«Отражения» из Одессы: визиты Костусева в Аркадию были представлениями (ВИДЕО)

 Странная вещь: до сих пор всякий гражданин или группа граждан, которым взбрело в голову в день очередной сессии проникнуть под своды горисполкома, дабы предстать перед местным парламентом

и выкрикнуть тому в лицо что-то свое, наболевшее, -- до сих пор эти потенциальные бузотеры и возмутители спокойствия всегда бывали решительно остановленными на пороге священного капища. А нынче, перед последней сессией горсовета, все перевернулось с ног на голову. 

Вряд ли депутатов начали запускать в здание через боковой вход, со стороны археологического музея, только затем, чтобы исключить нежелательные контакты с пикетирующими на Думской. Сколько раз местные парламентарии с невозмутимым видом пробегали мимо, фиксируя боковым зрением надписи на транспарантах с безумными, невыполнимыми требованиями электората. Нынче же, тихо, как мышки, они нырнули в дом и затаились, как бы в ожидании продолжения банкета. И не просто так. Кто-то предвидел или точно знал, что толпа предпринимателей, предводительствуемая главным защитником рыночников (естественно, в прессе) Бовбаланом и, по слухам, депутатом Селяниным, который всегда перед выборами всплывает в горячих точках городского ландшафта, чтобы затем бесследно исчезнуть до новой, полезной для него пиар-оказии, -- толпа возмущенных торговцев прорвет заслон охраны и ввалится в святая святых  здания биржи, зал заседаний горсовета. Так и случилось. И Костусеву ничего не осталось, как только выслушать непрошенных гостей.

 Не буду сейчас занудно излагать,в чем суть  конфликта. Это вам давно известно и без меня. Достаточно  неоднократных  меморандумов Бовбалана, предусмотрительно взявшего на себя роль рупора предпринимателей. Они, недовольные поведением администрации частных рынков (не одного «Привоза», а всех скопом), до сих пор требуют, чтобы муниципалитет отобрал их у собственников и установил оптимальные правила материальных взаимоотношений с торгующими.

Не буду приветствовать и то, что прижатый к стенке врио городского головы, озираясь на скалообразных охранников, готовых в случае надобности защитить его от проявлений ярости масс, немедленно учредил рабочую группу, которая, как будто, должна во всем разобраться и предложить депутатскому корпусу разумное решение задачи. Вы, несомненно, помните о том, что таких групп и комиссий было уже сколько угодно, и они, в конечном счете, ни к чему не пришли. Тут мне кажется интересным и удивительным другое –  то, что взятие сессионного зала приступом оказалось вообще возможным. Думаю, не обошлось без участия тайных сил, которые срежиссировали этот спектакль.

Размышляя над происшедшим, нельзя упускать из виду того, что сессия переносилась со дня на день не просто так, не из-за жары, а в связи с идеей регионалов урезать полномочия врио городского головы, который давно превратился в глазах горожан в пустомелю и клоуна. Скорее всего, согласовать эту акцию во всех деталях наверху, на политическом Олимпе, пока не удалось. Вот и было решено, перенести публичную порку Костусева на более поздний срок, но, все-таки, предварительно,еще раз продемонстрировать и ему самому, и горожанам,  что он перед народной стихией беспомощен и, хоть его полномочия пока не урезаны, жалок,  а потому ждать от него полезных для города  шагов попростуглупо. Уверен в том, что  самонадеянный, постоянно пребывающий в придуманном, изолированном от реальности  пространстве, Костусев, получив этот назидательный урок, наконец, почувствовал реальную угрозу своему самозванному существованию. Только этим и можно объяснить крайне недовольный вид наследника Ришелье, с которым тот, очевидно, нехотя, провозгласил дату следующей сессии.

Что же касается требования предпринимателей отобрать у кого-то там рынки, уточню сразу – сделать это не так легко, как кое-кому кажется, если вообще возможно. Площадные трибуны, вроде Бовбалана, это прекрасно понимают и нагнетают напряженность исключительно в предвыборных целях. Для того, чтобы лишить любого из имярек права на принадлежащее ему по закону предприятие, понадобится целая череда судов. Этого сегодня  обиженным арендаторам торговых  мест и точек, в силу приближения тех же выборов, не видать, как своих ушей. Знаете, принять в коммунальное управление чью-то частную собственность очень нелегко, порой почти невозможно. Куда проще отдать что-либо из коммунального добра в частное   корпоративное владение или, что еще хуже, – государству, которое все, попадающее под его юрисдикцию, быстро доводит до ручки.  Нечто подобное происходит сейчас с  больницами, от которых город решил ни с того, ни с сего избавиться.

Напомню. Горсовет передал в госссобственность целостные имущественные комплексы двух коммунальных медучреждений – четвертой и девятой горклинбольниц. Это и центр микрохирургии глаза, и офтальмологическая скорая помощь, и общая хирургия, и ни на какую другую, не только в регионе, но, по-моему, во всей Украине, не похожая своими лечебными методиками ревматология; кардиология, и гинекология; уникальная реанимационная служба, возникшая на базе бывшего токсикологического центра, -- то есть, целый ряд специализированных лечебных подразделений, куда обращаются за помощью тысячи граждан и где сложились вполне определенные традиции, собрался отлично подготовленный медицинский персонал, что гарантирует широкие перспективы профессионального роста. Зачем, спросите вы, передавать вполне успешные ресурсы городского здравоохранения в распоряжение медуниверситета, который и так с этими больницами сотрудничал, чьи кафедры и так размещались под их крышами?

Ректор медина (будем для краткости именовать  ВУЗ по старинке) Валерий Запорожан объясняет этот акт городских властей, пошедших ему навстречу, восстановлением исторической справедливости. Дескать, целый ряд больниц, тесно обступивших медин, некогда принадлежал этому учебному заведению, представляя собою  в совокупности полноценный медгородок, как и принято с незапамятных времен в мировой практике.  Заведующий горздравом Игорь Шпак менее  романтичен. Он, конечно, ссылается на европейский опыт (у нас чрезвычайно любят аргументировать любые поступки, вплоть до самых идиотских, тем, чего нельзя проверить), но меркантильное его воображение  будоражит нечто другое. Для того, чтобы привести в надлежащее, приличествующее современной больнице состояние 17 тысяч квадратных метров, которые отошли медуниверситету, требовалось ни много, ни мало, говорит он, 40 миллионов гривен, которых у города нет и не предвидится. Запорожан, де, обещает деньжата найти. А город, спихнувший с себя эту обузу, бюджетные средства, которые предстояло потратить на больницы, около 50 миллионов гривен, для них предназначавшиеся, теперь может пустить на что-то другое, в высшей степени для здравоохранения полезное. Чистая экономия!

Не кажется ли вам эта логика завиральной? Запорожан однажды уже отобрал у города 12-ю больницу на Тенистой, широко известную прежде под девизом «обкомовская», и никогда, кстати, не принадлежавшую его ВУЗУ. И что же? Когда больница действительно обслуживала партийных бонз разного калибра, равной ей по условиям содержания пациентов в городе не существовало. Правда, уровень медицинской помощи там был, как ни странно, пониже, чем в других, менее роскошных лечебницах. Спасали положение, приглашая к ответственным больным консультантов со стороны. Времена изменились. То, что вчера казалось последним словом больничного дизайна, начало отдавать примитивной провинцией. Больница понемногу хирела, переживая те же невзгоды, что остальные. Но, тем не менее, как-то существовала, функции свои выполняла. Вы думаете, оказавшись университетской клиникой, она взлетела до небес? Не тут-то было. Мне кажется, здесь до сих пор лучше всего выглядит бывший кабинет озонотерапии, оборудованный частниками, у которых новые хозяева больницы его отобрали, не выплатив никакой компенсации. Все прочее – на весьма скромном уровне. Загляните в эту больничку. Вы увидите среднеарифметическое медучреждение, где больные задыхаются от жары, гуляют сквозняки, доживает свой срок жалкая мебель, идет скучный перманентный ремонт. Добавьте к тому задержки с зарплатой, больше похожей, по остроумного выражению одного из врачей, на сдачу, чем на нормальное, достойное содержание. Не забудьте о поборах с больных – иначе младший медперсонал разбежится; с врачей – ведь нужно как-то затыкать повседневные прорехи…  Не хочу продолжать.

Пример этот я привел лишь для того, чтобы  подчеркнуть – передача больниц  под кров медуниверситета ничего в хорошую сторону в их жизни, наверняка, не изменит. Так думает большинство врачей, которые опасаются говорить об этом вслух и громко, потому что знают – новая  метла чисто метет. Новый хозяин обязательно, в чем бы там он лицемерно ни клялся, затеет пертурбацию с кадрами. Новое начальство непременно начнет устанавливать свои порядки. Обещания поднять заработную плату, как известно, три года ждут. А вот старой кое-кто, например, так называемые, «дежуранты», которых немало во всех больничных отделениях, могут лишиться. Потеряют, возможно, и сотрудники кафедр, которые получали деньги и по линии ВУЗа, и в больнице, за врачебную практику, – терпеть такие роскошества медин вряд ли  станет. Впрочем, допускаю, что им, скрепя сердце, пойдут навстречу (все-таки кандидаты, доктора и так далее), но  тогда неостепененных  врачей, пусть и с громадным опытом практической работы, попросят покинуть учреждение для высоколобых…

Словом, вопросов больше, чем ответов. И, конечно же, смешно звучат ректорские заверения в том, что финансироваться клиники будут бесперебойно -- за счет средств, выделяемых централизованно, а также из сумм, предназначенных для осуществления учебного процесса и обеспечения научной деятельности. Почему смешно? Да потому что в середине года, в преддверии выборов, когда партия регионов любую копеечку пускает на подкуп избирателей, Министерство здоровья разбрасываться деньгами на одесские затеи не станет. Это ясно, как божий день. То же, что тратилось на педагогов-врачей, занятых в  больницах, которые город по глупости потерял, будет, естественно, поступать и дальше. Но ни копейкой больше. Что же изменится? А ничего. Только лишь будут удовлетворены амбиции ректора медуниверситета, одержимого, мне кажется, системным бредом – ему хочется вознестись на уровень дореволюционных докторов-просветителей, блестящих организаторов науки и здравоохранения. Но мы уже знаем -- на примере врио городского головы, – чем мания величия оборачивается иногда на деле. Надеяться остается на одно, на инерционность бюрократической системы. Даст Бог, за полгода, до начала работы новых парламента и кабмина, в больницах не успеют произойти необратимые изменения. Тогда все, если хватит сил и политической воли, может быть, удастся вернуть на круги своя.

Теперь давайте поговорим о более веселом, тем более, что поводов для этого мэрия дает нам сколько угодно. Ну, разве не похоже на шутку заявление врио городского головы о том, что он, наконец, нашел западную фирму, готовую заняться организацией в городе грамотных, европейского уровня парковок и стоянок. Она, дескать, возьмется за дело просто с первого января, потратит на переоборудование парковочных мест миллион долларов и доведет их до такого немыслимого совершенства, что мы будем вносить плату за пользование ее услугами с помощью мобильных телефонов. Опять, понимаете ли, Нью Васюки, или проект «Умный город»! Что за фирма? Какой ей прок от инвестиций в Одессу? Какими будут ее взаимоотношения с нами? Очень напоминает ситуацию с пляжами. Костусев гневается, раздает какие-то поручения, а Васька слушает да ест. Я имею в виду и его подчиненных, и тех, против кого направлены стрелы его начальственной критики. Казалось бы, чего проще заставить господ, которым  были розданы в ленное владение целые кварталы одесских улиц; депутатов и чиновников, которые, сдирая с автомобилистов серьезные денежки, так и не нашли в себе сил отдавать кесарю кесарево и, понятное дело, просаботировали распоряжение кабмина о приобретении паркоматов. Мало того, что эти ребята очень неплохо зарабатывали, они собирались сдирать с нас еще больше -- освежите в памяти сессию горсовета, на которой как-то раз приняли драконовское решение взимать за час стоянки в центре города до семи рублей. Теперь фактические владельцы парковок предпочли итальянскую забастовку. Но выяснилось, что исчезновение парней в зеленых жилетах с улиц не только не привело нас к уличному хаосу, но, напротив, лишь упорядочило ситуацию на обочинах. Автолюбители, проявляя к себе подобным уважение, начали друг другу помогать, особенно при выезде на дорогу. Все бы ничего, если бы при этом город не лишился одной из статей дохода, который он должен получать непременно, правда, с цивилизованных, действующих в рамках закона парковок.  Причем здесь мифическая западная фирма, непонятно. Разве что кому-то в окружении Костусева показалось нужным пролоббировать эту идею -- за хороший откат, разумеется.

Надеюсь и тут у врио городского головы неизбежен, грубо говоря, облом. Будем думать, его приведет в чувство деятельность бывшего «Общественного контроля дорог», а теперь просто «Общественного контроля» под руководством Сергея Дубиненко. Кстати, эта организация недаром убрала из своего названия последнее слово. Сейчас в сферу ее внимания попадут и другие сферы городской жизни – например, жилищно-коммунальное хозяйство, ситуация на пляжах и так далее. И это замечательно, потому что как нельзя лучше отвечает идее местного самуправления, в значительной степени полагающегося на инициативу населения, его тягу к самоорганизации; умение и желание там, где это необходимо и не противоречит закону, брать ответственность на себя.

Раз уж я упомянул о пляжах, поделюсь своими впечатлениями от посещения в минувшее воскресенье злосчастной Аркадии. Теперь я понимаю, почему одесским пляжным войнам посвятило свой эфир даже российское телевидение. Не буду повторять того, что уже десятки раз сказано. Не буду снова настаивать на том, что безнравственно платные прибрежные рекреационные комплексы называть бесплатными; что нужны большие муниципальные пляжи, которые должны содержаться в идеальном состоянии за счет курортных коммерсантов. Не буду снова  приводить свидетельств того, что визиты Костусева в Аркадию были представлениями, рассчитанными на полных дебилов, ибо все, против чего он протестовал, появилось; все, что он запрещал строить, давно построено; все, что он обещал людям, осталось пустым звуком. Сейчас меня интересует иное. Если вы тоже побывали недавно в Аркадии, вам, наверное, нетрудно будет стать на мою сторону.

Так вот, ничего более мерзкого, провинциального, безграмотного, пошлого, нахального, возмутительного, чем обстановка в этом, некогда фешенебельном районе побережья, нет и быть не может. Я уж не говорю о центральной аллее, превращенной в заштатную ярмарку; утыканной с двух сторон разнокалиберными лотками, будками, ресторанчиками, аттракционами, палатками; пыльной, грязной, заплеванной, с  декоративными пальмами на центральном газоне, больше напоминающими аксессуары театральной декорации, нежели живые растения! Я веду речь о, так сказать, аркадийской набережной, за которой не увидеть, как некогда, песчаной полосы, подчеркивающей уходящую к горизонту морскую гладь. Ищущий моря взгляд натыкается на какие-то фанерные, металлические или из сортирного ракушечника сооружения; глухие стены; узкие, сырые щербатые лесенки или наклонные пандусы, ведущие куда-то вниз и вглубь между тыльными плоскостями времянок- ресторанчиков, где покуривает одуревший от жары кухонный персонал. И лишь там, в курортной преисподней, вы, хорошенько вытянув шею и встав на цыпочки, обнаружите языки песка, нарезанные на сектора для богатых и бедных. Для богатых – застеленный декоративной плиткой пол, бассейн с ультрамариновой водой, лес зонтиков, зыбь белых топчанов и прочие знойные прелести; для бедных -- мокрый, непросеянный, грязный песочек да  подстилки и более ничего. Дискриминация очевидная. Но хуже всего то, что эти сооружения – и здесь, у воды, и на условной набережной, где непрестанно, кто во что горазд, грохочет музыка и, вместо морского бриза, витает назойливый запах харчо и шашлыков, -- возведены без  единого плана, как кому из собственников захотелось, в соответствии с их далеко не совершенными вкусами и взглядами на то, что значит жить красиво. Ощущение такое, будто всю эту вакханалию совершенно нелепых, несуразных форм вдохновила какая-нибудь мадам Помпадур, а мы вынуждены притворяться, что именно об этом всю жизнь и мечтали. Понимаю, что Костусеву изменить здесь что-либо не под силу. Но хочу верить в то, что когда-нибудь в Одессе снова появится настоящий, умный, интеллигентный хозяин, и фанерно-ракушечниковая, ярмарочная, заплеванная Аркадия будет снесена с лица земли, а на ее месте появится цивилизованный курорт, где смогут отдыхать  не только денежные мешки, но и простой, рабочий люд.

Правда, до этого пока далеко. Смотрите, под шумок, наплевательски отнесясь ко всем предостережениям экологов и научной общественности, в Одессе уже отвели часть земли в парке им. Шевченко для строительства электроподстанции «Маразлиевская», на чем настаивала фирма «Облэнерго». Позволю себе заметить, что там, где общественность становится против обнаглевших частников стеной, они вынуждены пасовать, как случилось в Усатово, где граждане не дали тащить высоковольтную линию электропередач через  свои подворья, хотя энергетики, точно так же, как в нашем случае, утверждали -- другого варианта нет и быть не может. В Одессе же подняли лапки кверху. И не без поддержки горисполкома. Правда, он теперь, вроде бы,  на коне.  Госинспекцией архитектурно-строительного контроля прекращена работа незаконного паркинга фирмы «Ресмус-С», летней площадки ресторана «Утесов» на пляже «Дельфин», таун-хауза «Санта-бей» в Аркадии и частного яхт-клуба на территории умершего завода «Одессельмаш» (бывшего ЗОРа). Но, заметьте, причиной такой решительности городских властей явились рекомендации Комиссии Главного контрольного управления Администрации Президента. Если бы не давление сверху, эти бизнесы процветали бы, как прежде. Так что, ликовать по поводу проявленной чиновниками самостоятельности нет никаких оснований. Более того, хочется спросить, не пора ли унтер-офицерской вдове самой себя высечь? Я имею в виду злосчастные 46 соток земли подаренные своим человечкам в Аркадии. Хорошо бы покаяться и кого-либо сдать прокуратуре.

Да, во всем, что касается серьезнейших сторон жизни города, изворотливые наши чинуши более, чем робки, чтобы не сказать – беспомощны. Зато когда нужно запустить какой-либо ничего не значащий, не требующий от них риска проект, тут же начинают вещать, наподобие оракулов. Примерно так выглядела зам. врио городского головы Павлова, когда торжественно поведала общественности, что подерживает идею поставить в городе памятник покойному председателю совета директоров корпорации Apple Стиву Джобсу, ибо он – «кумир  молодежи, полностью изменивший мир». Ну, насчет последнего Павлова, будучи не в материале, несколько загнула, но кто же против? Если это единственный персонаж современной истории, которому в нашем городе еще не установлен памятник, то -- с нашим удовольствием. Правда, куда интереснее было бы услышать мнение Павловой по поводу упоминавшихся вначале метаморфоз с местным здравоохранением.  Ведь именно это --  сфера ее служебных интересов.  Но на нет и суда нет.

Что еще? А еще телеканал «Град», недовольный тем, что Николаевский аппеляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции по делу Вахтанги Убирия, снова разразился громадным сюжетом о том, как сповоцированный доблестными телевизионщиками абхаз, защищая собственность одесской громады, угрожал их корреспонденту пистолетом. Они опять обошли молчанием тот факт, что Убирия стрелял в воздух, а вот хозяин их телеканала Козаченко, к примеру, палил по живому человеку и уложил того насмерть. Однако наказан, как ни странно, не был. До сих пор гуляет на свободе и, вполне вероятно,  опять будет баллотироваться в парламент.

Ну, и на закуску приятная новость. Руслану Тарпану заплатили первые деньги, и его фирма «ИНКОР ГРУПП» вернулась к ремонту фасадов. Вот ведь какая глупость со стороны врио городского головы! Не упрись он лбом в стену, ремонт был бы закончен к концу 2011 года. А сейчас мы, растративши черт знает сколько средств, опять оказались в начале пути. Что ж, костусевым, как известно,  закон не писан!

Валерий Барановский
Программа «Отражения»,Одесса

    powered by CACKLE