Одесса: «Город, в котором не хочется жить» ФОТО

 Фотохудожник Леонид Сидорский известен своими замечательными работами. Последние, посвященные любимой Одессе, многие видели на его персональных выставках, в авторском фото-кино

(всего выпущено девять DVD-дисков). Или в присутственных местах — эксклюзивные фотоэтюды украшают офисы крупных банков и прочих коммерческих структур, института внутренних дел и областного главка МВД, различных гостиниц, предприятий и учреждений.

 Его обожание Южной Пальмиры частично отражено на авторских дисках: «Окна Одессы», «Ностальжи», «Одесса, которую мы любим», «Ах, Одесса», «Моцарт в Одессе», «Пушкин в Одессе», «На волне моей памяти», «Одесса, кариатиды, мы», «Времена года». Он увлеченно щелкает затвором фотоаппарата, чтобы отобразить милые сердцу улицы — от архитектурного изыска до маленького камешка на мостовой. «Охота» за сюжетами давно стала смыслом его жизни. Всякий раз Мастер показывал Южную Пальмиру подлинной — без драгоценных украшений, но прекрасной в своей простоте. Лицемерие и фальшь истинному художнику не свойственны. Возможно, потому, совершенно неожиданно, появился совсем другой диск — «Одесса — город, в котором не хочется жить».

 — Уже сорок лет я фотографирую город и каждый день убеждаюсь: все меньше остается зданий, целых улиц, подходящих для съемки, — констатирует Леонид Семенович. — Мешает практически все. Это и автомобили на многочисленных стоянках, и уродливо свисающие провода, и кондиционеры, смонтированные впритык к кариатидам... Нынешняя Одесса мне напоминает шагреневую кожу — катастрофически сокращается эстетическая городская среда.

 Все встанет на свои места, если чиновники полюбят Одессу, озаботятся благосостоянием города, а не своих карманов. Пока же главенствующую роль играют «бабки» — все главные архитекторы становятся здесь главными вредителями. А как иначе это назвать?! Ведь именно с их легкой руки «подмахиваются» проекты, которым в исторической части Черноморской Жемчужины не место. Например, гостиница «Одесса» на Морском вокзале. Неплохое само по себе здание, оно должно было украшать жилмассив Котовского. Но ни в коем случае не портить вид на залив. Ведь Приморский бульвар изначально задумывался как смотровая площадка — прогуливающиеся горожане и туристы любовались на пароходы и парусники, заходящие в гавань. Давление на акваторию Одесского залива исключено — никакое строение не должно закрывать линию горизонта! Это понимает любой мало-мальски грамотный человек, но почему-то никак не могут (не хотят) осмыслить наши главные архитекторы. Теперь Дюк де Ришелье совсем «потерялся», «наложившись» на здание современной гостиницы, хотя раньше красовался на фоне небесно-морской синевы.

 Еще пример — Оперный театр. Когда-то, еще в 1950—1960 годы в высших эшелонах власти СССР живо обсуждалось, что здание, которое находится от него слева, нужно перенести на энное количество метров для создания «воздушной среды». Чтобы ничего «не давило» на архитектурный шедевр. Тогда идея не воплотилась в жизнь. Зато появился бизнес-проект «Орфей», буквально прыгнувший «на плечи» театра. Произошел перехлест, что мешает восприятию архитектурного шедевра. Не спас ситуацию даже снос двух верхних этажей «Орфея». А теперь еще в переулке Чайковского — с другой стороны от Оперы — возводят гостиницу, которая будет выше театра. Аналогично — на Екатерининской площади, где памятник императрице, очень неплохо вписавшийся в существующую архитектуру, вот-вот исчезнет на фоне вновь строящейся многоэтажки…

 Семидесятилетний фотохудожник и кинематографист возмущен уничтожением архитектурных изысков. Улицы становятся неузнаваемыми, давно потерял свою старинную привлекательность «Привоз», Пантелеймоновская превратилась в восточный базар, Пушкинская, Ришельевская, Приморский бульвар и многие другие изуродованы рекламными носителями...

 — Чтобы исправить ситуацию, отнюдь не требуется трата бюджетных денег, — говорит Сидорский. — Нужно просто волевое решение руководства города и честный, грамотный главный архитектор. Ведь смог тот же Эдуард Гурвиц, будучи мэром, привести в порядок улицы и площади хотя бы в центре. Что до нынешнего — легко провозгласить себя вторым Ришелье, трудно стать им.

 Я запечатлел в исторической части около восьмисот «безобразий», которые вошли в новое собрание — мастер-диск сделан на свои личные средства.

 Только на это у фотохудожника и хватило денег. На тиражирование их попросту нет, а взять на себя финансирование пока никто не стремится. Возможно, потому что не очень приятно видеть «город, в котором не хочется жить». Но это, увы, реальность…

Лара ПЕТРОВА // yug.odessa.ua

    powered by CACKLE