляется цензуре именно эта публика; что возгласы о свободе слова доносятся с плацдарма журнала-сплетника, само существование которого в голодной, разодранной надвое, обманутой политиками стране выглядит кощунственным. Когда я слышу о «списках Форбса», мне всегда приходят на ум рейтинговые изыскания, которые готовно  льют воду на мельницу того, кто их заказывает, и ставят, миль пардон, раком других --  тех, кто не расплатился.

Да, журналисты тоже, увы, лгут, лукавят, юлят, прикидываются агнцами божьими, бессребрениками. И заходят в этих своих страстишках иногда так далеко, что становится тошно. Я не устаю и никогда не устану приводить в пример драматическую историю исчезновения Георгия Гонгадзе, каждый из витков которой вызывает массу недоуменных вопросов.

Можете ли вы вообразить, что кого угодно из высших эшелонов власти так задели писания обычного, ничем особенным из общей массы столичных коллег не выделяющегося журналиста, что этот «кто-то», рискуя карьерой (тайное  рано или поздно становится явным), отдал приказ физически уничтожить наглеца? Я – нет.

Можете ли вы себе представить, что было решено не просто пристрелить его или дать какому-нибудь бомжу на бутылку водки, чтобы он саданул Гонгадзе по голове в темной подворотне, и вся недолга; что этого парня было зачем-то приказано задушить, и взялся за это грязное дело не кто попало, а полный милицейский генерал? Я не могу.

Можете ли вы найти хоть один аргумент в пользу того, что мы должны доверять содержанию, так называемых, «пленок Мельниченко», карикатурного маиора охраны, сильно напоминающего виртуального, никогда не существовавшего поручика Киже; охранника, который всегда всплывает в момент, когда внутриполитическая обстановка в стране становится напряженной и возникает потребность в новой  жертве для чудовищных обвинений?

Можете ли объяснить, почему вам надлежит поверить в расшифровки этих, учтите, не пленок, а цифровых носителей; карточек, которые читают супер-специалисты, потому что обычное человеческое ухо в этой мешанине звуков ничего разобрать не может?

 Есть ли хоть одно нормальное истолкование странного нежелания матери Гонгадзе признать останки сына аутентичными?

Зачем нужно было увозить труп журналиста в Таращанский лес, когда в распоряжении гипотетических убийц было множество  способов с ним разделаться --  утопить, сжечь, растворить в царской водке, залить цементом, сунуть в мусорный бак и так далее; ведь действовали профессионалы?

Где подевалась голова, якобы, задушенного – мы увидели лишь осколки чьего-то черепа, кстати сказать,  простреленные, что никак не вяжется с признаниями Пукача?

Я могу задать еще десятки иных вопросов, на которые очевидно не получу ответа. Они  ставят под сомнение  официальную версию убийства; вызывают чувство брезгливости к тем  моим коллегам, которые продолжают раздувать миф о гибели Гонгадзе в собственных интересах.  В чистоту их помыслов я, как бы мне того ни хотелось, не верю. Считаю, что здесь, опять-таки, налицо  бессердечное и непонятно на кого рассчитанное вранье, как и в апокрифах о самоубийстве министра внутренних дел Кравченко, который, оказывается, не дострелив себя в подбородок, жахнул из пистолета еще и в собственный висок; о суициде нашего железнодорожного магната Кирпы – не хочу говорить плохо о мертвом, но наталкивает на размышления тот факт, что его трасса – «Киев-Одесса» начала разваливаться настолько быстро, слловно была построена из песка. В общем, меня не оставляет ощущение: всех нас считают полными идиотами. Нам врут, а мы делаем вид, будто все в порядке.

И это в делах серьезных, от которых зависит наше общее будущее. Что уж тут говорить о частностях, к каковым в этом контексте следует отнести то, что происходит в любом из больших городов. Костусев нас, слава богу, окончательно покинул, но послевкусие осталось. С этим связан забавный феномен. У меня появилась возможность привести в монологе о лжи парадоксальный пример, когда СМИ для того, кажется, и предназначенное, вдруг, независимо от своих специфических целей, делает нечто с обратным знаком.

 Недавно в Интернете появился сайт, копирующий  «Украинскую правду», где работал Гонгадзе, с точностью до наоборот. Конечно же, «Украинская кривда» -- инструмент, с помощью которого газету Елены Притулы, редактора и соратника Гонгадзе, троллят те, кому кажется, что оппозиционно настроенные, отважные репортеры и аналитики и сами не чураются заказухи, джинсы и неплохо на том наживаются, в том числе в моральном плане. Понимая, что издевки  «Кривды» далеко не всегда справедливы; что за ней, наверняка, стоят те, у кого сама идея свободной, независимой прессы или общественного телевидения, вызывает тоску, мы не можем не заметить, что она, по крайней мере, по одному поводу не обронила ни слова лжи. На старуху, так сказать, вышла проруха.

 На протяжении длительного времени в «Кривде» публиковался ряд небольших материалов о кипучей деятельности в Одессе врио городского головы Костусева, и я должен сказать, что авторы этих заметок  нигде не против истины не погрешили. Все, что творил в нашем городе безумный, амбициозный, страдающий нарциссизмом ставленник  Партии регионов, было зафиксировано в масштабе один к одному – от запечатленной в сотнях сити-лайтов, на других рекламных носителях его признаний в безмерной любви к родному городу до игр со зверушками, оказавшихся для него более предпочтительными, нежели вполне возможная в ту пору попытка выяснить, что же на самом деле случилось с его другом, Игорем Марковым; необходимость как-то на случившееся среагировать –  то ли стать на защиту своего партнера, то ли предать его анафеме, в общем, что-нибудь да сделать…

А  один из материалов «Кривды» стал прямым упреком журналистской братии, которая, когда впереди маячит  хорошо оплачиваемая джинса, бывает, напрочь выбрасывает из головы соображения, связанные с честью и совестью. Вот один из панегириков в адрес нашего антигероя. «Прошедшая сессия Одесского горсовета подтвердила публикации о том, что мэр Алексей Костусев полностью контролирует фракцию партии регионов в городском совете, сам совет и в целом ситуацию в Южной Пальмире. Перед началом заседания у здания мэрии на Думской площади состоялся большой митинг в поддержку городского головы, в котором приняли участие около 2 тысяч человек». Этот, как вы понимаете, насквозь лживый текст был распространен по доброму десятку, если не больше, разнообразных сайтов и  СМИ. Вот они – «УРА-Информ», «UBP», «Регион Киев Медиа»,  «Власти.нет»,  «Известия в Украине»,  «Факты», «Комсомольская правда» и так далее, и так далее. Притом авторы «залипухи» не потрудились изменить в ней ни единого слова, ни одной запятой. Представьте себе на мгновение их честные лица, и перед вами неизбежно нарисуется, ну, скажем,  физиономия,  Сони Кошкиной, которая, получив оплеуху от Ландика, папаши сынка-депутата, избившего девушку, укрылась от мифических преследований на … международном курорте; бойца за правду Чаленко, не упускающего ни единого случая публично, на ток-шоу, покопаться в карманах, кастрюлях или интимной жизни заказанного ему политика;  эфирного хулигана Дурнева и его подельника Люмпена-Петрова, нагло резвившихся во время предвыборной кампании Гончаренко против Маркова на стороне второго из них, что вызывало у разумных людей отвращение. Конечно, перечисленная навскидку публика покрупнее, чем те, кто распространял релизы Костусева. У нее задачи посерьезнее. Но вранье остается враньем, провокации провокациями, чем бы они ни были продиктованными.

Они живут по своим правилам. А мы вынуждены этим противоестественным правилам подчиняться. Возьмите совсем уж частность -- деятельность нынешнего одесского Зелентреста. Да, на центральных городских улицах стало посветлее. Но как же их изуродовали эти рукосуи! Они лгут, что все делается как надо. Что обрезанные по пояс деревья дадут  новые кроны, оживут, зазеленеют листвой. А одесситы, которых на мякине не проведешь, выкладывают в своих комментариях к чинимым Зелентрестом безобразиям справки из ученых изданий, откуда вытекает, что кипучие труды этой конторы сродни вандализму. Почему же помалкивают экологи? Почему ни слова не произносят нардепы? Неужели они не видят, что город, фигуральтно выражаясь, оболванен, окончательно и бесповоротно? И тут дело не только в том, что деревья заслоняли облупленные, полумертвые фасады исторических зданий, а теперь картина страшного распада  оказалась выставленной на всеобщее обозрение. Если бы выбраковка и обрезка деревьев велись по осмысленному плану, а не просто из-за опасений, что вот-вот начнутся холода, обледенение, и состарившиеся великаны снова станут падать; если бы на месте отжившего свое деревьев, чьи пни и корневая система аккуратно извлечены из почвы, появились молодые деревца, все это не выглядело бы бандитизмом. Уверен в том, что пройдет еще немного времени и авторам зеленого разбоя придется отвечать перед законом. Но пока Зелентрест брешет, а наши «зеленые» почему-то не приковывают себя к деревьям цепями, как  в недавнем прошлом. Почему бы?

Пустая риторика. Это мелочи в сравнении с мировой революцией. Мы уже приучены ходить вокруг да около, удовлетворяться полуправдами, когда нужно добиваться прямых ответов  на прямо поставленные вопросы. Как вы знаете, недавно принято решение, не откладывая, уничтожить все материалы видеонаблюдения за ходом выборов в Верховную Раду; тех самые материалы, для получения которых закупались тысячи веб-камер, были потрачены миллионы и миллионы бюджетных средств. Почему? Смотрите, с одной стороны, прогрессивная общественность борется за то, чтобы делами депутатскими занимались не суды, а ЦИК, а с другой, пока только суд  оказался способным – и это еще один из парадоксов нашего противоречивого времени –  вывести фальсификаторов избирательного процесса на чистую воду? Вот сейчас сожгут все эти видеокарты, и новые иски Кармазина останутся без удовлетворения. Доказательств не достанет. Нормально?

Хватит, пожалуй. Что же делать? А делать одно. Настаивать на внеочередных выборах  городского головы и голосовать за Эдуарда Гурвица. Мы  тут потолковали о водовороте лжи, в который вовлечены, в котором барахтаемся, стараясь не утонуть, отыскать островки правды. Но вот перед нами -- интервью Эдуарда Гурвица в «Главкоме», и оно, все-таки, дает какие-то ориентиры для обретения равновесия.

Сразу скажу, что возможные упреки в мой адрес – мол, ты снова о Гурвице, разве это не  такая же   джинса, как у других, отвечу совершенно определенно. Да, я сторонник этого человека. Не лакей, извините, а единомышленник. И настаиваю на его возвращении в город с таким упрямством, поскольку уверен, что именно он способен, хоть это и невероятно трудно, привести Одессу, измочаленную Костусевым, в относительный порядок. Дальнейшее будет зависеть от нового закона о местном самоуправлении, без которого нам не обойтись, ибо нищенствовать, как сегодня, и дальше города не могут и не должны. Впрочем, об этом Гурвиц подробно сказал в своем интервью, как и о том, что намерен обязательно баллотироваться.

Что же до лжи, то советую обратить внимание  на следующее. Все, о чем Гурвиц нас предупреждал  перед выборами, когда оценивал Костусева как претендента на роль городского головы, сбылось с прецизионной точностью. Чего же вам еще?! И если с ложью в масштабах страны нам еще долго не справиться, то у себя, дома, мы, если правильно проголосуем на выборах, – а они обязательно состоятся, -- как пить дать, сможем. И тогда, наконец, получим ответы на многие из своих недоуменных вопросов – кто велел уничтожить в Одессе зеленые насаждения, почему до сих пор не снесена мансарда Шмуклера, что творится на Французском бульваре, уцелеет ли дом-стена; возвратят ли неимущим их столовые, станут ли получать сироты бесплатное жилье? Да мало ли о чем мы узнаем чистую правду, если в город вернется законный городской голова.

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE