Журналист: лучшего мэра Одессы, чем Эдуард Гурвиц, нам не отыскать (ВИДЕО)

 В последнее время сессии городского совета все чаще начинают напоминать шутовское шоу. В голову лезет «Камеди Клаб» с его далеко не первоклассными репризами. Чтобы согласиться со мной,

достаточно было либо побывать на последнем таком представлении на Думской или даже просто пересмотреть репортажи оттуда, чем поразвлекались все, без исключения, местные СМИ, электронные и печатные. Чего стоил только диалог между депутатами Селяниным и Иваницким по поводу, так называемой, «каштанно-минирующей моли», которая, хоть Селянин ее ни разу не видел, что возмутило Иваницкого, выела из городского бюджета сто тысяч гривен! А внезапно настигший другого депутата – перебежчицу от Маркова во фракцию ПР  Есиневич – обморочный сон, как раз в то время, когда нужно было проголосовать «за» или «против» проекта решения «Об утверждении Правил размещения временных сооружений для проведения предпринимательской деятельности в Одессе», то есть речь зашла о пресловутых МАФах?!  «Вопрос», если формулировать на нашем бюрократическом волапюке,  из-за сонливости Есинович  «не прошел». Правда, переголосование закончилось тем же. Иначе и быть не могло, ибо значительное число безобразных будок, превративших Одессу в подобие «7 Километра», крышуют сидящие в зале народные избранники.

 Характерен публичный скандал между депутатом Шереметом и начальником управления торговли Прейгер, которая заявила, что последний однажды обратился к ней с просьбой узаконить, ни много, ни  мало, 30 МАФов, но получил отказ. Шеремет, утверждая, что его оклеветали, подал в суд, и, возможно, одолеет Прейгер. Однако каждому вменяемому одесситу известно, что будки на наших улицах так просто, из ничего и ниоткуда, не появляются. Каждая – чей-то бизнес. И сколько ни тряси подставных лиц, которые значатся владельцами МАФов,  те, кто владеют ими де-факто, будут цепляться за любую возможность защитить свои карманы.

 Именно потому на месте каждого из снесенных МАФов немедленно появляется – в среднестатистическом плане – несколько других. Бороться нужно не с будками, а с системой; с классом коррумпированного чиновничества. И сделать это очень просто. Отобрать у него право что-либо согласовывать, и класс этот прикажет долго жить в считанные часы. Будучи лишенным питательной среды взаимных откатов, он абсолютно нежизнеспособен. Но поскольку у Киева таких крамольных идей не возникает, мы продолжаем имитировать бурную деятельность, направленную на противодействие коррупции.  Вот и на сей раз горсовет учредил депутатскую комиссию, обязанную проследить за тем, как соблюдаются нормы закона при установке в городе ларьков и будок. И это, как вы понимаете, тоже скетч для «Камеди Клаба». Точно такой же, как выступления врио городского головы то с кувалдой, то с бензопилой.

 У нас нормальная постсоветская страна. Провинция с прецизионной точностью копирует столицу. Если в Верховной Раде все еще, несмотря на отчаянные, на грани фола, действия оппозиции, все еще сидят кнопкодавы-пианисты, а заседания парламента игнорируют прогульщики, то почему бы не поиграть чужими карточками  в горсоветах, конечно, в том случае, если захочется сессию посетить. Последнюю в Одессе проигнорировало немало граждан, за которых вы на местных выборах усиленно тянули руки, а уж в чужие карточки в этот день на Думской наигрались просто от пуза. Так, свежеиспеченная регионалка, откровенно веселясь, прямо в первом ряду сессионного зала, как заметила съемочная группа телеканала «Репортер», постоянно  «отмазывала» в течение сессии от двух до четырех отсутствующих партайгеноссе.

 Коронным номером в комическом жанре было, конечно, не столько исключение из повестки дня пункта, связанного с обсуждением Генплана, сколько суровое заявление Костусева о том, что всех, виновных в происшедшем, он намерен примерно наказать – и Грекова, и Касымова, и начальника этих господ, мальчика для битья Колокольникова, исполняющего обязанности  главного архитектора. Правда,  проделать это прямо сейчас, на сессии, ну, скажем, выгнать всех трех с работы или наказать розгами, врио городского головы отказался.

 Достойным завершением скетча была окончившаяся фиаско попытка Костусева объясниться у подножия памятника Пушкину с честным народом, манифестировавшим перед зданием горисполкома.  Нашего болтуна слушать не пожелали, микрофон отобрали, а его надорванных в непрекращающейся полемике с «Викоилом» голосовых связок на общение с одесситами без усиления, разумеется, не хватило. И пошевелив с минуту губами, неслышно, как в немом кино,  он удалился в сопровождении охранников обратно, в зал, где слушать его обязаны поневоле.  Пока обязаны.

  А если шутки в сторону, то выступающая против принятия Генплана развития Одессы в его нынешнем виде общественность со всей очевидностью доказала, что в некоторых случаях ее активность в защите прав городской громады может оказаться весьма и весьма результативной. Я сейчас не буду подробно разбираться в том, какие из требований горожан несомненно разумны, а какие вызывают ощущение некоторого верхоглядства, торопливости. Ведь, в конечном счете, те либо иные решения, касающиеся застройки городских территорий, должны быть тщательно проработаны независимыми экспертами, хорошо разбирающимися в существе проблемы, способными доказать людям, что неизбежны ситуации, когда в интересах общего приходится поступаться, на соответствующих условиях, естественно, собственными, частными интересами. Но все это потом. Сейчас важно лишь то, что факт гражданского неповиновения заставил власти отползти назад. Жалко, что не во всех случаях, когда этого требует здравый смысл, мы так же единодушны.

 Генплан на сессии обсуждать не стали, зато реализовали идею уничтожения Центра им. Б.Я. Резника. По сути, разделались с его главным врачом Людмилой Будяк, вслед за чем, понятно, воспоследуют другие кадровые и финансовые решения; объединили замечательную педиатрическую клинику с другой, ничем особенным себя не проявившей; забросили реанимацию грудничков на дачу Ковалевского (ближний свет, если вспомнить об автомобильных пробках!); приблизили час, когда замечательное здание на углу Садовой и Дворянской приберут к рукам какие-нибудь нувориши; торпедировали мечту выдающегося педиатра, причем зло и неумно, ибо все, что здесь происходило годами, теперь теряет свое значение.

  Разве это нормально? Почему и по этому поводу не вышли на улицы тысячи людей, чьи малыши теперь будут лишены высоко профессиональной помощи  команды опытных врачей, подвергнутой гонениям со стороны бездарного управления охраны здоровья во главе с послушной марионеткой Шпаком, притворяющимся, что в Одессе осуществляется грамотная медицинская реформа?  Ведь этой бредятине, исходящей из ведомства окончательно потерявшей стыд и совесть Богатыревой, мамаше псевдофармаколога, вакцина которого отправила на тот свет нескольких детей, все равно рано или поздно будет положен конец. Точно так же, как досужей болтовне о страховой медицине, которая предполагает лишь создание сети жульнических фирм, так как иного при нашей колченогой экономике и тотальном обнищании населения и быть не может.

  Уничтожение Центра им. Резника безнравственно еще и потому, что это лечебное учреждение особого свойства; оно сугубо наше, одесское, основанное на достижениях нашего врача, равных которому при  его жизни можно было пересчитать по пальцам. Одесситы, вроде бы, должны были все это понимать и немедленно, как только заподозрили, что горсовет собирается включить сей пункт в повестку дня сессии (помните, я предполагал, что это произойдет), перекрыть движение вокруг Центра во всех направлениях и не сдаваться, пока сидящие в сессионном зале депутаты не опомнятся. Должны были, но ничего не сделали. До того они сдали медуправлению на съедение хозрасчетную поликлинику на Жуковского. Теперь – центр Резника. Если так пойдет дальше, не стоит удивляться, что мы протестуем, а Васька слушает, да ест.

 Кто-то еще недавно, помнится, клялся, чуть ли не на Библии, что на 13 станции Большого Фонтана, у спуска на стоянку над морем, не будет никаких шлагбаумов. Но шлагбаум уже появился, и с каждой машины требуют по двадцатке за съезд по бугристой, давно не ремонтировавшейся дороге на неухоженную, кое-как залитую неровным асфальтом площадку. Кто-то начал возмущаться и получил от городской управы ответ, что владелец шлагбаума действует по закону; мол, все документы у него в порядке. Послушайте, не напоминает ли это вам знаменитый «Провал», на капитальный ремонт которого собирал с экскурсантов денежки Остап Бендер? Что это за роль такая – владелец шлагбаума? А ну, как я установлю полосатую палку при входе на Дерибасовскую, получу с кого-нибудь из местных коррупционеров нелепую разрешительную бумажку и стану потрошить всех пешеходов за право ходить по священной одесской брусчатке? Что, будете безропотно раскошеливаться? Однажды вот так же, в Кракове, с меня пытались содрать кругленькую сумму русские мафиози. Оказывается, я должен был уплатить им дань за то, что топчу асфальт старинного польского города. В общем, шлагбаум на 13-ой Фонтана – идиотизм, для того же «Камеди Клаба».

 В контексте только что описанного возникает немало домыслов по поводу нескольких решений, кроме того, что касалось МАФов, которые сессия тоже провалила.  Не дала приватизировать строение на пляже «Дельфин», 2-ой этаж дома на Пушкинской; отказалась узаконить строительство гостиницы в санатории им. Чувырина; не отдала в распоряжение господ Кауфмана и Грановского  оставшиеся в распоряжении города 25% акций гостиницы «Пассаж». А так как за каждым актом приватизации кто-нибудь или что-нибудь стоит, нам остается только гадать, что помешало городскому собранию продолжить разбазаривание коллективной собственности горожан. Лишь в случае с «Пассажем» можно предположить, что кто-то счел достаточной и очередную аферу с Аэропортом, уже подаренным вышеозначенным гостинично-водочно-транспортным олигархам. Правда, к следующей сессии все нестыковки, скорее всего, будут устранены.

 Кое-что для ясности уточню. К сведению одесситов: половина земельного участка международного аэропорта «Одесса», то есть, 250 гектаров земли отданы неназванному госпредприятию, которое будет строить взлетно-посадочную полосу. «Создано специальное государственное предприятие, которое будет строить нашу с вами полосу. Это очень здорово, это просто для нас с вами подарок. Это значит, что Одессу любит бог», — судорожно воскликнул врио городского головы. Ему, доктору экономических наук, сыгравшему главную роль, в ограблении Одессы, потерявшей аэропорт, не пришло в голову спросить себя: а почему бы, если государство решило сделать  такой подарок, просто не дать нам денег на сооружение полосы, навязанное липовым партнером по совместному предприятию, и тем ограничиться? А, может быть, потому и не пришло, что не велено. Не его ума дело! А нам, ей Богу, поразмыслить над происшедшим стоит, хотя  размышления эти нас неведомо куда заведут.

 Ну, а теперь несколько соображений, не связанных с последним заседанием одесского «Камеди Клаба». Несколько дней назад я выражал сомнения насчет того, что для доставки в Одессу генератора весом в сто двадцать тонн понадобится два месяца и 20 миллионов гривней. Именно такой вердикт вынес тогда зам. председателя облгосадминистрации Матковский.  Выяснилось, что я был прав. По-видимому, из Киева последовал окрик такой силы, что все разом зашевелились, спрятали по карманам свои ненасытные калькуляторы, нашли нужный генератор в двух шагах от Одессы, отыскали вполне мощный «Мерседес», притащили эту железную штуковину в город и уже включили в сеть. Вот, оказывается, как просто и легко находят выход из положения, когда начинает жечь пятки земля.

 Думаю, если бы кто-либо вовремя цыкнул на жадное местное чиновничество, и на Французском бульваре не тянулся бы так бессовестно долго жалкий ямочный ремонт, тем более, что у нас все равно не умеют ровно укладывать брусчатку и на этой улице после трудового подвига местных муниципальных служб машины по-прежнему испытывают и бортовую, и килевую качку. Лопнуло бы терпение у кого-нибудь там, наверху, и климовские функционеры, давно расселили бы несчастных с улицы Куйбышева не так, как им, климовским, нравится, а так, чтобы все были в максимальной степени удовлетворены.

 И вообще, нам чаще всего не хватает в наших действиях, решениях, речах одного важнейшего качества – определенности. Все у нас как-то расплывчато, половинчато, невнятно -- и вашим, и нашим. Вот чего нет – и с этим, мне кажется, никто не станет спорить – у Эдуарда Гурвица. Особенно это заметно сейчас, когда он не может влиять на ситуацию в Одессе впрямую, в  выступлениях Гурвица в ток-шоу у Шустера, куда его, заметьте, приглашают, если речь заходит о достаточно неоднозначных вещах. Вот и в минувшую пятницу Гурвиц, представляя на передаче «Удар», обстоятельно высказался в свойственной ему эмоциональной, далекой от привычной стилистики говорения записных шустеровских ораторов,  манере,  так  фундаментально, что хочется к этому вернуться.

  Касательно встречи с Президентом лидера «Батьк1вщини», он, приветствуя сам факт начавшегося диалога, посетовал на то, что Яценюк не рассказал собеседнику ничего такого, о чем тот не знал бы и сам; не предложил ничего экстраординарного, неожиданного. И тут же рискнул допустить, что могла бы иметь место идея беседы Януковича, в формате один на один, с заключенной Тимошенко, результат которой мог бы, в свою очередь, оказаться непредсказуемым. Ведь прощать, -- заметил Гурвиц, -- куда тяжелее, чем ненавидеть. Каждый, имеющий уши, мог бы в реплике Гурвица легко найти политкорректное иносказание, откуда вытекает чрезвычайно многое – и понимание того, что процесс формирования полноценной оппозиции  не завершен, и то, что известная идеологическая обособленность партии Кличко серьезно мотивирована, и  уверенность в том, что через проблему венценосной заключенной на дороге евроинтеграции не перешагнуть, и так далее.

 Что же до затеянной Шустером к 70-летию «Волынской резни», или «Волынской трагедии» дискуссии на эту больную тему с участием политологов, политиков, народных депутатов, польского режиссера Кшиштофа Занусси, то и тут Эдуард Гурвиц, принявший в ней участие, остался верным себе. Дело в том, что польский сейм принял резолюцию, согласно которой в драме, развернувшейся на Волыни, когда 70 лет назад УПА и другие формирования украинских националистов предприняли жесточайшие репрессии против расселившихся в этих краях поляков, налицо элементы геноцида. В то время на защиту гражданского населения, поляков выступили Армия Крайова, группы Кресовой Самообороны и Хлопски батальоны. Занусси, общавшийся со студией с помощью телемоста, призывал украинскую сторону, понять поляков, не таить обиды, простить друг другу тяжелое прошлое и продолжать жить, памятуя о нем, но с чистого листа. Той же точки зрения придерживался основной выступающий в студии -- Петр Порошенко, -- сожалеющий лишь о том, что в резолюции Сейма не было сказано «простить» и «просить прощения», хотя от того, какие из этих слов на первом месте, несколько смещаются смыслы. Было интересно, где окажется в своих рассуждениях Гурвиц, которого, помнится, и националистом у нас называли, когда он оказался в Верховной Раде по спискам «Нашей Украины».

 Так вот, Гурвиц пошел дальше украинского МИДа. Ему не кажется, что польская резолюция помешает дальнейшему сотрудничеству наших стран, в том числе и в плане евроинтеграции.  Он согласился с тем, что в той давней трагедии, конечно же, имели место все признаки геноцида. И это, если помнить о резко отрицательном отношении законного одесского мэра к проявлениям национального радикализма, для него, к тому же, отлично знающего историю своей страны и понимающего необходимость постоянного учета ее печальных уроков сегодня, абсолютно логичная позиция. Ну, а в том, что следовало бы принять выдвинутую Порошенко формулу, в любом ее виде, и двигаться дальше, нет никаких сомнений.  Историю же следует оставить историкам. Не стоит ее политизировать.

 Вряд ли найдутся в Одессе люди, которые с этим не согласны. Так же, как с тем, что лучшего городского головы, чем Гурвиц, нам не отыскать. Вы можете сказать, что это с моей стороны уже напоминает навязчивую идею. Тогда докажите мне обратное.  Неужто бормотание оппонента-коммуниста о коррупционной составляющей в прежней работе Гурвица; болтовня юноши, с которым тот, пожалуй, чересчур  энергично вступил  в перепалку, кто-нибудь принял всерьез? Впрочем, парня можно понять. Он отрабатывает свой хлеб. А Эдуард Гурвиц – принципиальный, последовательный антикоммунист. И уже одно это любого из зрителей, по крайней мере, моего поколения,  вызывает к нему  живейшую симпатию.

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса  // krug.com.ua

    powered by CACKLE