«Отражения»: если Гурвиц возвратится в Одессу грабить ее больше не удастся

 С момента, когда личность нашего законного мэра Гурвица, прошедшего по списку «Удара» в парламент, плотоядно обсуждали  в ток-шоу его «злейшие друзья», минуло совсем ничего, а он уже снова у всех на устах. На сей раз за него взялась итоговая программа госпожи Соколовой на ICTV,
где в одном из сюжетов ее однофамильца-журналиста было сделано предположение, что именно Эдуард Гурвиц, а  с ним и другой без пяти минут нардеп по списку той же партии – президент футбольного клуба «Таврия» Сергей Куницын --  очень скоро станут, так называемыми, «тушками». Иными словами, забудут о своих оппозиционно настроенных избирателях и начнут голосовать в унисон с регионалами.

Справедливости ради скажем, что Соколов не взял на себя ответственности за этот странный прогноз, а свалил все на неких анонимных экспертов, которые, якобы, в сказанном совершенно уверены. Таким образом мои доблестные коллеги поступают всегда, если, не знают, как преподнести кем-либо заказанное «мочилово» или элементарную «джинсу» в виде серьезного, научно обоснованного политологического прогноза.

Не берусь рассуждать о будущем Куницына, со взглядами и делами которого знаком лишь понаслышке, хотя  предположение программы все равно считаю для него  оскорбительным. Что же до  Гурвица, могу сказать лишь одно: ну, не дает он своим врагам покоя! Не дает, и все тут! Не могут они смириться с тем, что человек в его возрасте полон сил, энергии, продуцирует свежие идеи, рожает детей и, стало быть, с величайшим оптимизмом смотрит в собственное будущее, которое совершенно возмутительным для них образом связывает с жизнью своего родного города и страны. Не могут простить ему того, что он, будучи во второй раз изгнанным из Одессы, которую любит и в которую беззаветно верит, отважно пошел по уже пройденному однажды пути – стал парламентарием, хоть пока и не приведен к присяге, и намерен, о чем говорит открыто, прямо, без обиняков, снова баллотироваться в городские головы!

Они, недруги Эдуарда Гурвица, понимют, что Одесса за время распоряжения ею Костусевым неудержимо покатилась вниз, что бы там ни присуждали ей на заранее проплаченных конкурсах теневые лоббисты партии регионов; видят, что большинство одесситов, даже  те, кто проголосовал осенью 2010 года за врио городского головы и жестоко обманулся в своих ожиданиях, сегодня, если внеочередные выборы действительно будут назначены, отдадут свои голоса за Эдуарда Гурвица безоговорочно.

А это значит -- он немедленно примется за приведение города в нормальное, цивилизованное состояние. Простой люд ждет этого с нетерпением, понимая, что снова будет пользоваться  многочисленными социальными льготами, которые отобрали у него Костусев с подельниками. Перед любым заброшенным сиротой вновь откроется перспектива получения бесплатного жилья. Матери  недоношенных малышей перестанут ломать руки от безысходности, зная, что необходимое для выживания этих комочков плоти, превращения их в людей дорогостоящее лекарство обязательно найдется. У немощных стариков и бездомных  вновь станет наворачиваться к середине дня слюнка в предвкушении сытных и вкусных обедов в столовых «Ветерана». Малообеспеченный народ опять переведет дух, зная, что часть коммунальных платежей за них заплатит город. Автомобилисты, наконец, успокоются, наблюдая за тем, как улица за улицей становятся гладкими, как шелк, магистралями.  Ну, а жулики, которые активно участвовали в фальсификации местных выборов, чтобы, посадив на Думской своего человечка, потом беспрепятственно харчиться сладким городским пирогом, пребывают в растерянности и злобе. Они прекрасно разумеют -- если Гурвиц возвратится в Одессу, грабить ее, как в минувшие два года, им больше не удастся. Это очень трудно пережить. Почти невозможно.  Вот и пускаются наши «благожелатели» в кавычках во все тяжкие. К делу подключаются командиры боевых подразделений кухонной политологии, которых расплодилось видимо-невидимо. Куда ни кинь, какой канал ни включи, всюду клин;  везде самозавбенно витийствуют пиховшики, погребинские, фесенки, какие-то варяги из ближнего зарубежья -- каждый у телезрителей давно на слуху и каждый раз сто попадал пальцем в небо. По сюжетам же «новостей» начинают порхать бесплотные тени каких-то мистических  экспертов-всезнаек.

Все это вместе напоминает бесконечный спиритический сеанс, где, как бы таинственно он ни был обставлен, на ролях медиумов, незаметно подталкивающих верткое блюдце в нужную сторону, всегда выступают придворные шулеры, получающие в разгар всеобщей и беспощадной борьбы с коррупцией солидную зарплату в конвертах, которую  начисляют, фигурально выражаясь, где-нибудь на Банковой. Ну, и, конечно же, зловещие предсказания проецируются на местный фон, дабы электорату сразу стало видно, что кому светит. Подключаются провинциальные телевидения и сайты, которые, как бы вскользь, между прочим, обрабатывают сознание будущих избирателей.  В нашем случае это, к примеру, «Думская. нет», которая в пространной статье о неминуемом закате звезды Костусева исподволь подталкивает свою аудиторию к мысли о том, что на смену тому неизбежно придет Геннадий Труханов. В том же контексте не раз упоминалось о Гриневецком,  Кивалове, других хорошо знакомых нам фигурах. Вот тут хотелось бы кое-что уточнить.

Давайте поразмыслим. Все сюжеты недавнего времени  с Эдуардом Гурвицем или, скажем, Геннадием Трухановым разворачивались на ваших, друзья, глазах. Вы отлично помните, как работал наш мэр в городском совете, когда большинство там принадлежало той же фракции партии регионов, во главе которой тогда стоял не Труханов, а Леонид Климов. Вы знаете, что Гурвиц, которого тенденциозно настроенные критики то и дело называют неуживчивым, строптивым, страдающим дефицитом дипломатичности в поступках и высказываниях, вопреки мрачным предсказаниям всевозможных местных оракулов, сумел заключить с самыми разными политсилами в городском парламенте своеобразный договор в пользу города о ненападении и сотрудничестве, и обе стороны неукоснительно, хотя, естественно, не без неизбежных рабочих трений, его выполняли. Даже плохо нам с вами понятные политические игры, отчего Климов на какое-то время впал в Киеве в немилость, был оттеснен куда-то за кулисы, принципиальных изменений во взаимоотношения   Эдуарда Гурвица с горсоветом не внесли.

Когда местные выборы 2010 года оказались, вопреки всем заверениям, крайне бесчестными; результаты волеизъявления горожан в пользу Гурвица были преподнесены в качестве подарка его сопернику, а законно избранному городскому голове пришлось на время уйти в тень, поползли нечистые слухи. Мол, случившееся спасло Эдуарда Гурвица от полного фиаско в совете. Ведь он не смог бы управлять людьми из враждебного политического лагеря. Фракция регионов, возглавляемая Геннадием Трухановым, неизбежно порализовывала бы любое его начинание. Но то же самое торочили, когда Гурвиц начинал работать с климовской фракцией. Отчего бы не предположить, что и на этот раз все могло бы сладиться, как нельзя лучше. Но нет. В 2010 году нужно было  просто молотком вколотить в головы одесситов мысль о том, что эпоха Эдуарда Гурвица закончилась бесповоротно. Тому немало способствовала деятельность промоутера Костусева, безграмотного и лицемерного болтуна Азарова, которым небо одарило Украину неизвестно за какие  прегрешения.

В том, что я прав, настаивая на возможности  делового сотрудничества между фракцией Партии регионов в горсовете и Гурвицем, будь он по-прежнему председателем совета и городским головой (а это, как вы понимаете, отнюдь, не «тушкование»; не то же самое, что голосование в Верховной Раде по указке регионалов), -- в том, что я не ошибаюсь, вас должны убедить, по крайней мере, два обстоятельства. Во-первых, это буря, поднявшаяся в Одессе после того, как были объявлены результаты тех позорных выборов; многолюдные, спонтанные митинги на Думской площади; сотни требований вернуть законного городского голову, которые обманутые избиратели отправили в Киев, --  ведь не могла бы самая большая фракция горсовета не считаться с настроениями огромной массы своих земляков. Во-вторых, это все, происходившее во время сегодняшних парламентских выборов, когда тот же Труханов бессчетное число раз выходил в эфир на оппозиционном телеканале, известном активной поддержкой свергнутого городского головы.

Каждый шаг Труханова по его электоральной территории – Суворовскому району – находил отражение в репортажах «Круга». Что это было? Какой-то сговор с далеко идущими последствиями? Ручаюсь, ничего подобного. Просто если человек начинает делать для района, где будет избираться, нечто полезное не только в разгар предвыборной гонки, а задолго до ее фальстарта и продолжает трудиться на благо своих избирателей позже, когда шашки уже упрятаны в ножны, препятствовать ему лишь на том основании, что он состоит в политическом отряде действующей   власти, глупо и недальновидно.

Да, Гурвиц и Труханов -- чрезвычайно несхожие люди. Иногда кажется, что они родом с разных планет. И я не стану проводить здесь сравнительного анализа этих двух персон из новейшей одесской истории. Не место и не время. Ограничусь следующим. Когда Геннадий Труханов твердил на всех углах о выдающемся значении Суворовского района, о блестящем его будущем; когда он памятник великому полководцу поставил у ворот на поселок Котовского; даже гимн заказал для «суворовцев», и сам с упоением распевал его в снятом на эту мелодию клипе, на минуту показалось, да простят мне мои озорные ассоциации, что он в чем-то повторяет Эдуарда Гурвица времен председательства в Жовтневом районе, который тот патриотически позиционировал свое хозяйство чуть ли не центром вселенной.

Но, простите, одно дело – район. Другое – громадный город. Эдуард Гурвиц, профессиональный строитель; более того, как выяснилось, зодчий по миросозерцанию (в самом высоком смысле этого слова), за  годы работы председателем горисполкома, а потом --  городским головой, находясь под неусыпным болезненным контролем Костусева, всю свою сознательную жизнь мечтавшего взять у Гурвица реванш; ведя постоянную борьбу с олигархами местного разлива, воспринимающими Одессу блюдом с креветками, которое нужно как можно быстрее опустошить; переживая наветы, грязные слухи, антисемитские наезды, бесконечные провокации со стороны политических противников, коими двигали исключительно меркантильные, экономические соображения, -- Гурвиц, одолевший все это, приобрел грандиозный опыт хозяйственного управления городом-миллионником, который под его началом понемногу приобретал характерные черты нормального европейского полиса. Разве можно этим опытом бросаться, как чем-то случайным, никчемным, несущественным?!

Отдавая должное организационным умениям и темпераменту Труханова; не вступая в полемику с Гриневецким, избравшим системный подход в анализе неиспользованного в должной мере потенциала регионов; поражаясь масштабам профессиональных интересов Кивалова, я должен со всей ответственностью заявить, что как руководитель города Гурвиц и каждому из них, и многим другим даст сто очков вперед.

Впрочем, зачем придавать слишком  серьезное значение самодеятельным догадкам наших местных оракулов? Всем перечисленным здесь народным депутатам найдется достаточно дел в Киеве, в Верховной Раде. Не исключая и самого Эдуарда Гурвица. И они, отнюдь, не конкуренты друг другу. Каждый из них пошел в парламент, видя там точку приложения сил для себя. Гурвиц же сделал это, на мой взгляд, для того, чтобы заняться приведением концепции местного самоуправления в соответствие требованиям времени. А затем он готов возвратиться в город, с которым сросся не то, что на клеточном – на молекулярном уровне. Он слышит каждый хрип в его отяжелевшем за трудные годы дыхании. Видит каждую ссадину на его стареющем от небрежения теле. Чувствует его боли, как свои собственные. Любую выбоину воспринимает, как укор себе, наворачивающему кварталы на своем  бесчувственном «Хаммере» в то время, как его сограждане спотыкаются на корявых тротуарах.

 Позвольте для ясности набросать воображаемую картину, очень бликую, уверяю вас, к реальности. Вообразите на минутку этого человека за его служебным столом, когда он остается в полном одиночестве. Я вижу это так. Он сидит,  запрокинув назад тяжелую голову; сложив перед собою большие рабочие руки с плоскими, веснушчатыми кистями; сидит, будто погрузившись в ток времени, сплетенный из случайных разговоров, телевизинного бормотания, шелеста бумажек, которые завалили столешницу, цокота каблуков за окном, шуршания автомобильных скатов, жидкого колокольного звона с Соборки, дальнего трамвайного скрежета, запаха остывающего кофе; женского смеха, доносящегося из-за двери; редких теперь пароходных гудков, обрывков музыки, детских голосов – в его комнде много мам. Такова теплая партитура городской жизни, в которой ему известен каждый звучок, будто в этой пьесе, написанной, конечно же, задолго до него, он каким-то чудом повел одну из сложнейших заглавных партий.

Разумеется, это, так сказать, романтизированный образ. И ваше дело, как к моей попытке отнестись.  Но Гурвицу и на самом деле  бывает безумно трудно; порой, наверное, страшно; иногда, перед очередным препятствием его, возможно, и отчаяние охватывает. Но он стоит на своем, ломится, во что бы то ни стало, вперед; если не получается, ищет обходных путей, поворачивает назад, начинает маневр сызнова. Я не знаю здесь никого, кто был бы равен ему по степени выживаемости, упорства, прямоты, верности своим принципам.  Вы можете представить себе Одессу  без этого человека? Я – нет. И, ради Бога, не вздумайте ухмыляться – дескать, вон какой панегирик учинил великому Гурвицу. Вроде Балинова, который когда-то, задолго до того, как предал своего старшего товарища и придумал термин «Гурвиландия», тоже живописал на телевидении светящееся в декорациях ночного города окно, за которым неутомимо трудится его шеф, заботящийся о каждом сладко спящем одессите.  Бросьте. Эдуард Гурвиц ночами спит. Если удается, без тревожных сновидений. Чаще удается, потому что смертельно устает. Иногда нет. Но нервы у него достаточно крепкие. Правда, ему нужно помогать. Он, как и вы, не двужильный. И вернется ли Гурвиц к нам, заживем ли мы вместе теперь зависит главным образом от вас. Смотрите, не сделайте новой трагической ошибки.

Но оставим лирические экзерсизы. Давайте посмотрим, что нашему мэру после возвращения, которое, надеюсь, в ближайшем будущем, все-таки, состоится,  предстоит сделать. Для этого достаточно открыть любой из одесских Интернет-сайтов и наскоро пробежать глазами по блокам самой свежей информации.  Извольте… Перечислю. Не в порядке важности, а как на душу легло…

Одесса теряет и, наверное, будет ежемесячно терять  дальше чертову уйму денег, потому что местное управление «Госкомзема» по невыясненной причине или чьему-то негласному распоряжению, не торопится регистрировать уже подписанные договоры  между городом и арендаторами земельных участков….

Вам известно, что Одесская киностудия на ладан дышит? Известно. Так вот, город требует от нее сегодня выплаты шести миллионов гривен за незаконное пользование 6-ю гектарами земли на берегу моря. Решение выбить долг было принято еще в июне. А зачем? Понятно, что исполком в своем праве. Но как быть с культурой, с кино? Что, город -- в стороне? С него хватило безобразного памятника Высоцкому перед фасадом офисного здания студии? Об отечественном кинематографе думать не стоит? Обойдемся фестивальчиками? О славной истории одной из первых кинофабрик страны следует забыть навсегда? Да ведь Одесса была одной из кинематографических столиц бывшего СССР! Ведь на защите ее от современных интервентов пиарился не один из кандидатов в нардепы. Как же они и мы могли выбросить из головы имена, приобретшие всесоюзную и всемирную известность в этих съемочных павильонах? Быть может, городу, вместо того, чтобы изображать из себя жестокого коллектора, нужно было бы вмешаться решительно в жизнь киностудии? Исследовать, каким образом она была украдена, частично приватизирована, отдана в руки временщику Ткаченко, за которым стоит, разумеется, какой-либо из олигархов; попытаться ее реанимировать; помочь, наконец, Одесской организации союза кинематографистов, которую новые хозяева держат в черном теле? Так нет же. Смирились с разбоем.

Как смирились, насколько я понимаю, и с тем, что бывший особняк Гансевича, где некогда располагался 6-й роддом, превратился в руины и никогда больше не будет лечебницей. Все, кто полагает, что это не так, что городской андрологический центр «Андромед» его действительно восстановит, более чем наивны. Возникнет  на этом месте частный жилой коттедж или многоэтажное здание, не знаю. Но рожать одесские мамочки будут в других районах. А жаль. Мой старший сын появился на свет именно здесь, в парке им. Шевченко. И работали тут замечательные врачи.

Пойдем дальше. Одесские коммунальщики опять рапортуют о своей готовности справиться с зимой. Все у них хорошо и ладно – и техника, и песчано-солевые смеси. Помнится, и в прошлом году, когда зимы было с гулькин нос, рапортовали так же, однако, проблемы нас завалили выше крыш. И одна из них – воровство. Боюсь ошибиться, но, по-моему, этой самой смеси, необходимые объемы  которой очень трудно обсчитать, было заготовлено столько, что хватило бы растопить льды Антарктиды. А ноги на гололеде люди ломали столь же исправно, что и в суровую зиму 2009 года.

Пешеходную Дерибасовскую, при молчаливом попустительстве Костусева, продолжают превращать в проезжую дорогу. Опять снят гаишный пост на перекрестке Екатерининская-Дерибасовская, и нахальные «роверы», «мерсы» и прочая заграничная шушера весело катаются по священной брусчатке от упомянутого перекрестка до Преображенской и обратно. Недаром врио городского головы некогда вещал с экрана, что тоскует по тому времени, когда ездил по Дерибасовской на троллейбусе.

«Горэлектротранс» жалуется на то, что у него осталось лишь одно действующее ремонтное депо. Спрашивается, а почему же тогда в аквариумах депо у Привоза расположился странноприимный  дом бывшего кандидата в нардепы Черного и один из его офисов? Зачем же этому торговому парню отдали драгоценные цеха? Теперь поздно пить боржоми! Пройдет еще немного времени, и у той    жеорганизации отберут детский спортивно-оздоровительный лагерь «Мрія». Он был противозаконно заложен банку «Південний» при получении кредита, а теперь уйдет с молотка. Ведь кредит никто возвращать и не собирался, с чем я транспортников вместе с их детками и поздравляю.

Что еще? А еще мэрия созрела для расторжения договоров с рядом арендаторов пляжей. Все лето на песочке у моря шла война бич-боев с простым народом, который не мог позволить себе отдохнуть у воды, в тех местах, где отдыхал годами, из-за наглых и агрессивных подонков, которым мэрия раздала в аренду, а на самом деле – в частное владение, все пляжи подряд, оговорив для граждан жалкие тридцать процентов территории, освобожденной от коммерческой нагрузки. Все лето над людьми издевались прикормленные и бессовестные пляжные охранники. А теперь, понимаете ли, чиновнички зашевелились. Видимо, зимой им взяток не возят. Не с чего. Даже думать об этом противно!

Зашевелились и коммунальщики. Начали присваивать себе подвиги жителей многоквартирных домов, которые, не дожидаясь помощи от города, принялись ремонтировать свои крыши, менять трубы, красить стены, рассчитывая, что потом, при начислении оплаты за обслуживанеие домов и придомовых территорий, ими потраченное  будет возвращено – то есть, вычтено из общих сумм. Оказалось, ничуть не бывало. Дошлые ребята из ЖКСа «Вузовский», например, решили присвоить денежки жителей дома по адресу Шишкина, 50.  На этот счет идет нынче судебная тяжба. Граждане совершенно справедливо не платят квартплаты. Долги уже зашкаливают. Замечательно, не правда ли?

Те же ЖКСы, мотивируя свои действия необходимостью хорошенько подготовиться к зиме, уже накручивают одесситам, между прочим, без предупреждения, повышенную квартплату. Мэрия отбивается – дескать, это не ее дело. Она тут не причем. Жилищники виноваты. Какой бред! Неужто есть среди нас хоть один человек, который поверит трепачу Орловскому, что ЖКСы пальцем пошевельнут без согласования с мэрией?

С тем же успехом мы могли бы принять всерьез словесный пассаж исполкомовского эколога Дербоглава, который сравнил ньюйоркский ураган  «Сэнди» с кратковременным одесским дождичком на том основании, что и тот, и другой затапливали город. «Думская. нет», понятно, не преминула вспомнить, как в похожей ситуации Гурвиц, оценивая работу своих коммунальщиков, тоже предлагал критикам посмотреть видео снегопадов в Америке и Западной Европе. Но на сайте забыли упомянуть -- было это в суровом и холодном году, когда Одессу засыпало снегом по самые брови.

Ладно. Буду заканчивать. Вспомню еще только о том, что в последние дни появилось множество концепций застройки морского фасада города, то бишь, побережья. О генплане и думать забыли. А вот украсить берег высотками очень хочется. И пока в мэрии сидит невменяемый очильник, который даже сессию а ей  давно пора состояться -- не рискует назначить, они стараются тихой сапой протащить свои безумные проекты. Нет, надо поскорее возвращаться сюда Эдуарду Гурвицу, а то они наворотят столько дерьма, что и за годы не разгрести. Согласны? То-то!

Валерий Барановский

Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE