Одесские СМИ: призрак Тимошенко маячит за спиной любого чиновника из Украины

 Все, что до сих пор творило украинское кривосудие, преследуя политических противников режима, было отвратительно, но происходило в определенных рамках. Эти рамки — закон джунглей, где прав тот,

у кого длиннее клыки и острее когти. Но от отсутствия сопротивления и безнаказанности у людей, в отличие от диких зверей, отказывают тормоза. Когти раздирают все без разбора, а клыки впиваются в собственную плоть.

ЭХО ДАВНЕГО РАССТРЕЛА

 В пятницу, 18 января, следователи Генеральной прокуратуры Украины предъявили заключенной Юлии Владимировне Тимошенко так называемое «сообщение о подозрении» в убийстве Евгения Щербаня. Эхо этих «подозрений», и сейчас громкое, с каждым днем будет нарастать, и власть, посеявшая ветер, пожнет бурю.

 Но начнем по порядку. 3 ноября 1996 года в Донецком аэропорту у трапа самолета, прилетевшего из Москвы, наемными убийцами был расстрелян депутат Верховной Рады, совладелец корпорации «Атон», один из основателей «Индустриального союза Донбасса», член исполкома Либеральной партии Украины Евгений Щербань. Расстреляна и жена Щербаня. Чудом уцелел девятнадцатилетний сын Руслан.

  По сумме политического и экономического влияния на обстановку в стране народный депутат из Донецка уступал разве что президенту Кучме и премьер-министру Павлу Лазаренко. И влияние могло возрасти. Щербань прилетел из Москвы после празднования серебряной свадьбы Кобзона, где присутствовал практически весь российский политический и экономический истеблишмент. По слухам, донецкому олигарху удалось там достичь договоренности о поставках российского природного газа на Донбасс, минуя посредников, которым оказывал покровительство Лазаренко.

 Однако ни семнадцать лет назад, ни позже практически ни у кого не возникало подозрений в причастности Павла Лазаренко к убийству Евгения Щербаня. Не возникало хотя бы потому, что газовую проблему Павел Иванович мог легко решить не убийством, а правительственным распоряжением. Что он, собственно, и сделал, предоставив право купли-продажи российского газа на крупные украинские предприятия «Единым энергетическим системам Украины» — компании Тимошенко.

 Гораздо больше, чем Лазаренко и Тимошенко, в физическом устранении Евгения Щербаня (по слухам девяностых годов) заинтересованы были воротилы донецкого бизнеса. Там шел передел собственности с массовыми убийствами, а самым громким из них был взрыв на стадионе Донецка, в результате которого погиб президент «Шахтера» Ахать Брагин. Кстати, от убийства Щербаня и Брагина выиграли, если можно так сказать, не Лазаренко с Тимошенко, а Ринат Ахметов, ставший самым богатым человеком в Украине, и Виктор Янукович, чья политическая карьера фактически началась с назначения на пост главы облгосадминистрации Донецкой области.

 Заказчиков убийства Евгения Щербаня по горячим следам обнаружить не удалось, а организаторов вычислили. Ими оказалась известная банда Кушнира — Рябина — Алиева, члены которой при загадочных обстоятельствах впоследствии погибли. Некоторые — в заключении. Но один, застреливший Щербаня лично, до сих пор жив. Это Вадим Болотских, гражданин Российской Федерации.

 Вадик Москвич, выкраденный спецслужбами Украины на улице в Москве, за убийство Щербаня получил пожизненное и ныне переведен из лагеря в Луганской области в Киевское СИЗО. Болотских, как сам утверждает, не наемный киллер. Он, по всей видимости, идейный профессионал высокого класса, получивший подготовку в российском спецназе. Именно им был разработан в деталях план операции в аэропорту Донецка.

 Дополнительные показания такого человека (хотя вряд ли он лично знал заказчиков) могут пролить свет на обстоятельства убийства Щербаня. Если Болотских, как подозревают, «человек конторы», он ничего прокурорам не скажет. Это гарантия сохранения жизни в заключении. И никаких прямых улик против заказчиков убийства семнадцатилетней давности получить никогда не удастся.

ГЛУПОСТЬ, ШИТАЯ БЕЛЫМИ НИТКАМИ

 Но если нет прямых улик, можно сконструировать косвенные. И сшить против той, которую заподозрить нужно. Так что в начале прошлого года в Генеральной прокуратуре закипела работа. До того как Европейский суд по правам человека примет решение по жалобам о незаконности вынесенного приговора бывшему премьер-министру Украины, Тимошенко надо было навесить ярлык заказчицы убийства. Чтобы в любом случае лидера оппозиции не выпустить из тюрьмы.

 Тут, как говорят, подвернулся случай. Уцелевший сын Евгения Щербаня Руслан (бизнесмен и депутат Донецкого облсовета) оказался замешанным в деле об убийстве на охоте. Причем в уголовном деле об убийстве 18 февраля 2012 года гражданина Дроздова в национальном заповеднике у села Сидорово Руслан Щербань вполне мог стать главной фигурой. Но не стал благодаря  исключительной памяти.

 После семнадцатилетней задержки у сына убитого народного депутата вдруг всплыли воспоминания юности. В частности те, что позволяли заподозрить Юлию Тимошенко и Павла Лазаренко в организации убийства отца. Этими воспоминаниями, а также какими-то загадочными документами, он поспешил поделиться. Вначале с послом США, потом с Генпрокуратурой и, наконец, на пресс-конференции 4 апреля, на которой попросил органы срочно вмешаться.

 Органы вмешались. В результате белыми нитками сшит материал, где появились упоминания о том, что оффшорная фирма Тимошенко переводила деньги на счета помощника Лазаренко. Оттуда оплачивались услуги банды Кушнира. Оплата услуг киллеров по безналичке, конечно, идиотизм, но обвинители на этом не остановились. Для достоверности сведений они присовокупили сюжет о якобы имевших место личных встречах Лазаренко и Тимошенко с членами банды, на что могли пойти разве что полные кретины. Согласитесь, что при всех недостатках два бывших премьер-министра Украины таковыми не являются.

 В стране с минимальным уровнем правосудия такие доказательства не имели бы никакой перспективы. Но опыт, полученный Тимошенко во время процесса в Печерском суде Киева, доказывает — границ для беспредела нет. Если в Украине можно осудить человека за превышение полномочий, которое ни в чем не выражено, его можно осудить за убийство, потому что прокуратуре подозрительны фамилия, имя, отчество.

 Сейчас дело об убийстве Евгения Щербаня объединено с делами по ЕЭСУ. Эта удивительная амальгама в ближайшее время станет предметом рассмотрения харьковского суда, и никто не удивится, если по совокупности несуществующих преступлений Юлия Владимировна в итоге получит пожизненное. И будет сидеть, пока существует нынешний режим, хотя все происходящее с Тимошенко — угроза самому режиму.

 Саммит Украина — ЕС, запланированный на 25 февраля, возможно и состоится, но результат его, с учетом последних событий, будет нулевым. Надеяться, что на Экономическом форуме в Давосе, куда направился Янукович, ему удастся привлечь в Украину инвесторов — бессмысленно. Еще глупее рассчитывать, что министру финансов Колобову и вице-премьеру Арбузову удастся привезти из США новые кредиты Международного валютного фонда.

 Призрак Тимошенко маячит за спиной любого чиновника из Украины, и пока он маячит, на все просьбы о помощи и сотрудничестве в преодолении кризиса от партнеров на Западе ответом будет четкое «нет». Такое же «нет» для украинской власти, вероятно, прозвучит и с Востока. Правда, Тимошенко тут ни при чем. Империя готова принять капитуляцию от проигравших. Но не от дураков.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE