Одесские СМИ: девальвации гривне не избежать

 По слухам, критично значимые для отечественной валюты парламентские выборы миновали для гривни сравнительно незаметно. Но с начала ноября курс доллара стал расти, и 13 ноября

национальная денежная единица пробила потолок в 8,3 гривни за доллар. А НБУ тем временем громче заговорил о том ослаблении контроля, на котором настаивает МВФ.

ОЖИДАЕМЫЙ СКАЧОК

 Еще недавно главный повод заговорить о будущем национальной валюты дало «гривнетрясение«, произошедшее в начале сентября. Тогда на протяжении нескольких дней межбанковский курс уверенно бил почти трехлетние рекорды, что ожидаемо спровоцировало некоторую панику уже в наличных продажах. Однако кризис тут же объяснили спекулятивным замыслом нескольких банков, к которым регулятор пообещал применить меры воздействия.

 Довольно регулярные выходы НБУ на межбанковские торги затем помогли сгладить неприятное валютное впечатление. Но по итогам сентябрьских событий многие эксперты сошлись во мнении, что курс гривни недолго останется стабильным. А потенциальным «временем Х» чаще всего называли период «после выборов», напоминают «Подробности».

 Несмотря на разгоряченные ожидания, собственно дни вокруг праздника демо-кратии для отечественной денежной единицы миновали сравнительно спокойно и без особых сюрпризов. Однако уже с первых дней ноября гривня начала заметно проседать, снова преодолевая границы трехлетнего максимума. Наконец, 13 ноября курс взял очередной психологический рубеж: в этот день на межбанке торги завершились у отметки в 8,32 гривни за доллар. Уже 14 ноября ситуация несколько стабилизировалась — к середине дня доллар торговался у планки в 8,25—8,26, а закрылись торги на отметке 8,26—8,27.

 И все же специалисты склонны считать, что девальвации гривне не избежать.

 Сегодня условия для сохранения стабильности гривни и в самом деле трудно назвать образцово-показательными: золотовалютные резервы уменьшаются; на корректировку курса Нацбанк тратит солидные средства (около 1,8 миллиарда долларов только в октябре); отрицательное сальдо внешнеторгового баланса; объем прямых иностранных инвестиций падает; необходимость погашать долговые обязательства не оставляет Киев, а спрос на валюту, в том числе и среди физических лиц, возрастает.

 «Продолжение расширения дефицита счета текущих операций на фоне сокращения притока валюты по финансовому счету и всплеска спроса на наличную валюту внутри страны в сентябре—октябре привело к увеличению девальвационного давления, которое сглаживается интервенциями НБУ. Это приводит к сокращению международных резервов, которое будет продолжаться до тех пор, пока либо НБУ не изменит режим валютного курса, либо внешнеэкономическая конъюнктура улучшится», — считает экономист ИК «Тройка Диалог Украина» Ирина Пионтковская.

 Между тем еще недавно представление руководства страны о будущности курса и желаемой конъюнктуре держалось привычных рамок. Если оценивать заявления представителей правящего лагеря, одним из главных поборников идеи «гривня останется крепкой» является премьер. «У нас достаточно стабильная ситуация, стабильный курс гривни. Стабильной является ситуация на рынке продовольственных товаров, например. Мы ее значительно стабилизировали», — объяснял Николай Азаров в конце октября. «Правительство в постоянном контакте с Национальным банком внимательно отслеживает ситуацию (на валютном рынке. — Ред.), держит ее под контролем. Никаких оснований для каких-либо колебаний курса сейчас нет», — передавала пресс-служба слова главы правительства уже в ноябре.

 Оценивая «курсовые» перспективы, в Кабмине предпочитают вспоминать о спекулянтах и порицать «паникеров». Но хотя еще 12 ноября в НБУ говорили о том, что «не видят никаких оснований для пессимистических прогнозов относительно курса гривни», не исключено, что регулятор может и решиться на меры, которых от него давно ждут.

ПЛАВНЫЕ МЕРЫ

 Параллельно с новостями о новых достижениях гривни 13 ноября стало известно, что Национальный банк все-таки рассматривает варианты ослабления контроля над валютными судьбами. «Постепенное повышение гибкости курса национальной валюты — это неизбежность», — признал директор департамента анализа и прогнозирования денежно-кредитного рынка НБУ Сергей Кораблин.

 Подобное заявление можно счесть своего рода «нашим ответом Чемберлену». Как известно, практики внедрения по-настоящему плавающего курса от Центробанка уже не первый год ожидает один из основных кредиторов Украины — Международный валютный фонд. Дополнительным подтверждением этому в тот же день и в рамках «Украинского банковского форума» стали слова постоянного представителя МВФ в Украине. «Мы с 2006 — 2007 годов в наших отчетах помещаем эти рекомендации. Мы считаем, что экономика вроде украинской, которая глубоко интегрирована в мировую экономику и зависима от экспорта биржевых товаров, зависит от волатильности (изменчивости цен. — Ред.) на этом рынке… Мы считаем, что для экономики такого рода гораздо лучше было бы иметь плавающий курс», — напомнил Макс Альер.

 Сотрудничество с МВФ пока еще остается под вопросом. А эксперты тем временем допускают, что вновь обретенная гибкость позиции Национального банка Украины прямо сейчас может объясняться и другими причинами. 14 ноября в прессе получила распространение информация о том, что произошедшее накануне «отпускание» служило элементом давления на правительство, Банковую и экспортеров. Основная цель в таком случае заключалась в том, чтобы нестабильность повлияла на скорость окончательного принятия решения насчет закона о расширении инструментов влияния на денежно-кредитный рынок.

 Как бы то ни было, затягивание с вступлением в силу этого нормативного акта НБУ действительно беспокоит. «Сейчас принят закон, который на подписи у президента. Который введет обязательную продажу (валютных «излишков». — Ред.), потому что не секрет, что более девяти миллиардов долларов США сосредоточены у банков на их субсчетах за рубежом. Это деньги наших экспортеров, это деньги клиентов, которые получили, но по тем или другим причинам не продают их», — беспокоится директор департамента по управлению валютным резервом НБУ Александр Дубихвост. Меры, которые помогли бы НБУ увеличить приток валюты на рынок, пожалуй, могли бы способствовать снижению градуса валютной лихорадки, тем более что регулятор нередко обвиняет в положении межбанковских дел именно банки, нынешняя управа на которые, по его мнению, далека от совершенства.

 Одним из возможных сценариев борьбы с подобной несознательностью, например, может стать довольно далекое от идей саморегуляции рынка предложение ввести налог на продажу валюты. Но многое зависит от того, насколько долгосрочным может оказаться сезон спокойствия, обеспеченный таким путем. Многие экономисты считают, что избежать плавного удешевления гривни (как вариант — внутри расширенного коридора) невозможно. В противном случае — падение рискует оказаться не таким скорым, но быстрым и болезненным — вплоть до 10, 12, даже 13 гривень за доллар по различным прогнозам.

 «Консервацию» нынешних позиций гривни (особенно — официального курса в 7,99) эксперты, похоже, всерьез рассматривают редко. Наиболее вероятным будущим для гривни сейчас считают отметку в 8,5. «Наш центр ожидает, что после выборов продолжится ослабление гривни, которое мы наблюдали и до выборов. На конец декабря 2012 года обменный курс будет порядка 8,45», — предполагает аналитик Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь.

 По слухам, схожие перспективы (8,4 гривни за доллар), правда, на весь 2013 год для национальной валюты очертил и глава правления НБУ в ходе прошедшего в конце октября закрытого совещания с банкирами. При этом некоторые специалисты считают, что сравнительно медленный спуск гривни потребует значительных усилий. «Я полагаю, что десять процентов — это максимально возможная девальвация против нынешнего уровня при улучшении внешней ситуации… Если правительство договорится с МВФ, гривня может удержаться на этом уровне», — считает директор отдела экономических исследований развивающихся рынков Credit Suisse Сергей Волобоев.

 И все же следует учитывать, что даже плавное снижение курса гривни может обернуться непредсказуемыми последствиями. После нескольких лет «восьмигривенной» стабильности реакция на заметные корректировки курса может быть разной. Вплоть до паники, что и показали сентябрьские события. И здесь очень многое зависит от роли регулятора. «Гибкий курс может спровоцировать очередной виток паники. Поэтому Нацбанку нельзя резко устраняться с рынка, он должен контролировать и сглаживать волатильность», — цитирует «КоммерсантЪ-Украина» начальника отдела анализа финансовых рынков ING Bank (Украина) Александра Печерицына. А некоторые эксперты даже допускают, что Нацбанку стоило бы отказаться от планов либерализации, если таковые и строились.

 Твердость «направляющей и руководящей» роли НБУ также зависит от множества факторов: от экономических (начиная с объема золотовалютных запасов и готовности их использовать) до сугубо политических. То, что устойчивость национальной валюты стала элементом предвыборной борьбы, отрицать сложно. И маловероятно, что с окончанием кампании ситуация принципиально поменяется.

 А тем временем не стоит забывать и о том, что судьба гривни зависит не только от Украины, но и от политики США, и от ситуации в колеблющейся еврозоне. «Дело в том, что наша экономика очень зависит от внешнего спроса на продукцию металлургической и химической промышленности. Если со стороны Евросоюза будет падение спроса, это негативно повлияет на украинскую экономику и на курс гривни», — подчеркивает директор экономических программ Центра Разумкова Василий Юрчишин. Идеальными для начала свободного плавания такие условия, пожалуй, назвать трудно. Так рискнет ли НБУ, или тяга к привычному ручному управлению окажется сильнее, а то и перспективнее?

Ксения СОКУЛЬСКАЯ // yug.odessa.ua

Кстати.

 В четверг в украинских СМИ появились сообщения об отказе банков продавать валюту населению в разных регионах страны. Ажиотажный спрос на доллары начался после падения курса гривни до самой низкой отметки за последние три года.

 Нацбанк Украины отреагировал на сообщения СМИ официальным заявлением, он напомнил финансовым учреждениям об ответственности за безосновательный отказ продавать наличную инвалюту физлицам: «По результатам проверок к банкам — нарушителям норм действующего законодательства, в которых будут выявлены факты безосновательного отказа в продаже валюты в случае ее наличия, НБУ будет применять жесткие меры — от штрафов до ограничения операций по отдельным пунктам генеральных лицензий».

 НБУ призвал граждан сообщать о нарушениях по телефону: (044) 230-19-60, или обращаться в территориальные управления НБУ.

    powered by CACKLE