Избиение бывшего премьер-министра, нынешней политзаключенной Юлии Тимошенко — акт показательный

 Новостью уходящей недели стало заявление назначенного партией власти «защитника прав человека» о том, что в Украине нет политических заключенных. Впрочем, новость эта с большой бородой.

Политзаключенных «не было» и в Советском Союзе. 

НА «ЛЕЧЕНИЕ» ПОД ГРАДОМ ПОБОЕВ

 Антисоветская деятельность и любое инакомыслие в бывшей империи, как известно, считались уголовными преступлениями. Титулованные палачи и их адвокаты от Вышинского до Громыко, общаясь с приличными людьми на Западе, отрицали сам факт существования политических репрессий. И часть леволиберального бомонда им верила. А если не верила, все равно пожимала руки. Потому что в руках коммунистов был ядерный чемоданчик и дешевое сырье для мировой промышленности.

 Ни того, ни другого нет в независимой Украине. А после того как из страны вывезли высокообогащенный уран, никто в мире не станет закрывать глаза на уродства нашей «демократии». Информационное пространство в последнее время зашкаливает от сообщений о резкой реакции европейских и заокеанских политиков на беспредел украинской администрации в отношении оппозиции, на атаку на независимую прессу, на избирательное правосудие, на содержание в заключении членов бывшего правительства Украины.

 В отличие от СССР, где многое можно было скрыть за железным занавесом, в Украине все просматривается, как под рентгеном. Нелепость сфабрикованных прокуратурой обвинений лидеров оппозиции видна, как на ладони, заказной характер судебных процессов и ангажированность судей не вызывают сомнений… А политических заключенных нет. Но их нет потому, что нет правосудия.

 В таких обстоятельствах власти, чтобы не потерять лицо, надо, казалось бы, лицемерить, отступать с реверансами, ссылаться на молодость государства, неопытность законодателей, неподготовленность судей, обещать все исправить до дождичка в четверг. После вступления в Совет Европы и заявлений о желании вступить в Евросоюз наше руководство так, в общем, и поступало. Поступало до тех пор, пока власть не захватили донецкие.

 Узурпаторам лицемерие ни к чему. Гражданские права они топчут осознанно и показательно. При этом каждый акт беззакония подчеркивают и используют для устрашения, для морального, и не только морального, террора. Избиение бывшего премьер-министра, нынешней политзаключенной Юлии Тимошенко в пятницу, 20 апреля, при насильственном и бессмысленном перемещении из Качановской колонии в харьковскую железнодорожную больницу — акт показательный.

 Когда конвоиры под руководством заместителя начальника колонии Коваленко волокли в автозак беззащитную женщину, они знали, что это скрыть невозможно. И сам факт применения силы потом отрицали и отрицают, скорее, по привычке. По привычке пытались и следы побоев «списать» на мифическую драку с сокамерницей. Не удалось, и ладно. Настоящей задачей власти является не скрыть, а подчеркнуть — такое можно сделать с каждым. Не только с заключенной в колонии — с любым человеком на улице и даже при удобном случае в его собственном жилище.

 Нынешняя блокада парламентской трибуны народными депутатами фракции «БЮТ-Батькiвщина» (на момент написания комментария она продолжается третий день) отличается от предыдущих. Речь идет не только о требовании срочно расследовать вопиющий инцидент, не только о том, чтобы привлечь к ответственности инициаторов и исполнителей избиения лидера «Батьківщини». Речь идет о сопротивлении нарастающему террору против всех граждан страны.

 Вполне вероятно, против бютовцев, блокирующих работу парламента, применят грубую физическую силу. На это уже намекал глава фракции Партии регионов Александр Ефремов. Такой вариант подтверждает и попытка в четверг, 26 апреля, закрыть доступ в Верховную Раду для журналистов. Впрочем, поживем — увидим.

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ПРАВАМ БАНКОВОЙ ИЗБРАН

 Послушное Банковой парламентское большинство проводить заседания может и во время блокады трибуны. Во время блокады оно может организовать, как ни странно, и выборы уполномоченного по правам человека. Что и произошло в минувший вторник. Избрание омбудсмана большинством во время протестной акции меньшинства само по себе позорно. Но оно позорно вдвойне, если меньшинство активно выступает против предложенной кандидатуры.

 А кандидатура Валерии Лутковской, кроме всего, была заблокирована и отвергнута на заседании Комитета Верховной Рады по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений. Причем отвергнута дважды — перед голосованием на пленарном заседании ВР 15 марта и перед нынешним голосованием, когда в комитет внесли ее единственную кандидатуру.

 Основанием для неприятия кандидата оппозицией стала многолетняя (с 1996 года) работа Лутковской в Мин-юсте, тесные отношения с нынешним министром юстиции Александром Лавриновичем, а также деятельность Лутковской в качестве представителя Украины в Европейском суде по правам человека, где Валерия Ивановна отстаивала не права человека, а права державы. В частности, заявляла о правомерности заключения под стражу арестованного Юрия Луценко.

 15 марта продавить на пост уполномоченного по правам человека защитника государственных интересов не удалось. Не хватило четырнадцати голосов. Но 24 апреля Банковая сделала все, чтобы избрать карманную персону. Набрали двести пятьдесят два голоса «за». К позорному голосованию склонили всех, кого можно
 было принудить. Усилия не пропали даром. Публично высказанное мнение Лутковской — в Украине политзаключенных нет.

 Избранный омбудсман, правда, в должность еще не вступила, присягу не принесла. Так что права людей продолжает защищать Карпачева, чьи полномочия закончились 8 февраля. В конце карьеры и особенно после ее завершения Нина Ивановна раскрепостилась настолько, настолько избавилась от тлетворного влияния донецкой орды, что стала настоящей проблемой для нынешнего режима.

 О мотивах бывшего омбудсмана судить трудно, но результат налицо. Уполномоченная по правам человека права людей стала защищать реально. И защищать не только брошенных в тюрьмы лидеров оппозиции, хотя в этом вопросе позиция Карпачевой на Банковой вызывает неприкрытую ярость. В информации, направленной в Совет ООН по правам человека для второго цикла Универсального периодического обзора Украины, исполняющая обязанности омбудсмана сочла нужным подробно прокомментировать заявление Лутковской об отсутствии в Украине политических узников.

 Среди острых проблем, связанных с ущемлением прав и свобод человека в нашей стране, Нина Ивановна называет злоупотребление арестами, многочисленные нарушения прав при взятии под стражу, во время содержания в местах заключения. Нарушаются права в отношении охраны здоровья, касающиеся личной неприкосновенности, доступа к адвокату, предоставления медицинской помощи, права обжалования ареста во время судебного заседания. Наконец, нарушается право граждан на справедливый суд, что непрерывно подтверждается практикой.

 Понятно, что в информации Карпачевой речь идет не об одних политических. Перед лицом правящей клики бесправен, по сути, весь народ Украины. И это доказывает факт обращения за защитой к уполномоченному по правам человека в Украине в 2011 году ста шестидесяти четырех тысяч граждан. Вдвое больше, чем обратились по этому вопросу в 2010 году.

 О фактах, изложенных в информации, направленной в ООН, Нина Ивановна в течение прошлого и в начале нынешнего года информировала президента страны, представителей прокуратуры, судов и высокопоставленных представителей государственной власти. Результат известен. В стране другой омбудсман. Правильный. Политзаключенных нет, и невиновных нет в тюрьмах.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.
 Фото: kharkov.comments.ua

    powered by CACKLE