Жизнь молодой мамы в Одессе превратилась в ад

 Вопреки всем ожиданиям, история молодой матери Екатерины Адамовой и ее полуторагодовалой дочери, рассказанная в статье «София — наш ребенок, мы ее не отдадим!» («Юг» за 25 апреля 2013 г.), продолжается.

Отец-датчанин по-прежнему намерен отнять ребенка у матери и вывезти его в Данию. В Апелляционный суд Одесской области им направлено три апелляционные жалобы на три решения Киевского районного суда.

 Напомню, одесситка Екатерина Адамова вышла замуж за гражданина Дании Сорена Енсена в декабре 2010 года. Семейная жизнь супругов началась в Дании. Для Екатерины это был первый брак, для ее мужа — второй. У Сорена Енсена трое взрослых детей от первого брака, которые проживают отдельно.

  Оказавшись в Дании, Екатерина столкнулась с насилием в семье, испытала и рукоприкладство мужа. Беременная, она покинула Данию при содействии датского реабилитационного центра. Вернувшись домой, она родила дочь Софию в одесском седьмом роддоме и проживала в квартире своих родителей. Отец Екатерины умер еще до ее замужества, а мама помогает ей растить ребенка.

 Покидая Данию и следуя советам датских психологов, Екатерина сделала все, чтобы у мужа не было повода ее разыскивать. Однако Сорен Енсен все-таки узнал, что беременность не прервана и жена намерена рожать. Вскоре после родов он сам приехал в Одессу и стал уговаривать жену и тещу поверить в серьезность его намерений.

 По словам Валентины Владимировны — мамы Екатерины, он раскаивался в том, что случилось, звал Екатерину с ребенком назад в Данию, обещал спокойную, благополучную жизнь. Валентина Владимировна, поддавшись его уговорам, склонила дочь к возвращению в Данию. Она рассуждала так: внучка будет расти в полной семье, а зять станет для ее дочери опорой в жизни. Большую разницу в возрасте зятя и дочери мать рассматривала, скорее, как позитив, чем негатив.

 — В жизни всякое бывает, — рассказывала она мне — автору этих строк. — Я думала, это хорошо, что он старше Кати. Если, как он говорит, он хочет иметь нормальную семью, то все еще может наладиться.

 Екатерина с Софией приехали в Данию, а вскоре в гости на крестины ребенка туда прибыла и Валентина Владимировна. К сожалению, отношения между супругами не улучшились, и все повторилось сначала.

 — Через несколько дней мы, избитые, бежали из Дании, — рассказывала мама Екатерины. — Вначале Катя с ребенком, а затем я.

 Купив билет на самолет, Екатерина вылетела в Одессу первым возможным рейсом. Выезжала по паспорту гражданки Украины, в который была вклеена фотография ее ребенка, то есть вполне законно. Проблем в аэропорту не было.

 Однако с подачи Сорена Енсена Софию в Дании как дочь датского подданного записали гражданкой Дании, проигнорировав то, что мать девочки — гражданка Украины, а сама девочка рождена в Украине и является гражданкой Украины.

 По заявлению Сорена Енсена, суд Дании заочно лишил Екатерину родительских прав и выдал распоряжение о ее аресте на том основании, что она якобы незаконно вывезла датского ребенка из страны.

 В вышеупомянутой статье подробно рассказывается о том, как датчанин через Министерство юстиции Украины пытался легализовать решение датского суда на территории Украины. Как Минюст в Одесской области в интересах датчанина подал иск в Киевский районный суд о легализации решения датского суда, как суд первой инстанции отказал Минюсту в его требованиях, и о многом другом.

 Помнится, когда судья Киевского районного суда Ольга Калашникова, не найдя оснований для легализации решения датского суда на территории Украины, постановила не удовлетворять требования Главного управления Минюста Украины в Одесской области, Екатерина и все, кто ее поддерживал в тот день, облегченно вздохнули. Решение суда означало, что София останется с мамой, и они обе защищены украинским правосудием.

 Казалось, в печальной истории поставлена жирная точка, но не тут-то было. Абсурдность ситуации лишь набирает обороты. Недавно мы встретились с Екатериной, и она рассказала, что произошло за столь короткое время.

 — Гражданин Дании Сорен Енсен подал апелляционную жалобу от своего имени на решение судьи Киевского районного суда Ольги Калашниковой, — сказала она. — По доверенности представителем его в суде будет Владислав Подоляк. Заявителем оспаривается определение суда первой инстанции о невозможности легализации решения датского суда на территории Украины. Хочу заметить, — продолжает Екатерина, — Главное управление юстиции в Одесской области апелляционную жалобу не подавало, что говорит о том, что оно согласно с решением Киевского районного суда. Тем не менее по непонятным причинам в «шапке» жалобы написано, что оно подало такую жалобу. Спрашивается, зачем это написано? Для того чтобы смутить судей Апелляционного суда? Другой причины я не вижу.

 Екатерина передала в редакцию копии нескольких апелляционных жалоб и обратила мое внимание на несуразицу, которая кроется между строгими сухими строками:

 — Если Сорен Енсен хочет легализовать решение датского суда на территории Украины, то он будет ссылаться на Европейскую конвенцию «О признании и исполнении решений относительно опеки над детьми и восстановлении опеки над детьми» 1980 года, ратифицированную Украиной в 2008 году, о признании решений иностранных судов в отношении детей. Требования конвенции уполномочено исполнять Министерство юстиции, но Главное управление Минюста в Одесской области не подает апелляционную жалобу и не ходатайствует в его интересах, то как Сорен Енсен намерен добиваться своей цели в Украине? Возникает вопрос, почему он все-таки подает апелляционную жалобу? Что он замыслил?

 Ответа на этот вопрос у меня не было, и я спросила, что она сама думает по этому поводу? Есть ли у нее какие-то предположения?

 — Прежде всего, он хочет отомстить мне, отняв у меня дочь, — считает Екатерина. — Ему надо реабилитировать себя и опорочить меня. Он не стесняется называть меня плохой матерью и возбудил уголовное дело против меня как похитительницы собственного ребенка с территории Дании. Ни на какие примирительные шаги он не идет, дочь материально не обеспечивает. Между нами как родителями дочки нет никакого согласия. Он надеется запутать судей, так как в этом вопросе практики мало. Кроме того, по законам Дании, быть отцом малолетнего ребенка — это огромная экономия на налогах, а потому затягивание дела — это способ достижения цели.

 По словам адвоката Екатерины, в Апелляционный суд в Одесской области датчанином подана не одна апелляционная жалоба, а сразу три на решения судов первой инстанции. Так, например, он не согласен с тем, что в сентябре 2012 года определением Киевского районного суда он лишен родительских прав. В феврале 2013 года его апелляционная жалоба по этому поводу уже рассматривалась и удовлетворена не была. Апелляционный суд в Одесской области оставил в силе определение суда первой инстанции, однако Сорен Енсен вторично подает апелляционную жалобу. Он настаивает на том, что Киевский районный суд не может рассматривать вопрос о лишении его родительских прав. По его мнению, дело должно рассматриваться в датском суде.

 Апелляционный суд в Одесской области признал, что дело подсудно Киевскому районному суду, но датчанин не унимается. Не доволен он и местом проживания ребенка. По этому поводу тоже имеется его апелляционная жалоба.

 — Восьмого мая этого года в Апелляционный суд в Одесской области подана апелляционная жалоба в интересах Софии от имени какого-то датского адвоката Бенни Енсена, — рассказывает Екатерина. — София записана гражданкой Дании. Ответчица я. Жалоба абсурдная, но она принята к рассмотрению, и назначено время слушания дела. Касается она лишения Сорена родительских прав, но абсурдность в том, что сам Сорен в жалобе не фигурирует. По сути, полуторагодовалая дочка, проживая с мамой и бабушкой в Одессе, наняла датского адвоката и подала на маму в суд. Дескать, мама, забери свое заявление и не лишай родительских прав моего папу. Это бред сумасшедшего. Я уже не говорю о том, что жалоба написана точь-в-точь, как предыдущая, где Сорен фигурировал заявителем. Тогда его жалобу Апелляционный суд отклонил. На этот раз он решил «не светиться». Если их вновь постигнет неудача, и Апелляционный суд в Одесской области отклонит и эту жалобу, то очередную, вероятно, подаст еще какой-нибудь адвокат из Дании. Там их много.

 — Простите, что перебиваю. Адвокат — родственник вашему мужу?

 — Нет, фамилия Енсен распространена в Дании, как у нас фамилия Иванов.

 Подавать жалобы в интересах детей, согласно украинскому законодательству, имеют право родители, опекуны, лечебные и учебные заведения, но никак не посторонние адвокаты. Абсурд в том, что, повторюсь, спор уже рассматривался, решение принято судом, и не может рассматриваться вторично.

 — Вот интересный момент, — продолжает Екатерина, — В материалах дела есть финансовый документ об оплате судебного сбора. Так вот судебный сбор оплатили адвокаты киевской компании «Василь Касиль и партнеры», которые ранее представляли интересы Сорена, но в этой апелляционной жалобе они нигде не фигурируют. По закону, плата может приниматься только от того, кто подает заявление, или от сторон по делу. Здесь же получается, что оплату судебного сбора произвели посторонние люди. С таким же успехом это мог сделать кто угодно, к примеру, какой-нибудь копировальный центр, который готовил копии документов. Разве это не смешно? Непонятно, почему это допускается?

 Проблема уведомления иностранца о времени и месте слушания судебного дела должным образом была и остается для Екатерины одной из самых серьезных. По ее словам, одно уведомление идет около полугода, а стоит оно несколько десятков долларов. Если он не явится на заседание, то придется направлять второе уведомление.

 — По моим расчетам, понадобится лет десять только для того, чтобы лишить его родительских прав, и это в лучшем случае, если он не придумает еще чего-нибудь, — говорит моя собеседница. — Как только я буду выходить на «финишную» прямую по лишению его родительских прав, будет подаваться новая апелляционная жалоба об обновлении сроков обжалования. Какой-нибудь новый адвокат станет заявлять, что ему надо время на ознакомление с делом.

 Итак, затягивание судебных тяжб со стороны датчанина, очевидно, но повлиять на эту ситуацию, похоже, невозможно. Не уважает Сорен Енсен ни украинскую жену, ни украинский суд, и с этим ничего не поделаешь, таковы их нравы.

 Екатерина мужественно принимает удары судьбы и не теряет присутствия духа:

 — Материальной поддержки от бывшего мужа нет, приходится работать, но какой из меня работник, посудите сами. С этими судами вынуждена бегать по инстанциям, спокойной жизни нет. Материально меня поддерживает только мама, но ничего, настроение боевое, борюсь за свою малышку.

Елена УДОВИЧЕНКО // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE