Одесские СМИ: имя Сталина станет руководством к действию

 Шестьдесят лет назад, 5 марта 1953 года, умер человек, чья роль в мировой истории до сих пор не осмыслена, хотя белых пятен в биографии Иосифа Виссарионовича Джугашвили почти не осталось,

а в трудах ученых хорошо освещена его деятельность. 

О ЖИЗНИ ТИРАНА ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ

 Осмысление роли можно, конечно, оставить историкам минувшей эпохи, но есть причина, по которой о Сталине нельзя забывать нам, людям двадцать первого века. Причина состоит в том, что жизнь вождей продолжается после смерти.

 Титулы «вождь», «фюрер», «дуче» и их эквиваленты неотделимы от тоталитарных режимов, которые вождей рождают. Но режимы терпят поражения, умирают, а «сказки», сложенные для оправдания зла, выживают. И по мере того, как люди забывают, что собой представляют реальный фашизм, настоящий нацизм или коммунизм, даже крепнут, приобретая черты религии. Мертвый вождь в таких религиях выполняет роль божества.

 Религия не может существовать без верующих и объединяющей их веры.

 Сталинизм — не исключение. Во внешних его проявлениях представлены все атрибуты обожествления и поклонения идолам. Фигуру вождя в шинели рисуют уже на иконах, а за разрушение скульптурных изображений сурово наказывают граждан.

 Если тенденция получит развитие, труд классика «Марксизм и проблемы языкознания» станет обязательным для обучения в вузах, а «Историю Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс» станут читать с амвона. Хотя вряд ли. Сталинисты, как и нацисты, книги вождей почитают, а не читают. Гитлер, по собственному признанию, не заглядывал в основополагающий труд Розенберга «Миф двадцатого века», а нацистские бонзы держали «Майн кампф» на видном месте, ни разу не открывая.

 В эпоху реального социализма точно так же поступали верные ленинцы. Пятьдесят пять томов «синего» собрания сочинений вождя мирового пролетариата мирно пылились на полках до того дня, как их отправили в макулатуру вместе с режимом, который вождь основал.

 Американский историк Ричард Пайпс с полным знанием дела предположил, что идеология, которую как единственно верную советские вожди навязывали своим подданным, в практической деятельности самих руководителей никакой роли не играла. А если вспомнить о времени, потерянном гражданами СССР в «университетах марксизма-ленинизма», надо добавить, что «измы» не играли никакой роли и в жизни подданных.

 Поздно, впрочем, думать о том, во что верил живой Сталин, принося в жертву безумной идее миллионы жизней своих сограждан. Но есть смысл снова и снова задавать вопросы: почему покорялись Сталину люди, почему верили вождю, а когда вождь умер, бились в истерике? Эти вопросы нужно задавать потому, что каждый раз во время смут и разочарований «широкие массы» снова и снова готовы покориться и принести себя в жертву любому мерзавцу.

РЕВОЛЮЦИЯ — МАТЬ ТЕРРОРА

 Революции, как известно, решают две несовместимые задачи — задачу обретения свободы и задачу установления нового порядка. А построить новый порядок можно только за счет ограничения, а то и уничтожения только что обретенных свобод. Вот почему «дорога в рай», проложенная пламенными революционерами, если долго по ней идти, приводит в царство террора.

 По дороге, проложенной революцией, Сталин вместе с народом шел около тридцати лет. И вместе с народом, освобожденным от самодержавия, создал новое самодержавие и новую империю. Повторяя в общих чертах империю прежнюю, новая держалась не на исторических, культурных или религиозных традициях, а на терроре.

 При этом террор из средства устрашения, каким был во время гражданской войны, в новой империи стал инструментом управления. С одной стороны, он был цементом, фундаментом командно-административной системы, а с другой — вошел в массовое сознание как атрибут «порядка», символ и условие стабильности государства.

 После смерти Сталина Советский Союз, при всей внешней мощи, внутренне держался на памяти о терроре. А как только стала слабеть память — зашатался. Можно спорить, состоялась в девяносто первом году революция или нет, но освобождение от советской власти происходило настолько бурно, что не только империя распалась на полтора десятка осколков — разбился механизм, представляющий в сознании советского человека единственно известную форму порядка.

 После краткого периода свободы в начале девяностых, как и следовало ожидать, начался период ее уничтожения. В государствах бывшей советской Средней Азии порядок наводили почти по сталинским рецептам, в результате чего «национальные государства» быстро возглавили падишахи. В славянских республиках положение осложняла близость к Европе, стремление навести порядок с помощью демократических институтов.

 Демократические институты, однако, на нашей почве не приживаются. Верховенство права, разделение властей, экономические и политические свободы на руинах тоталитарного режима не образуют единый механизм, а для того чтобы сложились и образовали новый порядок, — нужно время. И никто не может сказать, какое именно время.

ПОРЯДОК ИМЕНИ СТАЛИНА

 Стремление «навести порядок» находит, между тем, поддержку населения в России, в Белоруссии и в Украине. И этими настроениями пользуются руководители государств. Ввиду упомянутой близости к Европе и фактической интеграции славянских республик в глобальную экономику, употребить для наведения порядка сталинские методы в полном объеме не решается даже Александр Григорьевич Лукашенко. А Владимир Владимирович Путин восхищается Сталиным как эффективным менеджером тихонько и в узком кругу чекистов.

 Как относится к Сталину Виктор Федорович Янукович, невозможно выяснить, даже открыв Google, но коварство украинского президента по отношению к политическим оппонентам, стремление не следовать закону, а использовать закон в своих целях, тенденция расставлять кадры, которые победят всех, характерны для методов знаменитого Кобы.

 Относительное вегетарианство постсоветских лидеров объясняется еще и тем, что, как теперь выражаются, жареный петух не клюнул их в одно место. Ресурсы бывшего СССР (созданные в том числе с помощью сталинского террора) еще полностью не проедены и не разграблены. Но к этому дело идет.

 Как только ресурсы закончатся, как только три славянские республики накроет настоящий кризис, имя Сталина станет руководством к действию. Станет лозунгом не для стариков с портретами усатого вождя на демонстрациях, а для тех, кто имеет возможность и готов наводить порядок любой ценой. Среди этих людей есть, между прочим, и яркие противники сталинизма.

 Некогда меня удивило, что в разгар финансово-экономического кризиса в сентябре 2009 года действующий тогда премьер-министр Украины Юлия Тимошенко в прямом эфире на телешоу Савика Шустера не постеснялась заявить, что народ хочет диктатуры после безвластия. Она в каком-то смысле олицетворяла свободу, завоеванную народом на Майдане и, естественно, не предполагала, что вскоре станет одной из жертв наведения порядка Януковичем.

 Не думают об этом и хлопцы из партии «Свобода». Они отстаивают права украинцев и гражданские свободы под лозунгом «Бандера придет — порядок наведет». Но история двадцатого века неумолима: порядок в наших краях накрепко связан с именем Сталина. А права и свободы, кто бы порядок ни наводил, растворяются в беспределе диктатора.

 Леонид ЗАСЛАВСКИЙ // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE