Знаменитый курорт Одессы считают одним из чудес света: солёные слёзы Куяльника

 Знаменитый курорт Одессы считают одним из чудес света. Действительно, такой природной ниши не найти больше нигде в мире. И не удивительно, что на берегу Куяльницкого лимана была

 обустроена грязелечебница. 

РЕТРО

 История рассказывает нам о том, что первая лечебница для грязевых и лиманных ванн была построена по поручению графа Михаила Семеновича Воронцова в 1833 году. Строения были непрочными и довольно быстро пришли в негодность. Поэтому к 1842 году был возведен новый двухэтажный дом со всеми необходимыми для лечебных целей приспособлениями, который принял в аренду дивизионный врач и фанат развития бальнеологии в родном крае Эраст Степанович Андриевский. 

 С 1841 года на склонах Жеваховой горы вдоль берега лимана по распоряжению М.С. Воронцова безвозмездно выделяются участки земли для строительства дачных домиков. Вокруг грязелечебницы вырастает поселок.

 Вот как описывает местность вокруг Куяльника Л.А. Лисянский в книге «Одесские курорты»: «На всем протяжении Куяльницкого лимана, по обеим сторонам, расположены хутора и селения, но местом для съезда больных служит лишь ближайшая часть к городу и притом левая сторона. Здесь у подножья Жеваховой горы, и частью на самой горе, тянется полукругом длинная цепь дач, на протяжении приблизительно трех верст. В центре этого полукруга находится городское лечебное заведение, а между ним и дачами по всему протяжению последних разведен обширный бульвар для гуляний публики. Все жилые помещения лимана вмещают в себя от 7 до 8 тысяч пациентов, комнаты можно найти здесь в течение всего лечебного сезона. Комнаты все меблированные, некоторые довольно комфортабельны. Сдаются помесячно, примерно от 15 до 75 руб.; на весь летний сезон от 50 до 200 руб., смотря по требуемой обстановке. Для продовольствия живущих на лимане имеется при лечебном заведении ресторан, в котором можно всегда пользоваться хорошей пищей, всевозможными напитками, столом по карте или абонементу за умеренную цену. Кроме того, почти на каждой даче можно получать за умеренную плату домашний стол. Желающие пользоваться собственной кухней могут получать все съестные припасы в местных лавках. С утренним поездом железной дороги торговцы до-ставляют из города хлеб, овощи, фрукты из соседних деревень и хуторов, также ежедневно доставляются молоко, сметана.

 ...Кроме этого, живущие на лимане имеют возможность гулять по устроенному городским управлением бульвару вдоль всех дач, совершать прогулки на гору, окружающую лиман, откуда открывается прекрасный вид на всю окрестность, обширное лиманное озеро, соляной промысел, устроенный на противоположном берегу, и на море. Еще несколько выше, на вершине горы, открывается обширное плоскогорье, с сенокосами, которое отделяет Куяльницкий лиман от Хаджибейского. В лунные ночи вид озера, на котором часто до поздней ночи катаются в лодках, еще красивее».

 Что ж, соляные промыслы действительно на лимане существовали, причем соли добывали на них до трех-четырех миллионов пудов в год. В 1866 году Куяльник был разбит на семь участков, которые были сданы в аренду предпринимателям-соледобытчикам. И сейчас сохранились в топонимике Куяльника семь переулков под названием Соляные.

 Вот еще одно свидетельство, на этот раз из путеводителя по Одессе, изданного в канун ХХ века: «Андреевский лиман (так назывался Куяльник)… представляет довольно непривлекательное зрелище. Обширная площадь лимана, вокруг которого ютятся так называемые дачи, совершенно лишена растительности, и вы открыты действию палящего зноя. В самом центре расположены два параллельных барака, буквально наполненных бедняками, искалеченными, обезображенными больными. Из этих вертепов они расходились по всем окраинам лимана для купания и прошения милостыни, без которой не могут оплачивать свои несчастные конуры».

 Только в 1892 году была открыта, наконец, новая, оснащенная передовым на тот момент оборудованием грязелечебница Куяльник. Ее создание обошлось городской казне в 500000 руб. Понятно, что с этого момента и вплоть до 1917 года эксплуатация лечебницы находилась в ведении городского общественного управления.

ЗАЛИВАТЬ ИЛИ НЕ ЗАЛИВАТЬ?

 Как мы видим, судьба лимана зависела от многих факторов, в том числе и климатических. Сыграли свою роль и рукотворные изменения. И не всегда лиман мог спасти себя сам, в дело приходилось вмешиваться людям.

 Начиная с двадцатого века попуск морской воды в лиман из-за его критического обмеления проводили дважды.

  — Периодичность многоводных и маловодных периодов лимана составляет одиннадцать лет, — рассказывает заведующий отделом проблем качества водной среды Одесского филиала Института биологии южных морей Сергей Дятлов. — Так, в 1905—1907 годах уровень лимана был на семь метров семьдесят пять сантиметров ниже моря. Именно тогда был осуществлен первый попуск морской воды. Второй произошел в 1926 году. До 1952 года сохранялся многоводный период, а с 1983-го стало наблюдаться устойчивое снижение уровня. В результате в 1994 году соленость в лимане достигла двухсот шестидесяти девяти промилле, уровень воды опустился до шести метров восьмидесяти сантиметров. В прошлом году лиман пересох до минерализации триста двадцать промилле, что можно рассматривать как критическую отметку. Понятно, что вопрос с опреснением лимана необходимо решать в самое ближайшее время.

 Соленым лиману не привыкать быть, и в этом, собственно, и состоит его ценность. Однако существуют определенные нормы и пределы. Ученые выяснили, что семьдесят промилле — тот нижний предел солености, с которого экосистема лимана работает в оптимальном, только ей присущем режиме. Именно в такой среде успешно развиваются жаброногие рачки артемия салина, которые питаются лиманной водорослью дуналиэллой салиной. Продукты выделения их жизнедеятельности, в том числе, формируют знаменитую лечебную куяльницкую грязь. По литературным данным, артемия живет в среде и триста промилле, но при этой солености уже не может размножаться.

 Надо признать, что рачок является уникальным сам по себе. Нет, это не эндемик нашего лимана, артемию можно найти в водоемах всего мира, но только пересоленных. Дело в том, что конкурентная способность артемии очень низкая, ему нечего противопоставить своим врагам. Он не может жить в океанической воде, потому что является доступной, лакомой добычей для рыб. У него нет таких защитных покровов, которые могли бы сделать его несъедобным для них. Вкусный, мягкий, калорийный рачок вынужден был искать иную нишу, в которой нет для него врагов. Пересоленные водоемы как раз отвечали его требованиям. В них нет рыб, зато имеется достаточно биомассы для питания. В ходе эволюции артемия приобрела приспособления к солености, которые дают возможность сохранять внутреннюю среду в норме, а соль удалять при помощи определенных механизмов. Удивительных рачков разделяют на несколько групп.

 Наша, куяльницкая, добавила к своим свойствам способность к партеногенезу (то, что называют непорочным зачатием, то есть самки размножаются без оплодотворения).

 Однако при такой минерализации лимана, которая сохраняется уже не один год и все возрастает, артемия практически исчезла из вод лимана. А водоросль стала размножаться беспрепятственно. Розовый цвет, который наблюдается в водах лимана сегодня, дает дуналиэлла салина. Именно так реагирует она на повышение солености (в менее минерализованной воде водоросль приобретает зеленую окраску).

 После таяния снегов соленость в лимане упала до двухсот семидесяти промилле, но понятно, что это, во-первых, недостаточно, а во-вторых — временно. Наступающая на край жара не оставит лиману шансов.

  — По данным наблюдений за двести лет, соленость выше трехсот промилле отмечена впервые. И вряд ли лиман может оправиться от такой минерализации самостоятельно, — объясняет Сергей Дятлов. — Самый реальный доступный вариант — запускать в лиман морскую воду. Но и здесь есть некоторые опасения. Надо учесть, что соленость морской воды в течение сезона может резко колебаться. Так, в весенний период половодья, когда из Днепро-Бугского лимана идет поток воды, соленость моря снижается до пяти-шести промилле, тогда как летом поднимается до шестнадцати-восемнадцати. Если запустить низкосоленую воду сразу большой массой, может образоваться слой гипса, который перекроет связь между слоями грязи. Однако и этот вопрос можно решить технически. Наша основная задача на сегодняшний день — наполнить лиман, создать оптимальные условия для развития артемии и водоросли, выделения которых вместе с микроорганизмами и формируют лиманскую грязь. Чем дольше будет откладываться решение, тем труднее потом восстановить лиман.

 Конечно, выпуском воды в лиман и повышением его уровня задача не исчерпывается — это так называемые экстренные меры, которые применяют при сигнале «SOS». Для того чтобы в дальнейшем подобные ситуации не повторялись, надо восстановить экосистему лимана, а вот эта задача потруднее будет.

 Все знают о бетонной дороге в верховьях лимана, перекрывающей ход воде от реки Большой Куяльник, являющейся природным источником, питающим лиман. В долине реки Большой Куяльник насчитывается не менее трехсот рыбоводческих прудов, из которых идет интенсивное испарение воды. Малые реки Кубанка и Долдока обмелели, в них нет воды. По мнению ученых-экологов, если убрать водохранилища, ситуация изменится к лучшему.

 И еще одно — водосборная площадь лимана.

 — Долина реки Большой Куяльник фактически превратилась в пустыню, ландшафт ее можно сравнить с лунным, — комментирует Сергей Дятлов. — Совершенно очевидно, что надо восстанавливать леса, высаживать деревья, кустарники, чтобы вновь появился защищающий и питающий реку и лиман барьер. Причем высаживать не только крымскую сосну, что сейчас делается, и это, конечно, хорошо. А добавить туда шиповник, боярышник, лох, отлично укрепляющие почву. Должны быть высажены растения, устойчивые к тяжелым летним условиям, высоким температурам.

 Мы забываем порой, что лиман, кроме лечебной грязи, которую он нам дает, славен своей экосистемой. По его берегам растут редкие виды растений, в верховьях, на островах, кормятся птицы. Это редкий, сохранившийся еще оазис живой природы, и его нельзя потерять.

 Что ж, к 30 августа ученые из профильных институтов должны сделать окончательные выводы и представить свои рекомендации. В дальнейшем вопрос будет решаться на правительственном уровне. Предварительная стоимость проекта восстановления лимана может составить пятнадцать-двадцать миллионов гривень. Думается, что это не окончательная цифра. Но на карту поставлено будущее уникального уголка нашей планеты.

Елена АНТОНОВА // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE