Шокирующий рассказ сироты из Одессы: он стал бить меня резиновой дубинкой и закрыл в «обезьянник»

 Почему страшная история, поведанная девушкой-сиротой, неожиданно превратилась в выдуманную "сказку"? И чем она обернется для "выдумщицы"?  Дикая история, о которой я вам расскажу, оказалась еще сложнее, запутанней и, по сути, непонятней, чем казалось вначале.
Более того, в результате в ней появилось "двойное (скорее даже тройное) дно". После фактов, о которых вы узнаете позже, станет ясно, почему я не называю настоящего имени нашей героини. Собственно, вначале, когда я только готовила материал к печати, были названы и ее истинное имя, фамилия и учебное заведение, где она обучается. Но потом раскрылись совершенно новые обстоятельства, перевернувшие все с "ног на голову".
   
Чудовищная ситуация
   
Галю (назовем ее так), привела в редакцию заместитель директора училища, где учится девушка. Галя заметно хромала, каждый шаг по ступенькам давался ей с трудом. История, которая была мне поведана, повергала в шок.
   
Не баловала жизнь девушку. Двадцатилетняя Галя натерпелась сполна от матери-алкоголички, и в результате оказалась на улице. Какие-то добрые люди привели ее в приют. После приюта, без жилья, без средств к существованию, она поняла: надо получать специальность, и стала студенткой училища.
   
- У меня маленькая стипендия, - рассказывала она. - Как живу? Подруги помогают то едой, то одеждой, с жильем сложно. Устроилась кое-как в частном доме в поселке под Одессой. С меня там даже денег не берут.
   
В судьбе девушки большое участие принимают не только подруги по училищу, а, можно сказать, весь педагогиче-ский коллектив. Что же за беда случилась с девушкой? Как рассказала Галя, нехватка денег привела к мысли, что нужно где-то заработать. Другие же как-то подрабатывают. Тут и подвернулся заработок - ухаживать за годовалым ребенком. Мать ребенка, живущая неподалеку, сама попросила об этом девушку. Сказала: "У малыша есть няня, но она нечиста на руку. Будешь второй няней. Станешь получать 200 гривен в день". И Галя согласилась. Как сама говорила, "на собственную голову".
   
После первого трудового дня никаких обещанных денег девушка не получила. Зато утром пришла та самая соседка-работодательница с человеком в милицейской форме, который назвался местным участковым.
   
- Ты вчера в доме, где работала, украла 500 гривен. Или отдавай, или будешь работать два года бесплатно! - таков был неожиданный "вердикт", который услышала Галя.
   
Никакие заверения, что денег девушка не брала, не подействовали: условия поставлены - выполняй!
   
Любопытная деталь: как рассказывала Галя, женщина, которая пришла к ней вместе с тем самым участковым, тут же "выдала" ему 1500 гривен.
   
- За "труды", надо полагать?
   
- Ну да, - сказала Галя.
   
Галя рассказывала, что после "происшествия" она сообщила обо всем в училище. Заместитель директора по воспитательной работе сразу же откликнулась: еще бы, так поступить с беззащитной сиротой! И они обратились за помощью к юристу, ставшему бесплатным адвокатом Гали.
   
А дальше рассказ Гали превратился уже в "картину маслом". Девушка вернулась домой, и обнаружила: дверь в квартиру вскрыта, все ее скудные вещички исчезли, вместе с теми тремя сотнями гривен, что остались у нее от выданной недавно за три месяца стипендии. Даже старый телевизор (хозяйский!) исчез.
   
Как рассказывала Галя, она подала заявление в милицию. Кстати, там и познакомилась с истинным местным участковым, который сообщил, что никаких других участковых в поселке не имеется. Возникал вопрос: так с кем же приходила тогда ее работодательница, обвинившая девушку в краже 500 гривен?! Дурно пахнущая загадка оставалась без ответа.
   
Но и это еще не все. Через три дня на пороге снимаемого ею жилища снова появился тот самый "вроде как участковый", который снова потребовал возврата 500 гривен, либо рабской кабалы на два года. Правда, на сей раз, словесными требованиями он не ограничился.
   
- Я снова стала повторять, что не брала никаких денег и что в "рабство" не пойду. Тогда он стал бить меня по ногам резиновой дубинкой, потом затащил в машину - и закрыл в "обезьяннике" до следующего утра, - рассказывала мне Галя.
   
Целый ворох вопросов крутился в голове: так это все-таки был не оборотень, а настоящий участковый? Но как же тогда заверения местного участкового, что он здесь - один-единственный? Что же, в конце концов, происходит?!
   
Ночь в холодном обезьяннике была, как говорила мне Галя, настоящим кошмаром. Утром ее неожиданно выпустили - без слов.
   
- Я спросила: "Так кто же меня сюда привез?". Мне сказали, что этот человек в милицейской форме "просто привозит и закрывает" (добавим - еще и избивает. - М.К.). Ни имени, ни фамилии избившего меня человека не назвали. По какой причине я просидела ночь в "обезьяннике" - тоже.
   
Адвокат Гали тут же взялся за дело: по его настоянию заместитель директора училища и ее классный руководитель написали о сложившейся ситуации заявление в городской райотдел (по месту учебы Гали) милиции. После чего отправились в больницу снимать побои, нанесенные дубинкой. Заместитель директора училища, которая привела ко мне Галю, рассказала, что экспертизой было установлено: переломов ног нет, но имеются сильные ушибы.
   
"Из ряда вон": второй акт драмы
   
После беседы с Галей и принявшей самое живое участие в ее судьбе заместителем директора училища - я связалась с Галиным адвокатом.
   
- История и в самом деле из "ряда вон", - прокомментировал он. - Пока мы предполагаем, что человек в милицейской форме, который оказывал давление на девушку и избил ее, является помощником участкового. Понятно, что с любой точки зрения, и моральной в том числе, такой человек не имеет права работать в правоохранительных органах. Если его вина будет доказана, то ответственность, думается, будет нести не только он, но и его начальство.
   
Вот такая ситуация сложилась с беззащитной девушкой. И я уже начала работу над материалом о жуткой истории психологического и физического давления на сироту, да что там "давления" - о самом настоящем издевательстве над беззащитной девушкой с попыткой принудить ее к рабскому труду. Вот тут-то и начался второй акт (совершенно неожиданный!) этой драмы.
   
Мне позвонил Надин адвокат и коротко сообщил:
   
- Всю эту историю, от начала до конца, Галя выдумала.
   
- То есть как?!
   
- А вот так. Мы с представителями областного УВД города ехали вместе с Галей в поселок, где проживает она и работодательница, обвинившая ее в краже. Уже в машине Галя стала вести себя странно и менять показания. А потом, по приезде, оказалось, что никто никакую работу ей не предлагал, никто не обвинял в воровстве, не собирался "сдавать" в рабство. "Обезьянника" тоже никакого не было. Ничего не было!..
   
- Ничего, оказывается, не было, - подтвердила мне и заместитель директора, которая в свое время привела девушку в редакцию. - Я сама не могу понять, зачем и для чего она эта выдумала.
   
- Но вы уверены, что выдумала?
   
- Она сама теперь так утверждает, да и заявление уже написала в милиции, что все рассказанное ею - все, о чем она ранее сообщала, на кого и на что жаловалась - выдумка.
   
- А ушибы ног? Этого же она выдумать не могла - была проведена экспертиза.
   
- Да, ее в самом деле ударили по ногам, но вовсе не представитель милиции.
   
- Но зачем она все это придумала? Какая цель?
   
- На этот вопрос Галя и сама ответить не может. Или не хочет.
   
О том, что девушка не может ответить на этот вопрос (впрочем, как и на другие), мне вскоре пришлось убедиться лично. Как-то не могла я отложить "в сторону" всю эту историю, в которой появилось так много неожиданных "неизвестных".
   
Агата Кристи "отдыхает"
   

...Галя сидит, опустив голову, вся словно сжимается, все время теребит пальцы и больше молчит. На вопросы отвечает односложно - вроде как с большим трудом.
   
- Значит, ты все выдумала?
   
- Выдумала...
   
- Но зачем?
   
- Сама не знаю.
   
- А кто тебя ударил по ногам?
   
- Когда-то давно я взяла деньги у маминого сожителя. Он с тех пор меня преследует и требует отдать. Он меня отыскал в поселке, где я жила, забрал мои 300 гривен и ударил.
   
- А все остальное - "рабство" "обезьянник", милиционер-изувер?
   
- Все остальное - выдумала.
   
- Но зачем, Галя?! Ты стольких людей подвела. Они ведь так прониклись твоей историей, так хотели тебе помочь. Ты же понимаешь, что теперь тебе может грозить уголовное наказание за клевету?!
   
- Теперь понимаю, а зачем я все это выдумала - не знаю: Я болела менингитом, когда была в приюте. С тех пор у меня бывает: Теперь мне очень стыдно.
   
- Такое впечатление, что ты словно отомстить кому-то за что-то хотела. Ты обижена на кого-то?
   
- Обижена? На маму я очень обижена. Но я давно ее не видела и даже не знаю, где она и что с ней.
   
Ну, просто Агата Кристи "отдыхает"! Не слишком ли много фантазии и "складности"? Нет, тут явно что-то не так. Что же? Может, Галю запугали? Может, каким-то образом заставили подписать заявление, где она выглядит лгуньей, выдумщицей, навлекшей "тень на плетень"?
   
Галя (словно заученно) повторяет:
   
- Нет, никто меня не заставлял, я и в самом деле все выдумала:
   
Звоню квартирной хозяйке Гали. Эта женщина приютила девочку не просто так - она была Галиной воспитательницей, когда та находилась в приюте.
   
- Конечно, приютила ее у себя, - говорит женщина. - А куда ей деваться, пока она учится? Чем за квартиру платить? Снова "под забор" идти, как жила какое-то время до приюта? Денег я с нее не беру, порой и добавляю на дорогу, потому что стипендии ей не хватает. Историю эту теперь знаю, мне Галя тоже говорит, что все это выдумала. Я ее, конечно, отругала. Жаль ее очень, у нее после менингита сильные головные боли бывают. Я Гале доверяю. У меня деньги - на виду, я ничего от нее не прячу. Она ни разу ничего без спроса не взяла.
   
Немаловажный факт: как рассказывает квартирная хозяйка, у нее создается впечатление, что Галя в последнее время кого-то боится.
   
Кого? И в самом ли деле выдумала Галя всю эту жуткую историю? Несколько раз она твердила свое "да" на этот мой вопрос, а все тот же осадок остался. Кого она опасается? И где истинная правда во всей этой истории? Увы, пока все эти вопросы остаются без ответа - до поры, до времени, думаю.
   
Мы уже расстаемся с Галей, но я снова прошу ее рассказать, как все было на самом деле. Галя упорно повторяет, что сейчас говорит только правду. Но что-то мне подсказывает: девушка чего-то не договаривает, и что еще будет повод вернуться к этой истории еще раз.
   
Дай только Бог, чтобы не при еще более печальных обстоятельствах...
    

http://www.slovo.odessa.ua

    powered by CACKLE