Одесса: Дом трещит по швам, особенно это слышно ночью (ФОТО)

 О том, что старый двухэтажный дом № 27 на углу улицы Средней и Картамышевского переулка вот-вот обрушится из-за дерева, вросшего в его фундамент, «Юг» писал еще зимой (статья «Трудный выбор: дом или дерево?», 23 февраля 2012 г.).

С наступлением тепла ситуация ухудшилась и стала почти карикатурной: корни растут ввысь и вширь, поднимая несущую стену дома, как асфальт на дороге, а коммунальные службы, вместо того чтобы спилить дерево, постоянно что-то ищут: то его хозяина, то статью в бюджете, которая позволила бы выполнить эту работу.

Жильцов же справедливо интересует: что нынче ценится дороже — многоквартирный жилой дом или работа по опиловке дерева?

Вероятно, только природное чувство юмора позволяет этим людям спокойно, без истерик жить в разрушающемся доме. Иду по Картамышевскому переулку и вижу: на втором этаже возле контрольного «маяка», установленного на широкой трещине в стене, развевается… флажок Украины. Невольно подумала, что бы это значило — вызов обществу или чья-то шутка? Помнится, зимой этого флажка там еще не было.

— Хочу, чтобы все знали: здесь живет гражданка Украины, — ответила на мой вопрос хозяйка аварийной квартиры. — Я, по сути, родилась в этом доме, и с небольшим перерывом прожила в нем больше семидесяти лет. Теперь сквозь щель в стене я вижу из квартиры Картамышевский переулок, и никому до этого нет никакого дела. Никого не волнует, что в любой момент стена дома рухнет на тротуар, что она отделяется от дома не только у меня, но и у соседей. Если обрушится моя угловая квартира, то рухнут и другие, дом окажется непригодным для жилья. А если будут жертвы? Неужели городские власти и бюджет готовы к такой аварии?

Напомню, что карикатурность (если так можно выразиться) ситуации заключается в том, что злополучное дерево выросло на сопредельной с домом №27 территории, ранее принадлежавшей геологической организации «Укргеолбудм» — улица Средняя, 25.

Несколько лет назад эта организация переехала в другой город, поговаривают, в Киев, а территория оказалась брошенной фактически, но не юридически. Теперь там грандиозная свалка, через которую не пройти и не проехать. В конце свалки, считай, из-под стены дома №27, и выросло дерево чумак. Да еще как выросло: ствол толщиной в два обхвата. Однажды его укоротили, и остался пенек высотой с человеческий рост, как колода для рубки мяса на рынке. Снести пенек целиком городские коммунальные службы отказываются и предпочитают вменить это в обязанность бывшему хозяину — «Укргеолбудм», но найти его якобы не могут, и в этом вся загвоздка.

Пенек продолжает расти вширь и давать молодые побеги. Расположившись в углу, как ладья на шахматной доске, он одним своим боком врастает в стену дома №27, другим — ломится в Картамышевский переулок, продавив в заборе из столетнего ракушечника солидное «окно». Как только «окно» дорастет до размеров двери, забор рухнет на пешеходный тротуар. Ну а пока над головами беспечных прохожих навис каменный карниз дома №27, грозящий обрушением. Возможно, национальный флаг Украины с государственным гербом заставит людей поднять глаза вверх и обратить внимание на опасность.

Людмила Якименко показывает мне сшитый собственными руками из атласа небольшой флаг Украины и рассказывает, что вначале хотела его укрепить на стене дома возле трещин, но потом побывала на какой-то акции протеста и там получила флаг с гербом. Подумала, что он будет выглядеть лучше.

На мой вопрос, что изменилось со времени нашей зимней встречи, отвечает:

— Ничего, — и показывает новые письма.

Надо сказать, что содержание официальных ответов, которые она получает на свои жалобы из разных инстанций, разнообразием не блещут. Они, как правило, двух видов. Первый — о том, что организацию «Укргеолбудм» искали, запросы направляли, не нашли, но все равно будут искать. Второй — о том, что средств «ремонтной составляющей» на капитальный ремонт тыльной стены дома не хватит. А потому при формировании бюджета дом будет включен в титульный список домов, нуждающихся в капитальном ремонте.

В 2009 году обещали, что сформируют такой бюджет в 2010-м, а в 2010 году обещали, что необходимый бюджет сформируют в 2011-м. Потом «посоветовали» подождать формирования бюджета на 2012 год. Прошло полгода, а дом не ремонтируют. И снова в июне этого года пришел ответ, что при формировании бюджета на 2012 год дом будет включен в тот самый титульный список.

— Как я понимаю, это ошибка. Видимо, имели в виду бюджет две тысячи тринадцатого года, так как в этом году «формировать» его уже никто не будет, он уже «сформирован», — горько заметила Людмила Якименко и рассказала о том, в каких хождениях по мукам проводит она свой пенсионный заслуженный отдых.

— В третий участок жилищно-коммунального сервиса «Хмельницкий», который нас должен обслуживать, я не хожу, там гвоздя не выпросишь. Я оставила жалобу в самом жилищно-коммунальном сервисе «Хмельницкий», а затем пошла в облгосадминистрацию. Моя жалоба была принята 25 июня этого года, но меня сразу предупредили, что город им не подчиняется. Нашли мою прошлогоднюю жалобу, которая до сих пор у них находится «на контроле». Пообещали, что будут просить городскую администрацию разобраться в моей проблеме.

— Почему вы пошли в облгосадминистрацию, а не в мэрию? — поинтересовалась я.

— Ходила я и в мэрию несколько раз, писала жалобы… Ответа нет. Попасть к мэру на прием не могу. Мне говорят, что он занят, а у меня стена вот-вот обвалится в Картамышевский переулок. Этой весной заместитель мэра — директор департамента городского хозяйства Орловский прислал мне отписку о возможности включения нашего дома в титульный список. Вот и вся реакция городской администрации.

В начале июля направила жалобу в администрацию Президента Украины и получила уведомление о ее вручении. По телефону «горячей линии» мне сообщили, что мою жалобу направили по компетенции в Одесскую облгосадминистрацию. Сейчас жду, что мне ответят.

В соседних квартирах та же проблема: общая стена «уходит» в Картамышевский переулок, полы и потолки отодвинулись от этой стены, а на чердаке скапливается ливневая вода.

— Дом трещит по швам, особенно это слышно ночью, — рассказывает Валентина Михайловна, прожившая в седьмой квартире больше сорока лет. — Прогнило все, что может, латаем собственными силами. Проживают нас четверо, внук Дима еще несовершеннолетний, ему двенадцать лет. У соседей тоже дети. Вы не поверите, мы собрали документы и держим их наготове на случай аварии.

Дочь Валентины Михайловны Светлана Васильевна показывает, как «пляшет» пол в кухне и в коридоре.

— Дом готов рассыпаться, — говорит она. — Если дерево разрушит тыльную стену и квартиру Людмилы Сергеевны, то он не устоит. Наши квартиры рухнут тоже. Уже сейчас идет интенсивная осадка почвы.

Ольга Федоровна приглашает зайти в пятую квартиру, посмотреть на разрушения. Пол там с уклоном в сторону Картамышевского переулка, что называется, можно с горки кататься.

Во второй и третьей квартирах фасадную стену «тянет» в сторону улицы Средней.

Жильцы говорят, что крышу латают за свой счет. Когда я приехала, дождевую воду с чердака они выносили ведрами. За последние четверть века им отремонтировали только галерейный балкон, да и то после того, как они пожаловались в Кабинет министров.

— Нас просто бросили на произвол судьбы: выживем — так выживем, а нет — так и будет, — сказала Анна Филипповна. — До нас никому нет дела, жаловаться бесполезно.

Жильцы рассказали, что в советское время шли упорные разговоры о реконструкции всей Молдаванки, поэтому ничего не ремонтировалось. В 1989 году дом считался аварийным, потом аварийность «отменили», а квартиры разрешили приватизировать. Полтора года назад дом снова получил статус аварийного.

Одни жильцы утверждают, что дом умышленно доводят до разрушения, чтобы потом у кого-то была возможность дешево скупить землю под застройку. Другие надеются, что все-таки придет добросовестный застройщик и отселит их в современные благоустроенные квартиры. Пока же те и другие хотят одного: остаться в живых и не оказаться погребенными под обломками собственного жилья.

Но вернусь к тому, с чего начала, — к «самовольно» выросшему дереву. В первой статье я рассказывала, что «Горзелентрест» не считает своей обязанностью его спилить, поскольку дерево растет не на улице, а на бесхозной территории. По той же причине он не дает разрешения на спил участку №3 ЖКС «Хмельницкий». Спилить дерево без разрешения коммунальщики якобы не осмеливаются.

Вместе с тем кто-то довел до жильцов информацию о том, что в частном порядке дерево можно спилить за две с половиной тысячи гривень. Только у людей таких денег нет.

Кто победит в схватке за жизнь — дерево или дом — остается по-прежнему под вопросом, но можно предположить, что все-таки дерево, поскольку  у него есть возможность расти и размножаться. Старый пень еще сам ого-го, а от его корней по периметру брошенной территории выросли новые сильные деревья, причиняющие соседнему дому немало неприятностей.

«Робость» коммунальщиков имеет еще одно объяснение. Ситуация так запущена, что опиловка дерева может закончиться трагически — рухнет стена, которая теперь требует уже капитального ремонта. Получается замкнутый круг.

Пустяковая проблема и многолетнее бездействие коммунальщиков приговорили этот дом к разрушению, а в нем живут люди. Кто-то в нашем городе может гарантировать им право на жизнь, на сохранность жилья и имущества?

Елена УДОВИЧЕНКО.
http://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE