Одесский журналист: Костусев опять повел себя как ничтожество (ВИДЕО)

 Давайте-ка и мы включимся в дискуссию, которая длится уже несколько дней и пока не идет на спад. Я имею в виду задержание экс-нардепа Игоря Маркова  и отношение к этому факту разных слоев городской громады. Разброс мнений на этот счет достаточно широк.

Кто-то полагает, что в отношении Маркова сработала репрессивная машина, и он поплатился депутатским мандатом, а позднее и свободой за пророссийскую позицию и резкую критику власти, на его взгляд, коррупционной, неправосудной, антинародной. Другие советуют не забывать того, что парламентский статус Марков утратил, после того, как документально было доказано, что выборы на 133 округе в Одессе оказались сфальсифицированными в его пользу, а о грехах власти он  заговорил только  на следующий день после изгнания из парламента.

Что же произошло с Марковым на самом деле? Не будем копировать путинского «она утонула» -- этим он, если помните, цинично ограничился в ответ на вопрос о том, что произошло с трагически погибшей подлодкой «Курск». Сказать «он сидит» -- значит не сказать ничего. Попробуем, насколько хватит сил, разобраться в том, что случилось детально, опять-таки, следуя раз и навсегда принятому нами принципу: никакой отсебятины, вся информация  -- из открытой прессы.

Начнем, простите за тавтологию, с самого начала. Доказан ли тот факт, что выборы Марков в действительности проиграл; что из 22 349, якобы, отданных за него голосов, 6038, как выяснилось, фальшивка? Суд утверждает -- доказан. Имеет ли Марков после этого право и дальше заседать на Грушевского? Разумеется, нет. Это понятно. Тогда продолжим…

Разве только сегодня стало известно, что во время выборов  народных депутатов на 133-м избирательном округе Одессы творилась какая-то чертовщина; что в ход пошли ручки с исчезающими, симпатическими чернилами; что число технических кандидатов от Маркова зашкаливало; что царила здесь  обычная наша противозаконная чехарда? Нет, не сегодня. Это прекрасно  видели все, кому полагается следить за неукоснительным соблюдением норм  избирательного законодательства. Ведь жалобы на то, что имеют место карусели, подлоги, вбросы заранее заполненных бюллетеней, издевательства над наблюдателями, замена одних протоколов с мокрыми печатями другими и так далее, и так далее, касались не только творящегося на   территории города, но всех градов и весей независимой Украины. 133-й участок не мог быть исключением. Отчего же суд не взялся за дело тогда? Почему сразу же после выборов не началось суровое разбирательство, которое поставило бы все точки над «и»? Вопрос в пустоту. Зато другой – имеет ли право Высший админсуд лишать депутатов мандатов по иску какого-либо дошлого законника – хотя бы Кармазина, -- ответ однозначен. Согласно Конституции -- нет! Кстати, когда подобное случилось с другими нардепами, Марков за них не вступался – хранил молчание…

Как же тут быть? Преступление, как будто, доказано. А покарать за него виновных нельзя. Но, с другой стороны, не мириться же с тем, что продолжат решать судьбы страны, наши с вами судьбы, люди, нагло преступившие закон! Конечно же, нет, нет и нет. А можно ли допустить, что Марков, когда бы не позиционировал себя столь непримиримым противником евроинтеграции Украины, коли высшая власть уже, вроде, решила ступить на этот  путь, остался бы нардепом? Вполне вероятная вещь.  Стало быть, он, в известном смысле, жертва режима? Можно сказать и так. Но ведь одновременно и преступник, укравший чужие голоса. И то, что послушные столичной воле судейские прозрели только сейчас, действий Маркова не извиняет. Противоречие?  Противоречие! И еще какое!

Теперь обратимся к событиям  более давним, к избиению слабого, малочисленного пикета противников установки памятника основателям Одессы на Екатерининской площади в 2007 году. Многие одесситы знакомы с этим позорным видео. На глазах у бездействующих ментов уверенные в своей безнаказанности крепкие парни нападают на вполне мирную демонстрацию, у которой из оружия – один мегафон, и начинают гонять их по площади, как зайцев, доставая  кулачищами и ногами. Среди нападающих – наш герой. Избили нескольких человек. Тот, кто особенно сильно пострадал, кто получил от Маркова сполна и больше, даже «свободовцем» не был. Средних лет «христианского социалиста» саданули ногой в висок с такой силой, что он  не сумел подняться.  Лежал на асфальте, головой в луже крови,  тяжело вздрагивал и сипел. Так выглядит, господин Казарновский, «разбитая губа националиста». Человек этот стал инвалидом. За что? Да всего лишь за то, что ему не нравится Екатерина вторая. Неправда ли, злободневный повод для братоубийственной грызни?

Кстати говоря – и это любопытнейший момент – против памятника Екатерине с фаворитами выступал и президент Ющенко. У Эдуарда Гурвица были, как  известно,  в связи с этим определенные  неприятности. Поговаривали, что Ющенко, который после возвращения памятника на свое место больше никогда не приезжал в Одессу, не простил Гурвицу того, что он ослушался его совета не восстанавливать скульптурной композиции. Гурвиц же вернул красивейшей площади Европы ее прежний облик, потому что этого пожелало большинство опрошенных горожан. Если эти сведения верны, значит, местные воинственные русофилы выступили заодно с ненавидимым ими оранжевым главой государства. Правда, по разным причинам.

 Скажите,  должен ли был суд, рассмотрев иск против Маркова, тогда же наказать его с приспешниками за содеянное; за трусливое, наглое избиение горстки невооруженных, не способных защитить себя граждан? Должен был! Почему же он этого не сделал; почему наплевал на отчетливо изложенную обвинительную позицию министра внутренних дел Луценко; почему закрыл это уголовное дело то ли в связи с отсутствием состава преступления, то ли за недоказанностью вины Маркова? Почему прокуратура  энергично взялась за старую «уголовку» только сейчас? И где подевались остальные участники безобразного инцидента, включая сюда сохранявшую нейтралитет милицию? Тут и голову ломать не приходится. Киев интересовал только зачинщик, который  внезапно отбился от рук. До тех пор, пока Марков был, если не угоден, не мил, то, по крайней мере, безразличен власти, на его кровавую проказу внимания не обращали. Но как только он пошел поперек мейнстрима, тут же получил по сусалам. И наша абсолютно, как вы понимаете, независимая прокуратура внезапно прозрела. Прозреет  за нею, думаю, и наш кристально честный суд. Марков, скорее всего, будет осужден. На какой срок – вопрос второй. Все зависит от того, как будет себя вести. Склонит повинную голову, может и условным сроком отделаться.  Но нам-то как прикажете ко всему этому относиться?

 Имела ли право прокуратура возобновлять дело, по которому однажды  было принято окончательное, не подлежащее обжалованию решение? В принципе, имела,  по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако ничего такого, насколько мы знаем из прессы, она не накопала. Тогда допустимо ли было срочно реанимировать тяжбу, по статьям которой все сроки давности истекли? Однозначно, нет. Но лишь с одной стороны.  С другой же, --  люди были избиты. Это раз. Человек был изувечен. Это два. Стал неполноценным. Всю оставшуюся жизнь он вынужден теперь искать денег на лекарства. Можно ли этакое, если вина вот она, на ладони, простить только оттого, что правоохранители разного уровня и профиля шесть лет назад получили взятки и, не услышав окрика сверху, спокойно сфальсифицировали (опять фальсификация!) ход судебного процесса? Что там сказано о слезинке ребенка? А тут взрослого, дееспособного мужика превращают ни за что, ни про что в беспомощного бедолагу. Так, может быть, пора изменить уголовный кодекс; забыть о сроках давности, когда речь идет о  здоровье и жизни человека? Итак, Маркова задержали, нарушив закон. Это факт. Но он совершил тяжкое преступление, и сам бог велел ему за это ответить. Это тоже неоспоримый, с точки зрения здравого смысла,  факт. Снова, как видите, налицо жесточайшее противоречие.

 В том, что водителей мусоровозов, функционеров с рынков, ближайшее окружение Маркова и нищих, униженные властью  стариков, которых ничего не стоит рекрутировать за кило дешевой картошки, пытавшихся, правда, безуспешно, поднять по тревоге весь город; пеструю группку соратников Маркова агрессивно ворвавшуюся в кабинет председателя облгосадминистрации, иначе чем бунтовщиками не назовешь, и самые активные и хладнокровные из них  получат, скорее всего, как нарушители общественного порядка все, что им причитается, сомнений нет. Но сравнивать, как это делалось, одесский инцидент с врадиевским противостоянием просто безнравственно. Там доведенный до отчаяния народ народ выступил против оборотней в погонах. Тут протестующие  пошли против системы, которой сами же истово служат, но которая вдруг решила поступиться одним из своих маленьких винтиков. Вот как выглядит этот поразительный парадокс.

Тут дело не в столкновении курсов на евроинтеграцию или  панславянство, постепенное слияние с Европой или реставрацию российской монархии,  а в абсолютной распущенности властей предержащих, которые порой  ведут себя с нами, как голые в бане, -- бесстыдно и равнодушно, не принимая во внимание того, что на них смотрит сорок шесть миллионов пар всевидящих глаз. Бесконечная болтовня о «покращенн1», которое больше напоминает гниение; нелепые реформы, придуманные, кажется, не вполне вменяемыми людьми, ибо направлены на уничтожение бизнеса, экономики, культуры, снижение уровня благосостояния людей; превращение нации в стадо, поголовье которого следует в максимально короткие сроки сократить;  сумбурные и непрофессиональные действия  правительства – в области налогов и сборов, экономики, здравоохранения, пенсионной сфере уже столько раз публично проанализированные, что нет ни малейшего смысла повторять всем хорошо известное; избирательное правосудие, использование силовых структур в идеологических и карательных  целях; заангажированная, пренебрегающая элементарными нормами закона, фабрикующая людоедские дела прокуратура; полное пренебрежение человеческими правами;  коррумпированность, поразившая общество сверху донизу, -- это характерные черты нашей повседневности; с этим мы сталкиваемся сплошь и рядом; об этом говорим, уже не на кухнях и шепотом, а громко, во весь голос, на всех перекрестках. Тут я америк не открываю. И если  возвратиться к нашим баранам, придется констатировать -- именно этому режиму попал под колеса Игорь Марков, который  еще с месяц назад, будучи его органическим порождением, прекрасно и вдохновенно с ним сотрудничал.

 Никто ему не мешал произносить безумные украинофобские речи; никто не возражал против появления в одесском эфире, на принадлежащем ему телеканале, оголтелых эмиссаров русского проекта, наподобие, клинического лжеца Леонтьева; никто не обращал внимания на использование техники его мусороуборочной компании в политических целях. Только когда в тяжелую, многоснежную зиму он вообразил, что может шантажировать город, завалив его мусором, ибо его танки, якобы, не способны пробиться через наледи к урнам, Эдуард Гурвиц доказал ему, что бога за бороду он еще не схватил. Обошлись без Маркова, с фирмой которого город договор расторг. Но с приходом в мэрию  в качестве врио городского головы марковского дружка делу был дан задний ход, и вот закономерный  результат -- карета мусорного короля в час «Ч» загородила выезд из областного управления внутренних дел.

Да разве только это? А санатории, которые марковская группировка бомбила, уничтожала, присваивала, не гнушаясь членовредительством (об этом с подробностями могут поведать  главврачи санатория им. Горького); а буза на базарах, которыми  исправно занимался и занимается его полпред Бовбалан; а демонстративная, под прицелом телекамер,  экспроприация «Дальницких карьеров»; а захват  охраной олигарха местного разлива  работников СБУ, пусть даже и ведших тогда наблюдение за его «Белым парусом»?! И все это совершенно безнаказанно. В режиме наибольшего Маркову благоприятствования.

 Не хочу продолжать. Все это уже многократно говорилось. Добавлю только, что даже сейчас, на излете своей политической карьеры (одесситы очень на это надеются), некая фирма «Миком-Юг», которую Марков косвенным образом контролирует, получила разрешение на разработку проекта землеотвода в переулке Чайковского. Там она будет строить на месте старых домов, которые снесут, новую семиэтажную гостиницу. И это после всех бурь по поводу  возведенного в том же переулке дома, нарушившего рисунок городского ландшафта уже тем, что он поднялся выше соседствующего с ним оперного театра.

Я не занимаюсь журналистскими расследованиями. Мое дело подчеркнуть, что сегодня мы оказались в совершенно неожиданном для себя положении – должны приветствовать поступок противоправной системы, которая на сей раз, действуя, конечно, в собственных интересах, воздала, пусть не всем, но некоторым из сестер, как говорится, по серьгам. Понятное дело, с опозданием, свидетельствующем о заказном характере ее деяний. Но воздала. Снова применила избирательное правосудие. Но,  как это ни странно, -- защищая закон.

Марков не первый и не последний из скороспелых политиков, которые по тем либо иным причинам впадали у нас в немилость. Сажали и других. Судили. Отправляли на нары. Изгоняли из страны. Надругались над вчерашними соратниками. Вели себя по отношению к ним жестоко. Маркову в этом смысле еще рановато жаловаться. Отчего же столько шума именно по поводу него? Давайте трезво посмотрим на вещи. Не будем путать святое с праведным. Праведный гнев овладел только его телеканалом АТВ, который, как уже бывало, стал, защищая своего фактического хозяина,  на бессрочную вахту.

Заметьте, послушанием репортеров АТВ, так называемая, народная поддержка Маркова и  ограничивается. Но ведь  именно стараниями этого телеканала и был сформирован образ своего хозяина как принципиального, последовательного антисемита, украиноненавистника; заложника, если не российских спецслужб, то уж путинского пропагандистского аппарата, наверняка.

Недавно бывший главный редактор АТВ Перевалова взывала к зрителям с просьбой оценить вклад «великого», как она выразилась, телеканала в дело развития провинциального авторского телевидения вообще. Дескать, все твердят о политической составляющей вещания, но здесь появилось на свет много неполитических программ, каждая из которых свидетельствовала о креативности сотрудников АТВ, об их талантливости, широте взглядов, растущем мастерстве и тому подобном. При этом она добавила, что все это оказалось возможным благодаря «нежадному» хозяину.

 Вот оно – ключевое слово. Вообразите, в то время, как другие местные телевидения, с трудом выгрызая каждую копеечку, пытались удержаться на плаву, АТВ не знал ни в чем ограничений. Расчет Маркова был безошибочным. Он понабирал десятки энергичных,  молодых, зачастую духовно незрелых мальчишек и девчонок и дал им право делать, что вздумается, не ограничивая себя, пусть и в разумных пределах, тратами. А заодно им было внушено, что и на мораль вкупе с нравственностью они тоже могут наплевать. И этот воспитательный посыл вполне в характере Маркова, которого бывает невозможно остановить, когда перед ним возникает какое-либо препятствие. Дескать, главные принципы, которым стоит следовать и в жизни, и в творчестве: ради достижения цели все средства хороши;  ради красного словца не пожалею и отца. Разумеется, если этот отец не Марков или неприкосновенные лица, входящие в его ближний круг. Ребятки и пустились взапуски, не интересуясь, откуда дровишки, ибо не были и, честно говоря,  не стали профессионалами. Они, находясь в клановой теплице, впали в блуд вседозволенности, так и не сумев понять, что контент СМИ жестко детерминируется теми, кто газеты, журналы, сайты, радио и телевидение содержит, финансирует. Впрочем, может быть, притворялись, что этого не понимают, потому что как только на Думской обосновался идеологически близкий им Костусев, немедленно перестали гневаться и стали тошнотворно сервильными. Тем  самым они, все-таки, подтвердили тот тезис, что свобода репортера – а в  случае АТВ позволительно говорить только о репортерстве или об авторских экзерсисах, но не о журналистике в чистом виде,-- сводится лишь к свободе выбора  продюсера, финансового  партнера. Идеальный вариант для тебя возникает, если ты искренне разделяешь мировоззрение работодателя. В противном случае, чтобы сохранить достоинство, нужно либо менять место работы, либо молчать в тряпочку.

На АТВ наиболее строго контролировалось только политическое вещание. Несогласные исчезали.  Количество пропагандистких передач – от «Линии фронта» до «Гордиева узла» и «Совещания» было весьма и весьма значительным. Ту же функцию выполняли «Новости». Именно эти программы оказались наиболее заметными. Каждая из них была неизбежно заангажированной, хотя у той же Переваловой, благодаря уму и женской пластичности, это обстоятельство было порой почти незаметным, смикшированным, а в «Новостях» антигурвицевский тренд просто выпирал флюсом. Особое место занимала и занимает чудовищная «Правда» бесноватого (другого слова не подобрать) Кваснюка, в монологах которого ничего не стоит отыскать весь спектр уголовно наказуемых формулировок – от антисемитских эскапад до человеконенавистнических характеристик, примеров фальсификации истории, призывов к свержению существующего строя и антиукраинских лозунгов. И все это -- в контексте ужасающей, невозможной, неприемлемой для современного телевидения брутальности.

В свое время именно из-за  наличия в эфире АТВ передач этого монстра над каналом нависла угроза угроза утраты  вещательной лицензии. Тогда телеканал спасло, извините за лексику, «бабло». Уверен в этом. Иначе не понять, как могли харьковские эксперты, проведя исследование возмутительных текстов  Кваснюка, прийти к выводу, что перед ними просто субъективные суждения журналиста. И в те дни  АТВ  бил в набат; по-моему, пикетировал то ли суд, то ли прокуратуру, и, как ему показалось, добился своего.

В действительности же, повторяю, спас канал нежадный хозяин. Возможно, в ход пошли и русские денежки. Много ли вы знаете кандидатов в нардепы и бойцов идеологического фронта в ранге бизнесменов, которые тратят на святую борьбу лично нажитое?  В свое время, когда «Круг» принадлежал мне, а АТВ еще и на горизонте не брезжил, нам российская сторона тоже предлагала «воспомоществование» в достаточно крупных размерах, дабы разыграть с нею вместе русскую карту. Однако мы от такой помощи отказались, потому что идея становления самостоятельной, независимой, самодостаточной Украины, чья непростая история постоянно перевирается евразийскими пропагандистами, нам представлялась куда более привлекательной, чем существование в качестве лакея чужого режима, неуклонно скатывающегося в тоталитаризм.

И еще одно. Считаю необходимым процитировать здесь кусок  с  сайта «Думская. нет», который мне кажется в русле нашей дискуссии  очень точным. Вот он. «Некрасиво приводить в качестве аргумента высказывание пастора Немеллера «Когда приходили за евреями…». Сравнивать одиозного политика, причастного к разграблению миллионного города, с немецкими евреями, социал-демократами, профсоюзными деятелями, коммунистами и другими — это плевок на могилы невинных жертв нацизма. Если уж хочется проводить аналогии, то проведите ее между Марковым и Робеспьером – оба попали в жернова системы, которую сами же активно строили. Да и то, Робеспьер, по крайней мере, искренне верил, что борется за счастье народное. Во что, кроме денег, верит Марков, сказать трудно».

Добавлю к этому, что так же пошло проводить параллель между критическим поворотом в судьбе Маркова и заключением Юлии Тимошенко. Письмо, якобы, от ее имени, распространенное после вынесения вердикта суда о лишении Маркова депутатского мандата,  где речь о нем идет, как о новом, подающем надежды лидере Юго-Востока Украины, перспективном кандидате на президентский пост, кажется мне  неумным, фейковым изобретением каких-то политтехнологов. Тем более, мне кажется неуместной такая суматоха вокруг этого имени, когда есть темы, простите, более злободневные; когда накануне подписания  Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, мы никак не можем добиться от Президента  освобождения главного политзаключенного страны, хотя бы для лечения за кордоном. И это при том, что помилование Тимошенко, пусть и однобокое, частичное, предложенное миссией Кокса-Квасневского как паллиатив,  может устроить на нынешнем этапе всех, без исключения.  Вот о чем нам нужно думать, если мы хотим, чтобы у нас было будущее.

 На последнем ток-шоу Шустера сделал неожиданное предложение Эдуард Гурвиц. Исходя из того, что, в отличие от закона о помиловании, закон об амнистии существует и может быть легко примененным, он предложил Верховной Раде амнистировать Тимошенко, переложить ответственность на себя и лишь затем передать этот документ, как водится,  на подпись президенту. Но и это предложение утопили в потоках ничего не значащих слов. Таким образом,  наш евровыбор все еще под угрозой. Бюрократическая парламентская тусня продолжается – это яснее ясного --  для отвода глаз. Дело только и единственно за президентом. Один из участников  ток-шоу воскликнул: кто в истории кого-либо миловал вопреки букве закона? На это прозвучал ответ, по-моему, умнейшего, дипломатичнейшего  Петра Порошенко:   Понтий Пилат. И тут подумалось -- неужто Януковичу, когда он окажется там, где будем мы все; чего ни нам, ни ему, если он и правда, как утверждает, стал глубоко верующим человеком, -- неужто ему не страшно, что  будет он там, за пределами добра и зла, сидеть, как булгаковский персонаж, целую вечность на краю пропасти, задавая себе вопрос, отчего испугался, не осуществил по отношению к  инакомыслящей акта милосердия, который очистил бы и его самого?

Пора заканчивать. Мне, отнюдь, не хочется, чтобы в нашей стране правило свой бал беззаконие. Я категорически против преследования журналистов за их убеждения. Я против избирательного правосудия. Я искренне сочувствую, пусть это не вызывает издевательских улыбок, семье Маркова, оказавшейся в очень непростом положении. Ему нанесли удар в спину его же заединщики. Если бы его судили в ту пору, когда он совершил противоправные действия или за какие-то иные проколы в финансовой, хозяйственной сферах, сразу вслед за тем, когда на них набрели какие-то ревизоры, у всех у нас на душе было бы спокойнее. Но произошло то, что произошло. И, понимая, что преступление не может оставаться безнаказанным, вынужден, увы, сказать, лучше позже, чем никогда.  Жаль, конечно, что представители власти в Одессе – и администрации города и области, и силовики --   вновь проявили себя  наутро после случившегося не с лучшей стороны. Не рискнули выйти к обеспокоенным людям и честно рассказать о том, что и как было. Видимо, команды сверху не получили. Жаль, что врио городского головы опять повел себя как  ничтожество. Первый визит после возвращения из Китая нанес зверушкам, а затем потребовал запрещения митинга в поддержку друга  и сбежал на больничный. Весьма поучительная ситуация.

Что же до телеканала, то я бы на месте его руководства немедленно уволил с работы Кваснюка и обратился в Нацсовет с рядом предложений, не только об упорядочении документации, но и о приведении контента АТВ в соответствие с общепринятыми в журналистике нормами. Тогда, может быть, и  уцелеет…

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE