Одесский обозреватель: экономический кризис продолжается и набирает обороты

 Президент интенсивно отпраздновал день рождения, переутомился и ушел в отпуск. Отпуск, как всегда, будет рабочим. Между чтением подарка однопартийцев — оригинального экземпляра «Апостола», отпечатанного в XVI веке, и подписанием законопроектов, принятых под занавес сессией Верховной Рады (их читать необязательно), остается не так много времени для размышлений. Хотя у главы государства есть о чем думать. И кое-что необходимо придумать. Срочно.

ЧТО ТАКОЕ ЗАСТОЙ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ

О том, что представляет собой управленческая идея Азарова, можно было догадаться давно. Оригинальность мысли несвойственна создателю налоговой службы Украины. Так что нелепо приписывать Николаю Яновичу авторство политики, изобретенной и проводимой восемнадцать лет Леонидом Ильичом. Брежневский застой и азаровское болото — универсальный способ решения одной и той же задачи сохранения власти. Причем одним и тем же методом. Консервацией, или, как теперь выражаются, стабилизацией экономической обстановки.

Брежневу удавалось это, в первую очередь, за счет изоляции экономик стран «социалистического лагеря» от остального мира. И то не полностью. Как только стали дешеветь энергоносители (основной предмет экспорта во внешний мир), бюджет СССР, а затем и весь Союз затрясло так, что за несколько лет следа не осталось от великой державы.

Казалось бы, это должно научить уму-разуму сторонников экономической стабилизации любой ценой. Но нет. В совершенно новых условиях идея застоя воскресла и проводится в жизнь под названием политики социально-экономических реформ. Реформы состоят в том, чтобы государству выжать из бизнеса, населения, территории и ресурсов Украины всю «капусту», выжатым пообедать, а остатки обеда раздать как пособие неимущим.

При коммунистическом режиме тоже так поступали. Только тогда львиная доля выжатого шла на интернациональную помощь и военно-промышленный комплекс, а теперь оседает в оффшорах на счетах олигархов и крупных чиновников. Различие это, на мой взгляд, для рядовых граждан несущественно. Куда существенней доля, которая в первом и втором случае остается на социальный популизм.

Если при коммунистическом режиме вычислить эту долю было вообще нереально (забирали все «по способностям», отдавали, что захотят и кому захотят, «по потребностям»), то теперь пропорции определяются соотношением валового национального продукта и совместных расходов государства и бизнеса на социальные цели. В номинале это соотношение мало что говорит, но в сравнении с такими же показателями соседей можно смело утверждать: украинцам достается в два и в три раза меньше.

Причина, естественно, не в злой воле правящей партии и представляющего ее премьер-министра. Вполне вероятно, что, проводя политику тотальной стабилизации, Азаров хочет добра и руководствуется благими намерениями. Но в нынешних условиях этими намерениями вымощена дорога в ад.

О причинах неудач в стабилизации экономики, что привело к падению промышленного производства, росту дефицита госбюджета, ненормальному увеличению государственного долга и прочим многочисленным бедам, можно рассуждать долго и писать диссертации. В каждой из них, разумеется, будет упомянуто о мировом финансово-экономическом кризисе. О том, что кризис ухудшил конъюнктуру для ряда отраслей украинской промышленности на внешних рынках. О том, что это повлияло на внешнеторговый баланс государства. О том, что высокая цена на природный газ этот дисбаланс усугубила. И все перечисленное, конечно, правда.

Но не вся правда. Основной дисбаланс нынешней Украины, и об этом почему-то все хором молчат, состоит в том, что несвободная во всех отношениях экономика нашей страны сосуществует с глобальной мировой экономикой. Относительно свободной от государственного вмешательства и защищенной от вмешательства законом.

РОСТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОПУХОЛИ

Степень экономических свобод в данном случае играет решающую роль. Именно она позволяет частному бизнесу в трудных условиях конкуренции реконструировать, за-крывать и открывать производства, переводить их в более благоприятные районы и в другие страны. Большая степень экономических свобод позволяет бизнесу сохранять конкурентоспособность в самых неблагоприятных условиях, выживать и даже расширяться во время кризисов. Что и было продемонстрировано в 2008–2013 годах в развитых странах.

Можно заметить, что в Украине во время кризиса тоже выросли доходы некоторых олигархов, расширился их разнообразный бизнес. Появились даже новые миллиардеры с активами, поражающими воображение. Но этот рост можно сравнить с ростом злокачественной опухоли в теле больного человека. Он не результат инноваций или открытия новых производств. Он результат изъятия имущества у прежних собственников и передела «майна» при содействии господствующей власти.

Здесь следует упомянуть о главном отличии свободной экономики от несвободной. В случае когда государство или надгосударственные структуры регулируют финансовую или хозяйственную деятельность, частная собственность в системе свободной экономики надежно защищена. Нельзя вообразить, чтобы рейдеры (а такое явление существует во всем мире) пользовались поддержкой полиции или прокуратуры. Нельзя вообразить, чтобы по команде чиновников или за деньги суды принимали неправосудные решения во всех инстанциях, а тем более отказывали в рассмотрении имущественных исков.

Если в Украине частная собственность не защищена, НИКАКИЕ меры по стабилизации, а тем более развитию экономики невозможны. Стабилизация сведется к застою, а развитие — к очередному переделу собственности. То, что в нормальной стране правильно и дает результаты, у нас в лучшем случае уйдет в свисток, а в худшем случае выродится в ужесточение и усиление контроля над всем, до чего дотянется рука государства.

Отличный пример — борьба с тенизацией экономики, которую последовательно, но похожими методами украинская власть ведет больше десятилетия. Что только не предлагалось для этого, что только не внедрялось с помощью постановлений правительства и Национального банка Украины. В итоге возвращение налога на добавленную стоимость превратилось в разновидность государственного рэкета, возврат валюты от экспорта — во всеукраинскую спекуляцию, а курс гривни — в универсальный стабилизатор застоя.

И чего добились с помощью ограничения экономических свобод? Спада промышленного производства. Сокращения золотовалютных запасов. Бегства иностранных инвесторов из страны. Дискредитации финансовой системы и снижения мировых рейтингов Украины в целом. Добились того, что дефицит бюджета не покрывают даже отчаянные усилия нового монстра — Министерства налогов и сборов.

Припоминаю, что в избирательных обещаниях нынешнего Президента Украины речь шла о налоговых каникулах, уменьшении налогового пресса и прочих увлекательных для предпринимателей сюжетах. Ладно. Добрые сказки забыли. Но зачем же писать злые? Зачем принимать «вексельный» закон, способный похоронить все, что выжило после кризиса. Слово «после», правда, в этом контексте лишнее.

Экономический кризис в Украине продолжается. Он набирает обороты.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.
http://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE