«Народный бюджет»: обратная сторона медали или где заканчивается «народный контроль»

 На прошедшей неделе стартовал второй этап акции «Народный бюджет», в ходе реализации которого организаторы поставили себе за цель отчитаться в том, что было сделано в первом квартале текущего года,

и рассказать о своих планах на будущее.  И если закрыть глаза на тот факт, что большинству измаильчан совершенно не интересно, как деньги оказались в бюджете города, какую часть бюджета составили общие или специальные фонды, а также прочие рабочие вопросы, в которых должны разбираться специалисты, то можно сказать, что встречи проходят вполне продуктивно. 

Что по-настоящему в них полезного, так это возможность прямого общения с городским головой и с народным депутатом, представляющим интересы нашего региона в Верховной Раде. Действительно важно для присутствующих лично от них услышать, что в текущем месяце, квартале, году будет сделано для города в целом и для их микрорайона в частности. Если эта инициатива приживется и не «угаснет» после парламентских выборов –  будет замечательно. 

Но правильно ли нам, избирателям, накануне выборов закрывать глаза на то, что «народный бюджет» – это открытое использование админресурса в предвыборных целях и незаконная агитация, начатая задолго до «предвыборной гонки». 

Инициаторы народного бюджета активно убеждают нас в том, что народ имеет полное право контролировать выполнение «народного бюджета» и спрашивать с власти выполнение всего того, что затребовал. Но в чем состоит этот контроль? Не сводится ли он к отчету власти на встречах и возможности народа задать пару вопросов, которые чаще всего остаются без более-менее конкретного ответа? Именно это мы и попытались проверить.    

Наша редакция направила в исполком запрос на доступ к публичной информации. Мы попросили предоставить нам информацию о том, какие объекты будут строиться и ремонтироваться в этом году в рамках проекта «народный бюджет», результаты проведенных тендеров по ним и проектно-сметную документацию. И вот какой ответ мы получили:

Подобная «отписка» не удовлетворила наше любопытство, и мы обратились к управляющему делами исполкома Роману Первушину. Он пояснил, что в документах, в решениях исполкома или городского совета не фигурирует словосочетание «народный бюджет» (!). Поэтому ответить на наш запрос в принципе невозможно. «Я чиновник, я беспартийный, и я не знаю, что такое «народный бюджет», есть бюджет развития, а то о чем вы говорите, это инициатива областной организации «Партии Регионов», – заявил Роман Владимирович. 

Что же мы в таком случае формируем, если «народный бюджет» начинается и заканчивается на раздаточных материалах в сине-белых палатках?.. Что в таком случае представляет собой «народный бюджет» от Партии Регионов и Эдуарда Матвийчука? Это деньги областной организации Партии Регионов? Нет! Это благотворительная помощь губернатора? Тоже нет. Может быть, это средства из государственного бюджета? Точно! Именно они. В таком случае выходит, что Партия Регионов пиарится на деньги налогоплательщиков. Нам, наконец-то, построят Дворец Спорта, новый детский садик, отремонтируют дороги. Но сделает все это не власть, которую мы выбирали, а Партия Регионов. Такая себе вечная предвыборная кампания за народный счет. Плюс ко всему скрытая агитация и влияние на избирателя. А как иначе расценивать фразу нардепа Юрия Крука, которую он по несколько раз произносит на всех собраниях по «Народному бюджету»: «В следующий раз мы здесь соберемся в октябре-ноябре, и мы отчитаемся, как освоены эти деньги». Собраться и отчитаться – это, безусловно, здорово. И то, что власть в открытую заявляет о своем намерении отчитаться, несомненно, подкупает доверчивое сердце избирателя. Но как же октябрьские выборы? Партия Регионов их уже выиграла, что так смело строит планы на ноябрь?

экспертное мнение

В конце прошлого года в наш город с лекций приезжал эксперт по вопросам государственного строительства, местного самоуправления и избирательного права – Борис Руснак. Еще тогда мы поинтересовались его мнением о «народном бюджете». И вот что он ответил: «Я не знаю, что такое  «народный бюджет». Я юрист. Есть бюджетный кодекс, и там четко расписано, как какой бюджет называется, и как он формируется. И заниматься самодеятельностью, я считаю, как минимум, некорректно. Не от названия бюджета зависит способ его формирования, а от источников наполнения. Если источники те же, что в прошлом и позапрошлом году, тогда что изменится? Это популизм, причем популизм примитивный», – прокомментировал Борис Артемович.

 Но народ в большинстве своем не возмущается.  Его спросили, чего он хочет, выслушали, нашли деньги на его пожелания, провели тендер на строительство объектов и дали возможность контролировать? Или не дали?

Вернемся к нашему запросу на доступ к публичной информации и попробуем выяснить, где же заканчивается «народный контроль». В запросе мы попросили предоставить результаты тендеров и проектно-сметную документацию по работам, которые будут проводиться в рамках «народного бюджета». Несмотря на «народный контроль», проектно-сметная документация тоже оказалась далеко не в открытом доступе. «Вы хоть представляете, сколько там листов? – возмутился Роман Первушин. – Порядка 3-4 тысяч». Наш вопрос, где взять электронный вариант документации также остался без ответа. Скорее всего, пояснил Роман Владимирович,  с ней можно будет ознакомиться в Управлении капитального строительства (далее УКС), точнее с той ее частью, которая не будет находиться у подрядчика. Вопрос в том, готов ли начальник УКСа пустить в свой кабинет всех желающих ознакомиться  с этими документами и таким образом дать им возможность воспользоваться обещанным правом на «народный контроль»? Или это выше «народного контроля», не «народного» ума дело.

 Еще интереснее обстоят дела с тендером. Всего в тендере, общая сумма которого, по словам начальника УКСа Владимира Елькина, составляет 53 млн., приняли участие две фирмы – одесская ООО «Монолит-строй» и измаильская ЧП «Кингс». Выиграли тендер одесситы. За время написания этой статьи, нашу редакцию пытались упрекнуть в том, что мы, якобы, зря сомневаемся в законности тендера. Так вот, мы не сомневаемся в законности, мы сомневаемся в его прозрачности. Согласно Закона Украины № 1490-III от 22.02.00 «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства», объявление о запланированной закупке публикуются в «Вестнике государственных закупок», издаваемом уполномоченным органом, в других печатных средствах массовой информации, выбранных заказчиком, а также в соответствующих международных изданиях…

Объявление о тендере было опубликовано только в «Вестнике государственных закупок». Ведь согласно этому же закону неопубликование объявления о торгах или об их результатах именно в этом издании обусловливает признание процедуры закупки неправомерной. Что касается других СМИ на выбор заказчика, о них тихо «забыли»? Как видите, все по закону, точнее в утвержденном законом минимуме. Насколько такой минимум эффективный, попробуем разобраться. Общаясь с начальником УКСа Владимиром Елькиным, мы поинтересовались, почему объявление о проведении тендера было напечатано только в одном источнике. «Как по закону положено», – ответил он.  При этом он высказал убеждение, что о проведении тендера практически знали все. «На основании чего, вы сделали такой вывод?», – спросили мы. «На основании того, что это решение прошло через сессию городского совета, и в местных газетах было написано о том, что будет строиться спортивная школа. Кто хотел знать, тот знал», – ответил Владимир Дмитриевич. Как оказалось, начальник УКСа ошибся, о проведении тендера знали далеко не все. Мы общались с директорами крупнейших строительных фирм города, которые не приняли участие в тендере.

 МЧП «Джерело» (директор Анатолий Коньков):

– Знали ли Вы, что исполком проводит тендер по реконструкции недостроенной общеобразовательной школы под спортивную?

– Нет.

–Если бы знали, приняли бы участие?

–Ну, знаете, сложно сразу ответить.

 СМУ 20 (директор Вячеслав Гордиенко):

– Знали ли Вы, что исполком проводит тендер по реконструкции недостроенной общеобразовательной школы под спортивную?

–Нет.

–Если бы знали, приняли бы участие?

–Наверное, нет.

 ЧП «Монолит» (директор Михаил Дору):

 – Знали ли Вы, что исполком проводит тендер по реконструкции недостроенной общеобразовательной школы под спортивную?

– Нет.

–Если бы знали, приняли бы участие?

– Попробовали бы.

 ЧП «Родник» (директор Игорь Дегтярев, депутат городского совета)

– Знали ли Вы, что исполком проводит тендер по реконструкции недостроенной общеобразовательной школы под спортивную?

– Да.

– Почему вы не приняли участие?

–Так решили.

То есть кроме участника тендера ЧП «Кингс», о  тендере знала еще одна фирма, директор которой является депутатом городского совета.

 

Что ж, в прозрачности тендера сомневается не только наша редакция. Мы поинтересовались, что обо всем этом думают депутат областного совета от Партии Регионов Вячеслав Страшилин и депутат городского совета от партии «Фронт Змін» Анатолий Фуфаев.

ВЯЧЕСЛАВ СТРАШИЛИН:

Что ж, на прозрачный тендер власть так и не решилась… Я считаю, на то и проводится тендер, аукцион, конкурс, чтобы общественность видела и понимала, почему эта фирма, а не другая его выиграла. У нас на сегодня не так много фирм, которые могут освоить такие деньги.

 Так как я все-таки часто и много предъявляю сегодняшней власти претензий, в некоторой степени, они восприняли мое пожелание, как очередную претензию, поэтому и не прислушались ко мне. (На последней сессии городского совета Вячеслав Михайлович призывал провести тендер максимально прозрачно с привлечением прессы.)

Если тендер выиграла одесская фирма, мне тогда вообще не понятно. Мы знаем, как работают одесские фирмы. Если это будет сделано также как детский сад «Парус», когда одесская фирма наняла наших же рабочих и из-за бесконтрольности было и недовыполнение, и низкое качество. И сейчас, вместо того, чтобы оставить налоги от заработка в городской казне, мы опять отдаем их Одессе. Непонятно, даже удивительно. Тут, по-моему, прямым расследованием должна заняться прокуратура.

 

АНАТОЛИЙ ФУФАЕВ:

В конце января на 19 сессии Измаильского городского совета выступал народный депутат Украины Юрий Крук, который сообщил, что в Государственном бюджете на 2012 год заложено 10 млн. грн. для строительства Дворца спорта в нашем городе. Тогда же народный депутат сказал, что громада вправе распорядиться этими деньгами по своему усмотрению и в освоении их должны быть задействованы строительные предприятия города.

О целесообразности строительства в Измаиле Дворца спорта я уже говорил. Конечно, я «за» развитие спорта, но – подчеркну – против долгостроя, в который превратится этот объект. Прозрачность использования денег при строительстве, которое длится более двух лет, весьма сомнительна. По словам министра экономического развития и торговли Украины Петра Порошенко сейчас «нужна абсолютно четкая, абсолютно профессиональная антиинфляционная политика». Это, также, касается принципа проведения тендеров. По его же словам, необходимо «обеспечить абсолютно открытый прозрачный механизм открытого свободного доступа к участию в этих процедурах неограниченного количества участников. И, к сожалению, закрытые тендерные процедуры не только не открывают это, а напрямую искажают эту идею, создавая совершенно коррупционные механизмы».

Теперь, когда стало ясно, что строительство Дворца спорта все же будет начато, мы считаем, что было бы правильнее, если бы в работах на таком объекте были задействованы наши измаильские предприятия. Для этого исполкому необходимо было бы перед проведением тендера провести серьезную подготовительную работу и сделать все, чтобы наши строители (и их смежники) получили работу, а местный бюджет – увеличение поступлений.

Неужели в Измаиле некому строить и ремонтировать? Тем более что качество работы измаильских строительных организаций  –  у всех на виду. И деньги остались бы в Измаиле, и спросить есть с кого, да и горожане наши были бы обеспечены работой.

Разве это неправильно? Надеюсь, что ответ очевиден. Но получается все с точностью до наоборот.

«Народный бюджет», начавшийся как инициатива народа и сопровождавшийся мощной информационной акцией, ушел в «тень»... А ведь на каждой встрече красной нитью проходило, что «народ решает – власть выполняет», и контроль будет осуществлять сам народ. Когда же дело дошло до освоения средств, все оказалось под семью печатями. И примером может служить информация о тендере на проведение строительных работ: ее спрятали как можно глубже. Даже пресса узнала о тендере как о свершившемся факте.

Так о какой прозрачности можно вести речь? О проведении тендера объявили по принципу «для галочки, но чтобы никто не узнал». А иначе в нем приняло бы участие большее количество измаильских строительных организаций. К тому же, если речь идет о «народном бюджете», то надо было бы пригласить журналистов: пусть осветили бы в полном объеме, как проходил тендер! Ведь деньги затрачены будут немалые.

Наша задача – сделать все, чтобы процесс освоения этих миллионов был прозрачным и понятным тому самому народу, который якобы и написал проект под названием «Народный бюджет». Пока же, к сожалению, стремление власти к прозрачности своих действий по расходованию средств Государственного бюджета не видно…

Автор: Евгения Дроздова // izbirkom.od.ua

    powered by CACKLE