«Я мог бы уличать Костусева во лжи и некомпетентности еще чрезвычайно долго» (ВИДЕО)

 Странное дело. Выборы в разгаре, а боевых действий, равных по мощи тому, что происходило, по крайней мере, осенью 2010 года, не наблюдается. Противники, или конкуренты, ведут себя как-то вяло.

Противники, или конкуренты, ведут себя как-то вяло. Только агитационные ролики непримиримых политических сил выглядят, как всегда, обвинительными заключениями. Вы нам – стрижено, а мы вам – брито. И вся недолга! Да еще кое-где, преимущественно в глубинке, партия власти отлавливает и сажает в КПЗ слишком активных несогласных. Но это, скорее, проявление пещерного атавизма, нежели осознанная, плановая тактика.

Казалось бы, радоваться нужно хотя бы тому, что общественно-психологический климат, установившийся накануне предвыборной гонки, меняется мало и не сулит зубодробительных сюрпризов. С нас вполне достаточно, так сказать, будничных потрясений – от псевдореформ Тигипко до пресловутого языкового закона. Елейные, заказные телевизионные здравицы в  честь мажоритарщиков, которым никто не придает серьезного значения, не в счет. В общем, все относительно спокойно. Крови не льется. Но почему-то радоваться все равно не хочется. Напротив, всякого нормального человека за месяц до судьбоносного голосования начинает все чаще поташнивать.  И, скорее всего, оттого, что налицо не затишье накануне бури, перед которой  испытываешь, даже против собственной воли, восторг неопределенных ожиданий, а предчувствие наступления на нас страшного, неодолимого, засасывающего все живое болота. И в политическом смысле, и в бытовом, повседневном. Партия власти настолько приспособилась выдавать «разруху» за «покращення», что и не пытается вести диалог с оппонентами, полемизировать, отстаивать свою сомнительную правоту. Встречи ее руководителей с электоратом все больше напоминают партхозактивы четвертьвековой давности, когда любой из нас отчетливо видел, что его личное участие в жизни страны сведено к нулю, а все эти спектакли, на которые приглашаются представители широких масс, имеют к самим народным массам не больше касательства, чем процессы, протекающие, скажем, в туманности Андромеды.

Недавно  в программе Шустера выступала, впервые за два года, Анна Герман. Только что Верховной Радой  был принят  в первом чтении закон о клевете; тот самый закон, который, если вступит в силу, даст возможность любого из нас затаскать по судам, а то и упрятать за решетку, если этого захочется подвергнутому критике  чиновнику, принадлежащему к властному лагерю. Герман, озаряя студию ослепительным, белозубым сиянием, ворковала что-то совсем уже невероятное о гаранте конституции, который, понятное дело, не подпишет закона в таком вот возмутительном виде, ибо стоит на страже интересов ввереннго ему народа. Похоже, Герман два года проболталась где-то в районе упомянутой галактики, а теперь возвратилась из командировки в иные миры, не имея ни малейшего представления о том, что творится за стенами студии.

Согласен с теми, кто утверждает, что смысл появления на свет закона о клевете, как и языкового закона, состоит не  в том или не только в том, что в них прописано, июо их главное назначение – отвлечь внимание общества от полного краха политики, проводимой ПР; политики, которая привела нас к экономическому коллапсу, к изряда вон выходящей нищете, к международной изоляции. Но Герман-то, Герман! Она упоенно, с гортанным клекотом, с выражением  административоного безумия в лживых, глазках, доверительно, по-свойски, призывала присутствующих к единению во имя будущего страны, которая у нас одна на всех и дороже которой нет и не будет. В эти минуты озарения она, казалось, напрочь забыла и о сидящих в тюрьмах Тимошенко и Луценко, и о  митингующих чернобыльцах и афганцах,  об издерганных налоговиками предпринимателях и воровстве на «Евро-2012», о невероятном внешнем долге Украины и ее провале на лондонской Олимпиаде, о безработице и коррупции, охватившей общество сверху донизу. Хотя, что это я о Герман?! Бог ей судья. У нас есть своя Герман. В штанах. Я имею в виду врио городского головы и его выступление в присутствии осчастливившего наш город своим однодневным присутствием  Президента.

Костусев, конечно, уступал Герман в мастерстве. Ему ее выучка и не снилась. Но, изображая из себя пришельца, пусть не из далекой туманности, но с Марса уж точно, по масштабам лжи от нее не отставал. Каждый пункт его парадной реляции, из которой следовало, что он, Костусев, поднял Одессу из руин и пепла, оставшихся после его предшественников, был построен на умышленных «недоговорках».

Возьмем, к примеру, торжествнное открытие 195-го детского садика, представленного Януковичу как первый новый  одесский детсад за последние 20 лет. Ну, во-первых, Костусев умолчал о том, что при Эдуарде Гурвице на Шишкина, 46, то ли в 2007, то ли в 2008 году, сейчас точно не помню, с тем же энтузиазмом открывали детский садик № 103. Значит, уже соврал. Не уточнил и того, что детсад, куда привезли президента, не такой уж новый. Он принадлежит к числу шести заброшенных детских дошкольных учреждений, которые Гурвиц решением суда отобрал в свое время у  пароходства. Да, ни один из них тогда не удалось отремонтировать. Все не хватало средств. Только охрану выставили, чтобы дома окончательно не разворовали, пока они дожидаются своего часа. Кроме того, во время экономического кризиса, который, естественно задел и город, множество детсадов было сдано в аренду самым разным организациям. Только так можно было спасти эти здания от гибели. Вернуть их детям собирались чуть позднее. На этот счет существовала полноцненная целевая программа.  А пока суд, да дело, администрация Гурвица, не располагавшая объемами  средств, необходимыми для капитального ремонта дошкольных комбинатов, пошла иным путем.

Поскольку в каждом из уже функционирующих детсадов часть комнат была заперта и не использовалась, решили начать с приведения в порядок  этих «нежилых», если можно так выразиться, помещений и введения их понемногу в эксплуатацию, благо денег на то требовалось не так  много, как на восстановление целостных объектов.  Таким образом, за пять лет в детских садах города появилось три тысячи дополнительных мест. Три тысячи! Сравните цифры 3000 и 200  (именно столько детишек может принять садик, на открытие которого привели президента), чтобы расставить все точки над «и».

Пойдем дальше. Костусев с надрывом благодарил гаранта за субвенции, которые, де, дали ему возможность заняться ремонтом фасадов в исторической части города. И, если будет на то воля президента,  заливался он с трибуны, хорошее это дело продолжится. Ну, что тут сказать?! Пришелец с Марса забыл, а, может быть, притворяется, что забыл, сколько наделал  преступных глупостей, когда угробил начатое Гурвицем, попытался отобрать подряд на ремонт фасадов у Тарпана. Но одесситы, надеюсь, помнят, сколько денег улетело на ветер оттого, что врио городского головы велел демонтировать повсеместно установленные, разумеется, до его воцарения на Думской, строительные леса; как пострадали подготовленные к ремонту, очищенные местами от старой штукатурки, беззащитные фасады оттого, что были отданы таким образом на растерзание стихиям; каких средств стоило возвращение лесов на место. Помнят они, как скверный анекдот, и то, что Костусеву, в конце концов, пришлось умыться; сделать вид, будто он просто мечтал снова  увидеть подрядчиком того же Тарпана. Получил, понимаете ли, пинка под зад и резко изменил позицию. А субвенции… Ну, вряд ли кто-либо действительно полагает, что выделение этих денег – заслуга врио городского головы. Это исправно происходило до него и продолжится после нас. Так что, снова -- вранье!

Теперь коснемся еще одной темы – экономического эксперимента с портом, к которому подталкивают правительство костусевские лоббисты. Дескать, если часть заработанных портом средств начнут адресным образом  передавать городу, то с  теми же фасадами все будет тип-топ, и Центру на них не придется тратиться. Все это Костусев излагал, напирая на банальные, сильно траченные временем увтерждения: Одесса активно  развивалась, росла благодаря тому, что у ее подножия расположился морской торговый порт, и будущее города теснейшим образом связано именно с этим. Тут нет откровенной лжи. Только глупость. Дело в том, что порт, при всей его для Одессы важности, никогда не играл роли градообразующего предприятия. Как, кстати говоря, и бесславно погибшее ЧМП. Об этом столько сказано, что здесь не время и не место сие доказывать вновь. В городе было немало крупных, всесоюзного значения производств, которые, в совокупности, и выполняли эту животворную функцию. Однако сейчас круаных заводов и фабрик не существует. Профиль города изменился. И когда Эдуард Гурвиц, отнюдь, повторяю, не принижая значения порта, говорил о том, что преобразование Одессы в современный курортно-рекреационный центр приобретает первостепенное значение; что расширение контейнерного терминала в непосредственной близости от центра города ляжет неподъемным грузом на его инфраструктуру; что прогрессивный подход к проблеме требует дрейфа грузоперевалочных  мощностей за пределы городской территории, он был абсолютно прав. Вот он-то и думал о будущем Одессы. Всерьез, а не так, как делает это врио городского головы. Каждый из вас ездит, то ли постоянно, то ли иногда, на поселок Котовского через бывшую фабрично-заводскую зону Пересыпи. Вспомните-ка об этих, в большинстве своем, одноэтажных складских бараках,  протянувшихся  до начала Лузановки; о почти античных развалинах заводов, среди которых притаились частные эллинги, сауны, прочие злачные заведения, характерные для нашей смутной эпохи,  и ответьте себе честно, неужели эта безобразная картина не вызывает у вас раздражения? Неужели вы не видите, как бездарно используется драгоценная приморская зона? Так не лучше ли выстроить современные склады и терминалы где-нибудь под Одессой, предварительно решив, наконец, задачу с ее границами, а легендарную косу превратить, пусть на это и уйдут годы, в грандиозный курорт. Не верите в то, что подобное возможно? Тогда загляните в Дом Павловых, расположившийся в этих местах, и сомнения отпадут сами собой.

Ну, а теперь коснемся еще одного пункта мажорного доклада врио городского головы. Думаю, вы не сомневаетесь, если даже не слушали Костусева, в том, что он завел излюбленную шарманку о кредитах, о долгах, оставленных «попередниками». Вряд ли стоит повторять здесь все то, о чем я говорил неоднократно. Вряд ли стоит возвращться к фантасмагорической истории реструктуризации заема, сделанного у BNP PARIBAS, в исполнении Костусева, совершившего столько нарушений законодательства и служебных промахов, на грани с преступлениями, что ни в какие ворота не лезет.  Просто я, когда речь заходит о кредитах, о том, стоит их брать или нет, считаю важным, во-первых, напомнить о долгах, сделанных за последние два года Азаровым, а, во-вторых, поделиться с теми, кто не располагает такой информацией, что кредит в швейцарских франках Гурвицу удалось взять благодаря содействию Януковича, который в ту пору, понятно, президентом еще не был. Янукович твердо знал, что такие люди, как Эдуард Гурвиц, свое слово держат крепко и долги отдают. Поэтому без тени сомнений протянул последнему руку помощи. Об этом следовало бы знать назначенцу партии регионов. Но он многого не знает, ибо вместо того, чтобы живенько вертеть по сторонам головой, занимается, вероятно, денно и нощно изучением жизни и повадок своих любимых мангустов, надевая для свиданий с ними не менее любимые  цепь и бляху.

Я мог бы уличать Костусева во лжи и некомпетентности еще чрезвычайно долго. Но, думаю, вам это уже прискучило. Поэтому ограничусь цитированием Тигипко, который чрезвычайно осторожно высказался о предстоящем отчете врио городского головы перед одесситами. Он сказал: «28 октября у нас будет показательный анализ работы мэра города Алексея Костусева. Это будет отчёт перед жителями и очень хотелось бы, чтобы мы получили поддержку и, если за счёт неправильных региональных решений мы потеряем, это будет очень плохо и обидно». Тигипко может не сомневаться. Так и будет. Правда, лично вице-премьер тут не причем. Когда Костусева насильно, против воли горожан, усадили в кресло мэра, Тигипко еще не успел сдать своих единомышленников. Впрочем, когда придет время отчитываться ему самому, он может оказаться в глазах украинцев тем же Костусевым.

Теперь вернусь к тому, с чего начал. Предвыборных бурь не наблюдается. Но хозяева жизни, что на всеукраинском, что на местном уровне, ведут себя так, будто нас вообще не существует. Одесса, как любят говорить провинциальные телерепортеры, не исключение. Еще не утих скандал вокруг дома-стены, как исчезла раритетная рекламная тумба-трансформатор с угла Пушкинской и Греческой, которую старые одесситы с младенчества вращали, наслаждаясь глухим рокотом, исходящим из ее недр. Казалось бы, ничего особенного. Но если и правда, что тумбу отправили на реставрацию, следовало об этом граждан города уведомить заранее. Однако никто о том не позаботился.

Еще один пример. Не менее возмутительный. Возле киностудии уже устанавливается памятник Высоцкому, против проекта которого недавно восстала вся городская общественность. Я критически отношусь к творчеству скульптора Князика и хорошо к работе архитектора Глазырина. Но в данном случае имеет место явный концептуальный просчет. Беспомощная, распростершая руки, жертвенная человеческая фигура с неестественно вывернутой шеей, летящая на фоне каких-то обломков, настолько не отвечает облику  сверхэнергичного, социально острого, взрывного в своих эмоциях и чувствах; всегда равно готового к испепеляющей любви или смертельной драке артиста, барда, поэта, который при всех своих противоречивых талантах,  подвергавших его серьезнейшим испытаниям на прочность, оставался настоящим мужиком, что оторопь берет. Нелепее, может быть, только маска Высоцкого в исполнении всеядного Безрукова. Но общественность пошумела и затихла, а власти, не желая вступать в конфликт с Марковым, профинансировавшим, насколько я слышал, эту  работу, сделали вид, что ничего не было. Марков, конечно, в своем праве, но и мы, извините, тоже. И если он, к примеру, заявляет своим рекламным роликом, что нет ничего патриотичнее балета (добавим – русского), то не принимать же это наивное утверждение всерьез! В общем, и тут нас обжулили. Знаете, когда памятник будет окончательно установлен, снять его ни у кого рука не поднимется. Разве что экскурсоводы станут рассказывать будущим  туристам о некоторых подробностях появления у фасада  киностудии этого беспомощного продукта политического пиара.

Ну, и в заключение – несколько слов о  саморекламе нашего анархиста-мажоритарщика, который одним из своих последних монологов вызвал у меня просто отвращение. На сей раз этот суетливый соискатель власти наехал на  Виталия Кличко. Правда, он не рискнул опуститься до прямых оскорблений спортсмена, вроде тех, что были сделаны в нелепой программе «Рубикон» на телеканале «Академия», но намеки на возможные негативные последствия боксерской карьеры отпускал вполне прозрачные. Самое же забавное, что он всячески настаивал на полной бесперспективности усилий Кличко на политическом поприще. Он вообще настаивал на том, что художник или спортсмен, Кличко ли, Жванецкий ли, к занятиям политикой совершенно не приспособлены. Более того, тихим, вкрадчивым голоском советовал людям  за Кличко не голосовать, ибо он сам по себе пуст, а члены его команды, кроме Гурвица, никому не известные тушки.

Особенно поразило меня следующее. Отчего, с какого, извините за жаргон, перепуга, этот тип решил, что он, будучи  то ли финансистом, то ли экономистом, то ли содержателем борделей, может считать себя политиком? Кто его в этом качестве знает? Кто его вообще знает? Ведь до назначения начальником СМЭПа, куда усадил его все тот же умник Костусев, о его существовании была осведомлена в лучшем случае горстка людей. До того, помнится, он всегда всплывал лишь во время выборов. Был так же пространен, велеречив и многозначителен, как сегодня, а затем надолго погружался в своеобразное небытие. Что он делает, сколько у него магазинов, на чем он зарабатывает, был ли застрахован его сгоревший «Хаммер», действительно ли ему принадлежит бывшее здание ресторана «Киев», американец он или сохраняет украинское гражданство, -- об этом и еще о многом никто толком так ничего не знает. Единственный раз, когда ему удалось взобраться на административный шесток, стать – в предвкушении роста стоимости бывшего военного аэродрома – городским головой Арциза, закончился для этого городка плачевно. Откуда же у него уверенность в том, что он способен стать законодателем, а вот Кличко – ни в коем разе? Ответа на этот простой вопрос вы у него не сыщете. Да и не стоит тратить сил. Ему до Кличко, человека умного, нравственного, ни в чем не замаранного,  никого не предававшего, отличающегося выдающимися волевыми, бойцовскими качествами; отлично понимающего, что такое бизнес,  заработавшего свой капитал собственным самоотверженным трудом, способного привлечь к политической работе серьезнейший европейский менеджмент, -- в общем, до Кличко ему  -- как до Луны. Так что, не сделайте впопыхах глупости. Не вздумайте  последовать его советам или, не дай бог, за него проголосовать.

Кстати, всякое упоминание о себе в прессе он считает способствующим росту своего рейтинга. Потому-то я и не называю его фамилии. То же, что мною сказано, следует отнести к его антирейтингу, ибо я никогда бы об этом плуте не стал говорить,  когда бы он не попытался дискредитировать в глазах избирателей партию «Удар» и ее лидера.

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE