«Отражения»: до возвращения Эдуарда Гурвица в Одессу осталось не так уж долго

 Знаете, друзья, теперь многие парадоксы нашей непростой жизни становятся понятными. Все точки над «и» помог расставить премьер-министр Азаров. Он в прошлую пятницу посетил, если помните, Шустера, который, перебравшись с телеканала Ахметова на «Интер»,
ставший владениями Фирташа, превратился  в еще большего лизоблюда, чем раньше, и не стал обременять своего высокого гостя общением с драчливыми нардепами; ограничился  участием в деле правильно подготовленных горе-политологов. Так вот, Азаров, оказавшийся в комфортной и безопасной обстановке, позволил себе  непростительную для такого старого лиса вольность, и теперь может быть занесенным в книгу рекордов Украины.

Рассусоливая о дорогах, на строительстве которых, по всему видно, были украдены – и не только в пору подготовки к «Евро-2012» -- многие миллионы, он вспомнил апокрифическую фразу «В России две беды, дураки и дороги»; спроецировал ее на украинский фон и, лукаво оглянувшись на притихшую аудиторию, задал ей озорным фальцетом ключевой вопрос: «Меня можно назвать дураком?» Легкий шумок, прокатившийся после того по студии, премьер-министр принял за эмоцию отрицания и продолжил эпохальный диалог с залом замечанием о том, что в его Кабмине, конечно, дураки имеются, и он, большой начальник, светлая голова и честнейшая личность, даже знает их имена.

Тут Азаров совершил большой просчет, которым воспользовался в понедельник телеведущий Павел Шеремет.  Обсуждая описанный мною эпизод в своей программе «Проти ночі», он  предположил, что на азаровский вопрос существует несколько ответов, но ни один из них не может быть озвучен из деликатных соображений. Шеремет, откровенно веселясь, самозабвенно «запикивал» возможные рискованные реплики из зала, а зал покатывался со смеху.

Оно  и понятно. Какой может быть реакция нормальных людей хотя бы на глубокомысленное замечание Азарова  по поводу трассы «Киев-Одесса», которую начинал строить мнимый самоубийца, предшественник Колесникова, знаменитый Кирпа. «Я проехал по этой трассе, -- изрек Азаров, -- километров сто и убедился, что  покрытие сошло вместе со снегом. Ну что ж, дорога прослужила восемь лет. Теперь мы будем ее делать заново». Вот оно как!  Многомиллионные  междугородные  трассы у нас, оказывается, строились  с расчетом на пяток-десяток лет, не больше. Впрочем, почему «строились»? Строятся! Вспомните о киевских путях-дорожках к «Евро» рассыпавшихся в первую же зиму! Теперь понятно, отчего мы накопили безумные внешние долги. Воруют! Кто? Спросите у Азарова. Он назовет своих подручных поименно.

А нам самое время порассуждать о новой вампуке нынешних властей, без которой Одессе никак, понимаете ли, не прожить --  «Евробаскете-2015». Она открывает перед героями Салтыкова-Щедрина (у нас, как видите, они не перевелись и вряд ли, если не вмешаемся, когда-либо переведутся), грандиозные перспективы. На последнем заседании исполкома заместитель врио городского головы Ильченко поведал публике о том, что  именно предполагается наворотить к дате проведения чемпионата на территории бывшего завода ЗОР. Она была предложена в качестве будущего спортивного плацдарма новым директором соответствующего департамента исполкома, депутатом Сергеем Варчуком.

Уже через несколько минут все стало на свои места. Был назван и посредник – победитель конкурса, о котором мало кто знал, некая компания «Юнайтед Баскетбол Инвестментс», видимо, появившаяся на свет специально для осуществления контактов, уже, кстати, состоявшихся (когда только успели?), с неназванной международной организацией, «имеющей опыт проектирования подобных объектов»; выяснилось, что не сегодня-завтра, а именно к 15 марта, горсовету  представят эскизный проект спортивной арены (так сказать, рисуйте и вы!), а потом будет  изменено, «целевое назначение земельного участка и заказана разработка детального плана территории в пределах улиц атамана Чепиги и 7-ой Пересыпской». Помимо того, идут переговоры с Мясокомбинатом, который должен отдать баскетбольной затее 18 соток своей земли. И это самое любопытное, потому что с прочими семью с лишним гектарами территории, уже находящимися в частной собственности, «вопрос уже решен».

Смекаете, как все здорово устраивается! Какая затевается классная карусель, разобраться в которой простому смертному не удастся, даже если наизнанку вывернется. Неужто  весь бывший ЗОР уже давно  кому-то продан? Неужто бывшая орденоносная Пересыпь, раздерибанена незаметно для населения города-героя на куски, принадлежащие новым хозяевам жизни, которые только и дожидаются каких-нибудь очередных маниловских проектов  Киева, дабы под шумок набить карманы и заявить о том, что таким образом они гигантскими шагами  движутся в Европу.

Мне иногда кажется, что, дай им волю, они бы и зимние олимпийские игры у нас,  на берегу Черного моря устроили. Отчего бы не устроить, если раскошелится бюджет или обломятся хорошие кредиты, лыжные соревнования в лузановском гидропарке? В Сочи можно, а у нас нельзя? Да бросьте! Ведь нам ничего не стоит соорудить к Евробаскету транспортную развязку в 200 миллионов гривен на територии некогда  известных всему миру, а ныне превращенных в руины производств;  нам  легче, чем, извините, два пальца обмочить, разместить фан-зоны пересыпских спортивных игр  на Куликовом поле, Морвокзале или Дерибасовской. Тут нет преувеличения. Именно такое будущее нам обещает господин Ильченко. Остается единственная надежда: может быть, в Киеве, наконец, проснутся, а одесситы давно готовы, и  нынешняя мэрия останется в наших жизнях только страшным сном, от которого, правда,  после ее исчезновения нам еще долго никуда не деться.

Хотя, что это я размечтался! Наш врио городского головы мыслит категориями вечности. Он, как известно, уже был сознательным школьником, когда «в Одессе разразилась чума». То есть, более ста лет назад. Неадекватен? Точно. Как и Азаров. Как вообще вся эта компания, которая приватизировала город, страну и в воображении которой имена, даты, события давно перемешались в дикий винегрет. Они думают, что Суворов действительно  скакал когда-то на любимом своем Мишке, подаренном донскими казаками, по улицам Одессы; что  зачумленные трупы валялись на всех перекрестках в 1970 году; что памятник царю-освободителю важнее для самочувствия города, нежели аккуратно подстриженные  деревья и ухоженные газоны Александровского парка; что достаточно прилизать несколько тротуаров злосчастного Поскота, и все забудут об отсутствии в этом районе нормальной ливневки; что  разгромленная 16-я станция Большого Фонтана  должна дождаться в таком виде нового пришествия Никиты Михалкова с картиной о  дне наутро после атомной бомбардировки; что Костусев  на самом деле имеет право на звание проффесора; что можно обойтись мифическими межквартальными проездами, а разрушенные за зиму дороги оставить на долю Эдуарда Гурвица, до возвращения которого домой осталось, хотелось бы верить, не так уж много. Видите, куда меня завела  цепочка рассуждений. И это целиком нормально. Если в Одессу не вернется настоящий ее хозяин, мы так и будем жить в атмосфере фантасмагории, в мире бредовых, не поддающихся  логике фантазий полуграмотных, наделенных хищническими инстинктами братков, сменивших малиновые пиджаки  на костюмы от Бриони, а паяльники -- на удостоверения нардепов.

Возвратимся к истории с одесской хозрасчетной поликлиникой на Жуковского, первой в Одессе и  второй в Советском Союзе. Напомню в нескольких словах для тех, кто услышит об этом впервые, о чем идет речь. Поликлинику, которая не только десятилетиями исправно работает, но выполняет известную социальную функцию, предоставляя одесситам услуги за весьма и весьма щадящую плату, горисполком предполагает ликвидировать. Делается это,  то ли в ходе уже основательно себя скомпрометировавшего пилотного проекта медицинской реформы, от которой оппозиция настоятельно требует отказаться; то ли потому, что кто-то точит зубы на помещение, располагающееся в центре города и потому являющееся лакомым куском недвижимости для «оголодавших» инвесторов. А это у нас происходит сплошь и рядом. Недавно некие господа, например, с большим аппетитом рассматривали здание стационара пятой больницы на углу Троицкой и Греческой, прозрачно намекая на то, что в этом великолепном, фундаментальном сооружении  больничке, пожалуй, не место. Другое дело – банк, предприятие солидное и куда более важное для будущего города, чем какая-то дохлая лечебница. Так что, беды поликлиники на Жуковского в наше антигуманное время  легко объяснимы.

Итак, было принято решение поликлинику ликвидировать. Но поскольку  в связи с этим поднялась волна возмущения, хитроумные чиновники быстренько переиграли свой членовредительский вердикт; обвинили руководство медицинского учреждения в том, что оно не может добиться рентабельности своего производства и остановились на идее реорганизовать его путем объединения с другим  коммунальным предприятием – «Одессафарм».

Разумеется, смысл этого маскировочного хода был сразу руководством поликлиники разгадан, тем более, что ему сообщили: при любом раскладе событий яростно сопротивляющийся реорганизации менеджмент будет уволен, а остальной персонал останется нетронутым. Но дело ведь не в будущем главврача, его зама, главной медсестры, председателя профсоюзной организации и так далее. Дело в том, что врачей собираются скрестить с торговцами. А при такой селекции получить нечто жизнеспособное невозможно. Чиновники и не делают вида, что этого не понимают. Они намерены на месте ныннешней консультаттивной клиники учредить предприятие профотбора, открывающее перспективу немалых неформальных доходов. Но моряков, простите, отбирает по здоровью поликлиника на Маловского. Есть свои специальные  профотборочные комиссии для шоферов, военных, летчиков и так далее. Зачем же нужна еще одна? Да к тому же взамен прекрасно действующего, приносящего в казну немало налогов медицинского учреждения.

Ведь вся аргументация начальника меддепартамента горисполкома Шпака и зама врио городского головы Павловой абсолютно несостоятельна. Во-первых, если заглянуть в Распоряжение Костусева от 18 февраля сего года, город битком набит коммунальными предприятиями-должниками, среди которых поликлиника на Жуковского далеко не на первом месте. Во-вторых, слияние большого, серьезного учреждения с микроскопическим КП, где трудится не более тридцати человек и которое располагает, по-моему, всего лишь двумя аптеками, представляется более, чем сомнительным. В третьих, долг, который числится за хозрасчетной поликлиникой и недавно был равен 132 тысячам гривен, образовался не по ее вине. Уточню. Арендной платы КП такого профиля вообще не платят – всего лишь условную гривну. Помещение находится на балансе департамента охраны здоровья, в его оперативном управлении, и поликлинике  отдано лишь в хозяйственное пользование. Последняя имеет право на  предоставление каких-то своих комнат в субаренду, с условием, что пятьдесят процентов дохода будут перечисляться в департамент. Но лишь в том случае, если субарендованные  квадратные метры  переданы на баланс поликлиники. А этого сделано не было. Ничего не понятно? Еще бы! Наша бюрократия -- самая бюрократия в мире!

Не буду обременять вас никому не нужными подробностями. Скажу, что только из-за схоластической несогласованности разного рода регламентирующих хозяйственную деятельность документов и накопился должок, из-за которого врио городского головы и его команда  получили возможность разгромить полезное и нужное городу учреждение. Борьба продолжается. Но кому она нужна? Зачем? Быть может, только для того, чтобы получить еще один, пусть ничтожный, источник дополнительного дохода? Ведь мэрия, не способная на креатив, постоянно лихорадочно ищет, где бы слупить копеечку, не прикладывая к тому никаких усилий.

Не этим ли объясняется и набившая оскомину возня с МАФАМи, всеми этими будками, заполонившими город почище татаро-монгольской рати? Время от времени городская администрация впадает в управленческий раж и принимает новую схему размещения торговых точек на территории города, которую, якобы, никто не смеет и не посмеет нарушать. А хозяева будок смеются. Они-то прекрасно знают характер одесского чиновничества. Знают, кому платят и за что. Знают и то, что эта безобразная публика умеет рекетирствовать, но никогда не умела работать и зарабатывать.  «Сережа, заплати!» -- это все, на что она сегодня способна. Фраза эта, постоянно звучащая из уст Костусева,  давно стала знаковой и не нуждается в расшифровке.

Повседневный труд во благо родного города – это одесской мэрии не по зубам. А вот громадье неподъемных планов, за которыми ровно ничего не стоит, ни реальных расчетов, ни, порою, здравого смысла, -- ее коронное блюдо. Сегодня стало известно, что подал в отставку главный архитектор города Николай Базан. И правильно, я думаю, сделал. Вовремя решил сделать Костусеву ручкой. Достаточно прочесть его интервью на сайте «Таймер», чтобы понять – останься он на своем месте хотя бы с полгода, ему бы не сдобровать. Ведь некоторые из планов костусевской команды, нашедшие отражение в новой редакцией генплана Одессы (а он, обещают, вот-вот окажется в нашем распоряжении), ни в какие ворота не лезут.

Смотрите сами. Базан подробно излагает, как ляжет на плане новая трасса «Север-Юг», которая должна связать два спальных поселка – Котовского и Таирова. Хотелось бы, конечно, чтобы главный архитектор, пользуясь чужим брендом ( «Север-Юг» -- это выдумка соратников Эдуарда Гурвица, с энтузиазмом им поддержанная), -- чтобы главный архитектор не темнил. Утверждая, что лучше всего тянуть такую трассу в стороне от обжитых районов, он в какой-то степени прав, хотя старый ее маршрут, предложенный и частично реализованный в каденцию Гурвица, был хорош тем, что «расшивал» сложнейшую транспортную ситуацию, по крайней мере, на Балковской, где от СО-2 нельзя было просто продохнуть. Заявляя, что в новом варианте трасса не заденет ничьих частных строений, он должен был бы отдать должное своим предшественникам, которые изящно, без конфликтов с населением разрешили задачу сноса доброго десятка усадьб. Будь эта работа продолжена, мы бы сегодня получили замечательную тпанспортную развязку между Балковской и  Щорса. Но в любом случае, ему следовало бы сказать правду о столкновении проектировщиков, на пятне между аэропортом и Черемушками, с владельцами гаражного городка, где хранится до восьми тысяч машин, которые, если трассу прорезать  здесь, некуда будет девать. Не грех было бы подчеркнуть и то, что новый рисунок дороги «Север-Юг» ничем не противречит старому; что желательно было бы иметь обе дороги – «хайвей», так сказать, и цивилизованный путь, пробитый сквозь уже заселенные районы.

Ну, а разглагольствования Базана о будущем аэропорта? Его, видите ли, не нужно переносить подальше, за черту города, ибо шумовые характеристики новой авиационной техники таковы, что гражданам летное поле, расположенное непосредственно в их спальнях, не будет мешать. Останься он на своем посту, его очень скоро попросили бы переночевать в непосредственной близости от ВПП, по которой будут раскатывать все те же нещадно орущие стальные птицы, что и сегодня. Надежда Базана на то, что нынешнее авиаполе будет принимать лишь маленькие частные машины, а международные  лайнеры станут садиться в районе Лиманского,  настолько наивна, что принимать ее всерьез просто невозможно.

Ну, и последний тезис, о том, что на одесском побережье больше не появится ни одного фундаментального строения, подвергается сомнению   его же следующим заявлением: «Это может быть дельфинарий, океанариум, ботанический сад, какой-то выставочный комплекс, спортивный комплекс, кафе, рестораны и так далее». Одно это  корректирует росказни экс-главного архитектора о неприкосновенной ландшафтной зоне. А, кроме того, непонятно, как концепция сплошного парка корреспондируется с международной практикой густой застройки прибрежных полос отелями, пансионатами, теми же спорткомплексами, что, отнюдь, не преграждает гражданам доступа к морю и не вступает в противоречие с требованиями экологов.

 Словом, в Одессе все по-прежнему идет кувырком. Просто голова кругом. И не будет нам спасения, не наступит покоя до тех пор, пока мы не проведем здесь внеочередных выборов городского головы. Думаю, вы со мной согласны.

 

Валерий Барановский

Авторская программа «Отражения»

Одесса

    powered by CACKLE