Программа «Отражения»: Терпение наших земляков поистине беспредельно (ВИДЕО)

 Терпение наших земляков поистине беспредельно. Удивительный народ. Нельзя сказать, что горожане себя не уважают. Попробуйте задеть Одессу в присутствии кого-нибудь из коренных одесситов, и вы получите такой отлуп,

что мало не покажется. Но вот во взаимоотношениях с городскими властями те же патриоты города провляют странную мягкотелость. Их постоянно, извините за сленг, «разводят»; им лгут, их «держат», так сказать, за олухов, а они терпеливо выносят все издевательства над собой и здравым смыслом, надеясь, быть может, втайне, что  наверху   есть, все-таки, справедливость; что бог правду видит, хоть и нескоро скажет; что когда-либо небеса  разверзнутся, и вся эта дикая камарилья, вся эта толпа махинаторов и циников – не только в Одессе, а и по всей Украине – провалится в тартарары.

Смотрите, бродит по телеэкранам вице-мэр Ильченко и торжественно заверяет нас в том, что беспределу на побережье  положен конец; что не существует больше платных пляжей; что тридцать процентов территории, которую давно прибрали к рукам разнообразные ночные клубы, переданы в распоряжение горожан в качестве муниципальных пляжей. Ну, как тут не возмутиться?! Прогуляйтесь хотя бы в ту же многострадальную Аркадию, неисчерпаемый Клондайк для лишенных совести дельцов, весь бизнес которых рассчитан на богатеньких и обезбашенную молодежь, которая на что угодно пойдет, мать родную продаст, только бы потусоваться среди провинциальных «селебретис». Что вы здесь увидите? Найдете ли эти самые муниципальные пляжи? Разумеется. Но как они выглядят! Ухоженные, заставленные лежаками, шезлонгами, черт знает чем еще куски территории, тяготеющей ко всем известным  «Итаке», «Ибице», «Тропикано», «Москов Ё», оторочены по краям напоминающими о давнем совковом прошлом узенькими (как-никак, всего лишь тридцать процентов), неухоженными языками песка,  где на своих сиротских подстилках примостились рядовые одесситы, у которых в карманах – сквозняки, а в сердцах зреет вполне объяснимая ненависть к чистой публике.

Как поверить в то, что в Одессе нет платных пляжей, если территория, принадлежащая многочисленным хозяевам  приватизированной полосы песка, благодаря обязательному (этого тут по определению не избежать) пользованию платными услугами, стоит (в расчете на семью) таких денег, что не только несчастный песионер со своим доходом в восемьсот гривен на все про все, но и граждане со среднеарифметическим, как у большинства из нас, достатком, и думать об отдыхе в этих роскошных условиях не могут. «Не вмер Гаврила, так болячка задавила». Это все те же платные пляжи, стоимость которых раздроблена и закамуфлирована ценой упомянутых услуг. Не буду приводить здесь дотошных расчетов. Вы и так видите, что я прав.

На что похожи сегодня наиболее престижные,  популярные зоны побережья? Густой лес металлических конструкций, купола, заборчики, лесенки, загородки, павильоны, приткнувшиеся к самой воде; секьюрити, замаскированные под обслугу и спасателей, -- бермудская впадина для содержимого карманов тех, кто клюет на эту картонно-парусиновую пляжную роскошь. И подачка остальным,  вынужденным валяться под ногами высокомерных пользователей дачной мебелью, кабинками для переодевания, барными стойками и прочими  дарами организаторов дорогостоящего приморского «релакса».

Не разумнее ли было бы поступить так, как предлагалось уже неоднократно и  как сделано это в свободном мире решительно везде – от Капакабаны до Гаваев. Представьте себе, что  на каждом участке побережья, где традиционно, от царя Гороха, совершенно бесплатно отдыхали одесситы, -- в Лузановке, на Ланжероне, в Отраде, на 8-ой, 9-ой, 13-ой, 16-ой станциях Большого Фонтана, в Люстдорфе -- им отданы не кусочки  собственности нуворишей, просторные пляжи, на которых лежаки, зонты, пресный душ, раздевалка, мороженое стоят, как в прежние времена, сущие копейки. А уход за этими муниципальными предприятиями, содержание их осуществляется за счет отчислений из прибылей владельцев платных (нечего прятать голову под крыло и врать!) -- платных пляжей, где те могут действовать по собственному усмотрению. Уверяю вас – места у моря, если подойти к решению этой задачи разумно,  всем хватит. Но не может полумесяц песка под Ибицей, где горожане отдыхали спокон века, безраздельно принадлежать ночному клубу, куда законопослушному горожанину и зайти-то в вчернее время страшновато. Да, Аркадия давно внешне превращена в подобие  Кони-Айленда. Но этот американский парк развлечений настолько дешев и демократичен, что там одинаково хорошо себя чувствуют и продавец хот-догов, и банковский топ-менеджер, которого нелегкая  подтолкнула к походу в люди. А у нас, согласитесь, все по-другому. Словом, не нужно втирать горожанам очки, манипулируя почти виртуальными тридцатью процентами пляжей, пожертвованными мэрией своей  пастве, что называется, с барского плеча.

Врио городского головы недавно прогуляся по парку Шевченко, чтобы удостовериться в несерьезности преставителей общественности, которые восстали против вырубки старых деревьев ради возведения какого-то аттракциона. Он был, по своему обыкновению, светел и пуст, как опорожненная бутылка. Пожурил смутьянов за то, что не видят, как под его водительством преображается парк, в котором, наконец, появились отхожие места. И вернулся на Думскую. Лучше бы заглянул в сортир на 13-ой Фонтана, куда мы его неоднократно приглашали. Может быть, тогда его чело затуманилось бы хоть на секунду некоей простенькой сантехнической мыслишкой. Да где там! Ему есть отчего печалиться и без того. Только что мы получили информацию о том, что прокуратура закрыла «дело Тарпана», которого обвиняли в присвоении в процессе строительства глубоководного выпуска 45-ти миллионов бюджетных средств. Оставим за скобками оценки деятельности нашей правоохранительной системы, которая, на взгляд любого независимого наблюдателя, выглядит самой заангажированной в мире. Это касается и столичных политических процессов, которые уже поставили Украину на колени, загнали ее в угол, откуда почти невозможно выбраться. Это касается и дела Тарпана. Всем известно, что он долгое время продолжал работы над  «Выпуском», привлекая средства самостоятельно, не дожидаясь, когда осуществится запланированное бюджетное финансирование, а его попытались ущучить на том, что он умыкнул значительную сумму денег. Простите, у кого умыкнул, откуда? Похоже, из собственного кармана?

А что дальше? Как теперь отнестись к факту дискредитации Тарпана со стороны врио городского головы? Ведь не из-за Гурвица или Тарпана, а из-за Костусева, из-за его разрушительной, партизанской, диверсионной  активности не сдана до сих пор в эксплуатацию Большая Московская; из-за него, беспомощного, мстительного и недалекого чиновника, по сию пору не отремонтированы фасады двух с лишним десятков зданий в историчском центре города. Если помните, сначала он бездумно остановил начатую предшественниками работу; размонтировал давным-давно установленные строительные леса и долго оскорблял в прессе Эдуарда Гурвица и Руслана Тарпана, который получил подряд на ремонтно-реставрационные работы, ибо ненавидел и ненавидит и того, и другого. Затем попытался потребовать, чтобы вылетевшие при этом в трубу деньги (шутка ли, разобрать и вновь смонтировать разобранное!) возместил Эдуард Гурвиц. Потом, когда ему популярно объяснили, что это редкая глупость, занялся ремонтом опять. И вот теперь мы узнаем из уст начальника УКСА, что ни на одном из домов работы не закончены; что на каждом предстоит освоить еще по триста-пятьсот тысяч гривен; что  продолжат реставрацию только недели через две-три и, стало быть, предыдущие декларации Костусева, называвшего в разное время самые невероятные суммы, которые ему понадобятся на приведение центра в порядок, были взяты с потолка.

Впрочем, у Костусева есть, как ему, должно быть, кажется, по крайней мере, одна причина для радости. Говорят, нкое независимое агентство «IBI-Rating» присвоило Одессе кредитный рейтинг, цитирую, «на уровне uaВВВ с прогнозом «в развитии». Я плохо разбираюсь во всех этих  латинских буковках. Хорошо ли, плохо ли живется в моем родном городе,  ощущаю повседневно на собственной, простите, шкуре. И, честно говоря, не вижу повода аплодировать. Но вот что вызывает у меня недоумение. Упомянутое агентство, как следует из его резюме, ориентируется, присваивая тому или иному населенному пункту свои буковки и цифирки, на уровень его кредитоспособности. А мы доподлинно знаем, что Костусев, как огня, боится заимствований; уже добрых полтора года издевается над нами, то реструктурируя, то рефинансируя долг «ERSTE» банку. При этом еще отваживается плести что-то, там, в высшей степени туманное о новом муниципальном заеме. А в реальности, если и готов одалживаться, то, насколько мы видели, лишь при участии в преступной схеме с подаренным жуликам одесским аэропортом.

Тут он недрогнувшей рукой готов подписать с кем-угодно кредитный договор, чтобы соорудить взетно-посадочную полосу, которую, миль пардон, должно было построить совместное предприятие, где доля мифического инвестора, не забывайте об этом, составляет 75 процентов. Однако этот партнер, получивший доходное предприятие за так; обещавший найти на реконструкцию аэропорта необходимые средства, теперь  на большее, чем строительство терминала, не замахивается; прочеее «доверяет», в кавычках, городу, который, по Костусеву, и так в неоплатных долгах. А что такое аэропорт без взлетно-посадочной полосы? Фикция.

Возвращаясь к теме одесского кредитного рейтинга, не могу не спросить и таинственное (для меня) агентство, и мэрию с ее  парадными релизами: а как же быть с отказом работать с нашим городом другого агентства «Fitch Ratings» -- отказом, связанным с тем, что мэрия не предоставляла ему необходимой  для объективных оценок информации? И как быть с совсем недавней публикацией в еженедельнике «Коммерсант», свительствовавшей о том, что наш  город среди других городов, где жить должно быть хорошо, скатился с первого-второго мест на восемнадцатое? Ах, как это напоминает о  стоимости стадионов к «Евро», о вышках Бойко; о скоростных поездах, которым не по чему ездить с проектной скоростью, и так далее, и так далее.

Думается, чрезвычайно характерным для нынешней Одессы было празднование последнего дня Победы. И не тем даже, что многие ветераны войны собственными ножками добирались на знаменитый фронтовой привал, а после того, как начальство, опрокинув по стопарику,  скрылось, выбирались с этих выселок домой часами. И не тем, что Костусев, год назад обманувший старых воинов, вручивший им ордера на жилье в недостроенном доме, сегодня  с энтузиазмом сообщил всем, что тяпнул рюмку с другим героем войны и подарил ему участок земли, хотя трудно понять, зачем этому старому человеку земля; может, продаст или подарит детишкам -- тоже слава Богу… Нет, метафорой праздника было совершенно иное.

День Победы на Потемкинской лестнице и возле Дюка организовала мошенническая пирамида МММ -- лохотрон, который на сей раз называет себя социальной сетью; выглядит таким, знаете ли, клубом, в котором каждый рискует занесенными в общак деньгами, потому что сам так решил и потому жаловаться в случае чего не на кого. Уверен, что в обозримом будущем с «вкладчиками» МММ произойдет то, что уже не раз происходило с теми, кто несомотрительно клевал на посулы фантастической доходности какого-либо, так сказать, креативного предприятия. Активисты первой волны выйдут с прибылями, остальные получат шиш с маком. Отчего же одесские власти, зная, что такое МММ, кто таков Мавроди; слыша заявления своего премьер-министра о необходимости немедленно заняться финансовыми пирамидами, замаскированными под легитимные общественные организации, интернет-клубы, кассы взаимопомощи и так далее, тем не менее, спокойно взирали на то, как в центре города праздновали великую Победу под девизом из трех букв, вызывающем у старшего поколения безусловно печальные воспоминания. Вот в этом – весь Костусев, которого просто грех не назвать Мавроди местного самоуправления. У него тоже все, вроде бы, легитмно и законно. А как же – был избран на высокий пост народом! Только вот как избран и как руководит? Не буду продолжать. Вы все это и без меня отлично знаете…

http://www.krug.com.ua/news/15862

    powered by CACKLE